Мнение

Семейные традиции подполковника Стрельца

Октябрь  18, 2011 2958

Подполковник в отставке, многолетний работник районного военкомата Николай Николаевич СТРЕЛЕЦ по роду своей деятельности знаком очень многим. Но ошибется тот, кто сочтет, что вся его биография на виду. За 70 лет военная судьба так носила юбиляра по миру, что он сегодня и сам в затруднении, рассказывая свою историю. Она о том, как парень из деревни стал военным переводчиком, работал с особой миссией в разных странах. Иностранные моряки, авиаторы и другие военспецы из дружественных стран осваивали военное ремесло с помощью толмача Николая Стрельца. Несмотря на кочевую военную жизнь, наш герой создал крепкую семью, воспитал дочь и сына. А теперь в его семье двое подполковников Стрельцов. Причем наследник получил это звание даже раньше отца — в неполные 30 лет. С юбиляром мы говорим о том, кому и почему благоволит судьба.

Семейные традиции подполковника Стрельца

— А ведь вы баловень судьбы, Николай Николаевич. Это же надо: сыну колхозников из сельской глубинки досталась разнарядка на курсы испанского! Это что — необыкновенное везение?

— Скорее упорное стремление моих родителей дать нам с братом хорошее образование. Начиналось все обыкновенно — с учебы в сельских школах за несколько верст от дома. Но учился так, что всем было ясно — такого выпускника надо образовывать дальше. Жаль было огорчать отца, но от карьеры переработчика сахарной свеклы отказался сразу. Сам попросил «неуд» на вступительных экзаменах и показал оценку родителям для полной ясности. Решил не спешить с профессиональным выбором, получил права в автомотоклубе и отправился в армию с шоферской подготовкой. И по всему выходит, что как раз и нашел свою судьбу. Очень горжусь своей первой военной наградой. За безукоризненную службу в группе советских войск в Германии был удостоен чести сфотографироваться у развернутого знамени части, а имя сержанта Николая Стрельца внесено в ее Книгу почета. Той части уже нет давно, но слова из песни не выкинешь.

— Как получилось, что вы так органично вписались в военную ипостась? В вашей семье есть военные корни?

— У нас крестьянский род, а военная примета такая: отец прошел войну, дядя сложил голову на фронте. Получается, что с меня началась в семье кадровая военная традиция. Ни минуты не сомневаясь, я принял направление на курсы испанского в Военном институте иностранных языков. Наш выпуск отправили на Кубу, где я три года осваивал язык, как говорится, в обстановке, близкой к боевой.

— И каков ваш испанский, нет украинского акцента?

— С акцентом все в порядке. Нас, военных переводчиков, наградил за помощь Кубе своей грамотой в то время второй человек в стране — Рауль Кастро. Помню, что даже молодым переводчиком нисколько не тушевался в ситуациях с участием руководителя Кубы Фиделя Кастро. Воспоминания о том периоде остались самые замечательные. Все было молодо, свежо и отношения с кубинцами самые партнерские и человечные. Особый дух свободы ощущался постоянно и проявлялся даже в эпизодах.

Однажды на масштабных военных ученьях произошел забавный случай. Все шло своим чередом, и вдруг кубинский солдат закричал и привлек внимание начальника штаба к какому-то движению на земле. Оказалось, что это зверек, похожий на сурка. Охотничий азарт возобладал над воинской субординацией, начальник штаба схватил автомат и подстрелил дичь — не то кролика, не то крысу. Во время обеда кубинский начштаба нахваливает наваристый суп и спрашивает, как я думаю, из чего приготовлено блюдо? Я призадумался, а кубинец сообщает, что варево как раз из той «крысы». Оказывается, это местный деликатес, потому-то солдат и генерал ликовали, как на удачной охоте.

— Скажите, а как получилось, что после Кубы вы получили направление в Загорский военкомат? Удача отвернулась?

— Служба в подмосковном военкомате — это как раз и было очередное крупное везение. После Кубы мне и другим молодым переводчикам предложили специальную подготовку с освоением английского и некой идеологической подоплекой. Вот эта подоплека нам не понравилась, и мы решили «сбежать» на другое отделение. Сослались на то, что нет способностей к английскому. Наши способности проверили, убедились, что с ними все в порядке, и за демарш едва не укатали в гарнизон на Дальнем Востоке. А у меня уже жена и дочь. Так что приписка к Загорскому военкомату стала для нас крупной удачей. Отсюда при поддержке военного комиссара Павла Алексеевича Шулятьева я еще раз стартовал в военный иняз — теперь уже за дипломом о высшем образовании и за свободным владением французским.

— Как семья отнеслась к вашей новой цели? Ведь в перспективе был еще один зарубежный вояж.

— Именно супруга помогла окончить институт, когда я уже готов был сдаться и бросить свою заочную учебу на четвертом курсе. Годы хронического недосыпания, ночи у магнитофона и со словарями после службы — казалось, сил больше не осталось… Услышав мое пораженческое признание, Екатерина сказала: «Идем в институт». Я даже не стал расспрашивать, что мой домашний «генерал» собирается там предпринимать. А супруга абсолютно спокойно изложила ситуацию двум полковникам и просила помочь отцу семейства окончить институт. И ведь получилось: руководители факультета и кафедры пошли навстречу, институт я благополучно окончил. Получается, что супруга просто спасла. В Алжир мы уехали на три года уже с двумя детьми. Возвратились опять в Загорск.

— У вас в семье прямо-таки профессиональная гармония. Супруга — педагог, у дочери Ирины историческое образование, а вы с сыном Олегом подполковники и технари. Как специалист по военным кадрам, вы видите продолжение военной традиции в своей семье?

— Традиция заложена основательно. Сын служит в подразделении правительственной связи и уже превзошел карьеру отца в том, что стал подполковником в 29 лет. Сейчас присматриваюсь к своему правнуку. Хотелось бы надеяться, что военная династия Стрельцов продолжится.

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Николай Стрелец родился в семье бригадира полеводов и рядовой колхозницы в деревне Новицкое Сумской области Украины. Парень ходил в школу за несколько верст и помогал в колхозе растить телят. Аттестат получил превосходный, родители думали — будет учиться в сельхозтехникуме. Николай предпочел службу в армии. Срочную проходил в группе советских войск в Германии. По единственной на сельскую округу разнарядке военкомат направил его в Военный институт иностранных языков на курсы испанского. Потом была трехлетняя командировка на Кубу.

Стрелец получил высшее образование и освоил французский. Несколько лет служил в Алжире, возглавлял большое бюро военных переводчиков, потом помогал готовить иностранных военных специалистов в учебном центре в Архангельской области. В Загорске семья осела после длительных дальних командировок. Николай Стрелец был начальником 2-го отдела Загорского военкомата, супруга Екатерина Федоровна без малого тридцать лет руководила детским садом. Выросли и получили прекрасное образование дети, сын тоже выбрал военную судьбу.

Десять лет Николай Стрелец работал в системе Спецстроя России, причастен к рождению нескольких оборонных заводов. Сегодня у юбиляра самая мирная профессия — он заместитель директора музыкальной школы по безопасности и охраняет покой юных музыкантов Лозы.

Светлана АНИКИЕНКО, газета "Вперед"



Нравится: 389 / Не нравится: 82