ДЕТИ ДЕЛАЛИ МИНЫ

07 мая 2009 1823

ДЕТИ ДЕЛАЛИ МИНЫ

Перед вами — редкая фотография, сделанная в прифронтовом Загорске осенью 1941 года. На обороте надпись карандашом: "Мастер Потапов со своими подданными". "Подданные" эти —мальчишки 9-12 лет, которые пришли на завод №6 Главучтехпрома вместо ушедших на фронт отцов. В бригаде мастера Потапова их было одиннадцать человек. Слесарь-инструментальщик высочайшего класса обучал пацанов премудростям рабочего дела.

Этот снимок предоставила нам дочь мастера, Людмила Александровна Потапова. Она же рассказала много интересного о своем отце и о том, каким был Загорск во время Великой Отечественной войны.

Школьники, которых мы видим на фотографии, заняты производством противотанковых мин. Все они еще не доросли до "взрослых" верстаков и поэтому работают, стоя на специальных деревянных подставках. В цехе холодно, поэтому все они в теплых робах и шапках.

С начала войны прошло всего несколько месяцев, но производство уже полностью переведено на военный лад. Вместо школьных проекционных фонарей и диапроекторов на заводе стали выпускать корпуса для противопехотных и противотанковых мин и ручных гранат, дымовые шашки. Чуть позже, когда фронт подошел к Москве, освоили сборку автоматов ППШ, ремонт оружия проходящих сквозь город воинских частей.

Сохранилась официальная статистика. За годы войны завод произвел 1062 автомата ППШ, 2062 танковых перископа, 3146 винтовочных перископов (для стрельбы из окопа), 2000 перископов для бронепоездов. Плюс дымовые шашки, корпуса гранат, солдатские котелки (22 732 штуки) и кружки (74 388 штук).

Большую часть мужчин забрали на фронт, трудились в основном женщины и дети. Мастера Александра Сергеевича Потапова призывали на сборный пункт несколько раз. Он прощался с семьей и уходил на фронт. Но каждый раз возвращался, так до передовой и не доехав: дирекция и партком завода подымали большой шум, писали и звонили во все инстанции, доказывая, что заводу без него никак, что на производстве он принесет стране гораздо больше пользы. Как ни странно, это помогало, видимо, аргументы были действительно серьезны. Доказательство чему — сохранившаяся справка Мобилизационного управления Генерального штаба, где сказано, что постановлением Комиссии при Совнаркоме СССР слесарю-инструментальщику шестого разряда тов. Потапову Александру Сергеевичу предоставлена отсрочка от призыва на срок с 31 августа 1941 года по 31 декабря 1941 года. Отсрочка эта потом несколько раз продлевалась.

Как вспоминает Людмила Александровна, труд на заводе был действительно на износ. Отец мог не приходить домой из цеха по две недели кряду, ночуя со своими учениками прямо на рабочих местах, на верстаках или просто на куче деревянных стружек. Спали по нескольку часов, перекусывали — и снова за работу. Было очень холодно и голодно, у отца от недоедания и постоянного стояния у станка и верстака опухали ноги. Придя домой, он не мог просто снять сапоги — голенища приходилось разрезать.

Кроме работы на заводе, Александру Сергеевичу как одному из лучших слесарей города дали очень ответственное задание. Директора окрестных колхозов обратились в исполком с просьбой найти человека, который способен хорошо и быстро точить серпы.

Работу поручили мастеру Потапову. Людмила Александровна вспоминает, что серпы приносили прямо домой в больших количествах, многими десятками, и отец вечерами точил их на кухне. Иногда за это колхозники давали ему немного муки, из которой делали "болтанку" (заливали водой и ели).

Осенью 1941-го — зимой 1942 года через Загорск постоянно шли войска. Людмила Александровна вспоминает, что из дедовского чулана сделали отапливаемую кухню, где часто принимали солдат. Они грелись у печки, сушили на ней одежду. Ночевали, а утром уходили на фронт. Навсегда, чтобы никогда не вернуться.

ДЕТИ ДЕЛАЛИ МИНЫКогда началась война, Александру Сергеевичу было 37 лет. Он — потомственный посадский житель, предки известны в пяти поколениях. Его отец Сергей Потапов, принадлежа к мещанскому сословию, был кустарем, мать — из купеческого рода Пикуновых. В семье было четверо детей, отец специализировался на слесарном деле, в частности, лудил самовары. Жили в достатке, имели три дома (главный дом с мастерской и два для сыновей). Но при советской власти их не тронули, потому что в работе они не использовали наемного труда, все делали сами.

Александр Сергеевич приучался к работе с раннего детства, уже в 13 лет полноценно работал в отцовской мастерской. Образование получил минимальное, три класса церковно-приходской школы, как раз, чтобы уметь писать, читать и считать. В дальнейшем, уже после революции, неоднократно оканчивал различные курсы повышения квалификации. Например, сохранилось удостоверение 1939 года о прохождении им "Программы повышенного техминимума по чтению чертежей".

На шестом заводе вместе со своими "подданными" он проработал до самого конца войны. Награжден медалями "За оборону Москвы" и "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов". В годы войны был занесен в заводскую "Книгу почета". В конце 1950-х — начале 1960-х был депутатом городского Совета. Работать к этому времени перешел на Скобянку, где и трудился до самой пенсии.

Александр ГИРЛИН

Газета "Вперёд"