ИЛЬЯ ПАНФИЛОВ: ВЫПОЛНЯЯ ПРИКАЗ, ЗАБЫВАЕШЬ О СТРАХЕ

Июнь  11, 2010 3734

Только та страна, за которую готовы сражаться и умирать ее граждане, может считаться состоявшейся. В начале девяностых России грозили хаос и развал. Одной из таких болевых точек, кровоточащих ран, стала Чечня.

ИЛЬЯ ПАНФИЛОВ: ВЫПОЛНЯЯ ПРИКАЗ, ЗАБЫВАЕШЬ О СТРАХЕНа пути сепаратистов стали российские солдаты и офицеры. Одним из них оказался Илья Панфилов, будущий Герой России, которого судьба впоследствии свяжет с Сергиевым Посадом.

Илья Борисович родился в Тамбове в семье служащих. Но еще в школе он понял, что будет поступать в военное училище, целенаправленно готовился к этому, ходил на подготовительные курсы. Несмотря на то, что в те годы многие его сверстники мечтали о том, чтобы податься в бизнес и разбогатеть. Но Панфилов о своем выборе не жалел ни тогда, ни позже.

По окончании Тамбовского высшего военно-командного училища химической защиты Илья Панфилов, молодой лейтенант, был направлен в городок Шаханы в Саратовской области для прохождения службы. А уже через несколько месяцев весь его батальон был переброшен в Чечню. В декабре 1994 года Илья Борисович оказался в составе группировки, штурмовавшей Грозный. В тот момент в обществе не было единого мнения о том, нужна ли эта война, и многие солдаты не понимали, что они там делают и зачем. А понимал ли молодой офицер? "Ну, я был всего чуть-чуть старше своих солдат, всего двадцать один год, что я там мог понимать в политике, — говорит он. — Но я попал в разведывательный батальон, где все было очень хорошо организовано. И мы быстро втягивались в боевой ритм, когда уже нет времени раздумывать о философских вещах. А если у тебя на руках гибнут боевые товарищи, которые за тебя пожертвовали жизнью, ты понимаешь, что просто не можешь не сражаться. Страх? Да, страх сперва был большой, но потом, выполняя приказ, о нем как-то забываешь. Хотя смерть всегда ходит рядом. Меня спас восемнадцатилетний рядовой Коля Нестеренко, закрыв своим телом от пули во время боя в больничном комплексе Грозного. Он погиб, а я остался жив. Тот бой, наверное, — самое сильное мое воспоминание о той войне".

По словам Панфилова, за первую чеченскую кампанию звания Героя России были удостоены среди огнеметчиков только двое — он и еще один военнослужащий. Огнемет — потому, что современные огнеметы считаются химическим оружием. Это ведь вовсе не шланг, из которого вырывается струя пламени. Капсула с химическим зарядом вырывается из него и летит, производя в месте взрыва страшные разрушения. РПО-А "Шмель", с которым Панфилову пришлось воевать, дает, как сказано в энциклопедиях, "гарантированный объем поражения до 80 кубометров" (взрыв получается объемным).

Илье Борисовичу из такого оружия пришлось стрелять, например, в подземном переходе на площади Ленина. Риск погибнуть при этом самому был очень велик, но по-другому невозможно было отразить атаку боевиков. То есть, говоря просто, уцелел он чудом.

Илья Панфилов помнит бездарно организованный новогодний штурм Грозного, помнит жестокие бои на улицах, когда непонятно было, где фронт, где тыл, а роковой выстрел мог раздаться с любого балкона. Сухие строки наградного листа свидетельствуют: "В течение 7 января 1995 года огнеметный взвод старшего лейтенанта Панфилова во взаимодействии с 3-й ротой отразил четыре атаки боевиков, продолжая удерживать занимаемые позиции. В ходе боев огнеметы применялись 52 раза. 8 января при штурме Главпочтамта во взаимодействии со 2-й ротой ст. лейтенант Панфилов заменил убитого в бою командира 2-й роты, приняв командование на себя, поднял роту в атаку и первым ворвался в помещение Главпочтамта. Воспользовавшись паникой среди боевиков, 2-я рота во взаимодействии с огнеметным взводом стремительно продвинулась вперед и захватила четыре здания по проспекту Мира. Панфилов командовал ротой до утра 9.01.95 года, когда позиции были переданы подошедшим подразделениям морской пехоты.

