"ПОМНЮ ГЛАЗА МОИХ УЧЕНИКОВ..."

05 апреля 2010 1101

За моими плечами много прожитых лет. Их уже 92. Все чаще моя память возвращается к годам моей молодости, совпавшей с тяжелым испытанием для всего нашего народа — к Великой Отечественной войне.

«ПОМНЮ ГЛАЗА МОИХ УЧЕНИКОВ...»Как кадры из кинохроники, проходят перед глазами события, люди...

1937 год. Я, старшая дочь бедной многодетной семьи, окончила педагогическое училище. Мои первые уроки в Загорской начальной школе №5, первые ученики, первая любовь... Как гордился мной отец! В деревне Семеновское Дмитровского района, откуда мы приехали в Загорск, он был первым коммунистом. И хотя не имел достаточного образования, очень любил литературу, много стихов знал наизусть, организовал избу-читальню и, конечно, привил любовь к чтению и мне. К сожалению, вскоре он трагически погиб, и моей матери досталось одной поднимать пятерых детей.

Я всегда очень любила учиться, стремилась к знаниям, обожала литературу. И вот я — студентка Загорского государственного учительского института. Годы учебы пролетели незаметно. В июне 1941 года я с замиранием сердца прижимаю к груди только что врученный мне диплом. Казалось, впереди ждет только счастье. А через несколько дней страшная весть — ВОЙНА!

Она нарушила все наши планы, надежды. Сколько же испытаний перенесли в эти тяжелые годы советские люди! Немало их выпало и на мою семью. С первых дней войны нас с сестрой мобилизовали на военный завод на Скобянке (сейчас это завод “Звезда”), где мы работали на сборке автоматов ППШ. Но завод вскоре был эвакуирован, а меня направили работать по своей специальности учителем в Ярыгинскую семилетнюю школу (нынче Васильевская школа).

Шла война, а занятия в школах не прекращались. Я помню глаза моих учеников, не по-детски серьезные. Ведь каждого из них коснулась война.

Вскоре в деревне почти не осталось мужчин — все ушли на фронт. Дома, в Загорске, остались мои родные: мама и две младшие сестры. Младший брат Леонард, которому было всего 16 лет, как-то сумел, обманув работников военкомата, отправиться добровольцем на фронт. Другой брат Владимир, мой жених Евгений Волчук и его два брата Юра и Павел тоже ушли на фронт. (После Победы мои братья пришли израненные, с боевыми наградами. А братья жениха остались на полях сражений, один — в Сталинграде, другой — в Венгрии.)

Здесь, в тылу, было голодно. Хлеб выдавали по карточкам. В деревне было немного легче. Мы вместе с учениками работали в поле, на сенокосе, на огороде, словом, как могли, помогали во всех сельхозработах. Мне выдавали зарплату продуктами: то немного муки, то картошки. Но у меня кусок, как говорится, не шел в горло, потому что я знала, как тяжело в городе моей семье. Был момент, когда моя мама, недоедая и отдавая еду дочерям, чуть не умерла, опухнув с голоду.

Несколько часов пешком я шла до станции Хотьково, затем ехала на поезде в Загорск, неся в котомке скудные гостинцы, которые были так нужны моим родным. Переночевав, утром — в обратную дорогу, к своим ученикам. И опять пешком. Наверное, я и дожила до таких преклонных лет, потому что очень много ходила пешком: в войну — из деревни, после войны — из пионерских лагерей, где работала каждый свой отпуск, с 1959 года до самой пенсии — через весь город на работу в свою школу рабочей молодежи.

В тяжелые годы войны я, как и другие учителя, старалась вселить в детей веру в победу. Они с радостью отзывались на все начинания. С детства я участвовала в художественной самодеятельности: играла главные роли в школьных спектаклях, танцевала, но больше всего любила петь. В нашей большой семье все были незаурядные певцы. И вот в школе я организовала хор и танцевальный кружок. С каким увлечением мои талантливые ученики пели и плясали!

И — о, чудо! Наш самодеятельный коллектив был приглашен на смотр в Колонный зал Дома Союзов. В Москву! Нас! Из глухой деревни! В самый разгар войны...

Шить сценические костюмы помогала вся деревня. Доставались из сундуков старинные рубахи, сарафаны, полотенца, ленты. Все шло в дело. Вернулись мы из Москвы окрыленные успехом, счастливые. Ведь нам аплодировала сама Устинова, руководитель известного танцевального ансамбля. А мне подарили меховой воротник из котика. Но не до нарядов было. Мать пошла на базар и обменяла его на хлеб. Были и другие награды: как-то на городском смотре меня премировали отрезом сатина на платье.

Война близилась к концу, это уже чувствовали все. Летом 1944 года, во время каникул, мне удалось встретиться со своим женихом. Как я добиралась до него — это уже другая история. Мы были счастливы несколько дней, но его часть снова куда-то переправили, и я вернулась домой. А в сентябре — снова в школу.

Шли последние дни войны. Наши войска были уже в Германии. Моему жениху каким-то чудом удалось приехать ко мне на три дня, и, конечно же, мы сразу пошли в загс, где зарегистрировали наш брак. Это было 21 апреля 1945 года.

Он успел! Потому что в ночь с 9 на 10 мая, в день Великого праздника Победы, у меня родилась дочь. Она пошла по моим стопам и тоже стала учительницей. Со временем ей было присвоено почетное звание “Заслуженный учитель Российской Федерации”. Каждый год, когда мы с семьей собираемся за праздничным столом 9 мая, мы поднимаем бокалы за мою дочь и за Победу.

А потом был переезд в Загорск, работа в начальной школе №5, вспомогательной школе №7, школе рабочей молодежи №3 (в ней я проработала 27 лет), и снова учеба в педагогическом институте. Работала, даже когда уже была пенсионеркой.

И сейчас, перелистывая альбомы со старыми фотографиями, я все чаще вспоминаю те трудные, но незабываемые годы моей далекой молодости.

Мария Васильевна ВОЛЧУК

Газета "Вперед"