Затем был яростный штурм зданий Дома моды и коммерческого банка. Боевики перебегали от окна к окну с тем, чтобы в них труднее было попасть, и вели огонь по наступающим. Однако же Панфилов и его подчиненные применили огнеметы, попадания из которых "зачищали" всю комнату целиком... Их решительные действия позволили уничтожить чеченцев, засевших в банке, с минимальными потерями для нападавших — у наших был ранен всего один человек. Для первой чеченской войны ситуация, к сожалению, не очень характерная. Достаточно вспомнить, как во время неудачной атаки наших военных на Грозный в новогоднюю ночь боевики положили чуть ли не всю Майкопскую мотострелковую бригаду...

Однако же сепаратисты проявляли большое упорство. Уже после того, как мотострелковая рота и огнеметный взвод закрепились в отбитом помещении банка, им в течение суток пришлось отражать атаки боевиков, заняв круговую оборону. Боевики вели интенсивный огонь из автоматов и гранатометов из соседнего здания. Панфилов принял решение его поджечь, чтобы выкурить нападавших. Прицельные выстрелы из огнеметов сделали свое дело...

Еще через день Илья Борисович в составе разведывательного дозора обнаружил позиции склада боеприпасов и артиллерийских орудий боевиков (советская армия, бежавшая в 1992 году из Грозного, бросила там столько оружия, в том числе даже орудий и бронетехники, что боевикам хватило на несколько лет войны). Эти позиции были уничтожены российским огнем.

Затем его подразделение было направлено на разведку в район президентского дворца Дудаева. Собственно, этот "дворец" был бывшим зданием чечено-ингушского обкома партии, высоким, обшитым гранитом, с глубокими подвалами и бомбоубежищами. Для боевиков его оборона была своего рода символом того, что сопротивление российским властям продолжается. В итоге здание рухнуло под ракетно-артиллерийским огнем. Но и для чеченцев, и для российских солдат психологически очень важно было захватить даже руины.

ИЛЬЯ ПАНФИЛОВ: ВЫПОЛНЯЯ ПРИКАЗ, ЗАБЫВАЕШЬ О СТРАХЕ

Опять процитируем наградной лист: "13.01.95 года Панфилов с группой огнеметчиков получил задачу провести разведку зданий, примыкавших к президентскому дворцу. В ходе разведки ст. лейтенант с риском для жизни стрелял из РПО-А в подземном переходе, уничтожая боевиков. 16.01.95 года он, возглавив группу в количестве 12 добровольцев, с боем прорвался к разведгруппе, окруженной боевиками в районе площади Ленина, и до подхода главных сил в течение двух суток вел неравный бой в окружении".

Бойцы, засевшие в здании пекарни, вынуждены были пить воду из труб отопления, потому что чистой было взять неоткуда, и старались экономить боеприпасы. Наконец, подошла долгожданная помощь...

Та командировка окончилась для Ильи Панфилова ранением и контузией. Несколько месяцев он провел по госпиталям. Его боевые заслуги были отмечены “Золотой Звездой” Героя. Однако же сам Илья Борисович говорит, что после этого он не почувствовал, что к нему как-то радикально изменилось отношение окружающих. Разве что несколько изменилось его отношение к себе: он старается быть к себе более требовательным. Больше “горячих точек” в его жизни не было, на поле боя он уже сделал для Родины очень много.

— Снится ли Чечня? — спросил я его.

— Нет, сейчас уже не снится. А раньше снилась. Но, вообще-то, переход к мирной жизни у меня прошел без особых проблем. Я знаю, что у многих ветеранов такие проблемы были, но я как-то легко адаптировался, — ответил он.

После возвращения в строй он продолжал делать военную карьеру. Окончил Военную академию химической защиты, служил в Брянской области. А затем был назначен командиром войсковой части в Сергиевом Посаде — с 2000-го по 2004 год. Ныне он служит в Москве, в Федеральном управлении по безопасному хранению и уничтожению химического оружия, и живет в столице. Но в районе бывает время от времени.

Конечно, то, как сегодня российское общество воспринимает армию, не может не печалить любого военного. И Герой России здесь не исключение. Илья Панфилов полагает, что эти общественные настроения — отражение безграмотных действий по реформированию Вооруженных сил. Но, несмотря ни на что, он полагает, что в армии молодым людям служить необходимо.

Сейчас у Ильи Борисовича подрастают двое детей — дочь 16 лет и девятилетний сын. Интересно, что дочь учится в кадетском корпусе. Не исключено, что в будущем и ее судьба будет связана с Вооруженными силами.

— Это был ее собственный выбор, — с гордостью говорит он. — Она сама захотела стать кадетом. Любит дочь дисциплину? Да, наверное, даже больше меня. Сын, понятно, пока школьник. Но когда подрастет, обязательно пойдет служить срочную. Потому что Родину нужно защищать.

Александр БЛИНОВ

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0