БУДЬ ЗДОРОВА, ШКОЛА!

28 августа 2009 2573

Современная школа — это не столько барометр общественных настроений, который предсказывает, какой будет страна через десяток-другой лет, сколько чуткий индикатор, незамедлительно сигнализирующий о болезнях экономики. Ведь известно: едва государство начинает испытывать проблемы с деньгами, как одним из первых под нож сокращений ассигнований отправляется образование.

БУДЬ ЗДОРОВА, ШКОЛА!

ЭТО БЫЛО БЫ СМЕШНО

Что же случилось с нашей школой в год пресловутого кризиса? Кому-то может показаться, что и в относительно благополучные для страны годы там и без кризиса уже было нечего урезать.

Весьма болезненным для средних учебных заведений стало сокращение финансирования непрофильных школьных должностей — психологов, мастеров по обслуживанию компьютерной техники и прочих специалистов, не имеющих непосредственного отношения к процессу обучения.

О каком-либо изменении школьного штата, похоже, можно вообще поставить крест. Многие школы продолжают жить по старым штатным расписаниям, оставшимся в наследство еще с советских времен. Понятно, что в обозримой перспективе о создании ставки специалиста по компьютерам там, где его не было, и речи быть не может — оттого и приходится перераспределять его функции, как придется. Та же проблема с психологами или логопедами. Для всех них просто нет мест.

Еще сильнее финансовый спад сказался на так называемых "стимулирующих надбавках" самим педагогам. Например, в гимназии № 5 нам сообщили, что эти поощряющие выплаты были ликвидированы почти полностью.

Сюда попали премии, которые учителя и руководители получают за дополнительную работу в школе сверх существующих обязанностей: это может быть организация семинаров и открытых уроков, участие в подготовке детей к олимпиадам (чем успешнее — тем больше премия), личное участие в конкурсах. Столь приятные и заслуженные поощрения почти исчезли во многих школах.

Надо отметить, что федеральные деньги на ремонт помещений тем не менее продолжают поступать: например, той же пятой гимназии благодаря им к сентябрю полностью будет отремонтирован спортзал.

Что интересно, радикального оттока кадров из школ пока не прогнозируется. Почему? Трудно сказать.

Но ведь только в школе можно услышать такой анекдот:

Встречаются два директора — школы и банка. Директор школы спрашивает банкира:

— Ты своим зарплату платишь?

— Не, денег нет. Но представляешь — на работу-то все ходят!

— Вот и у нас то же самое...

Директор школы подумал и добавил: "А давай сделаем вход на работу платным!" Коллега соглашается. Проходит неделя. Учитель снова спрашивает банкира — мол, как оно? Тот признается:

— Не пришел никто. Бизнес денег просто так не тратит.

— А мои ходят, да еще и деньги экономят!

— Как это?!

— В понедельник на работу, а в пятницу — домой!

ПАДЧЕРИЦА С ВЫСШИМ ОБРАЗОВАНИЕМ

Наши учителя порой с грустью вспоминают предвыборные слова американского гражданина Барака Обамы, который, намереваясь возглавить Белый дом, пообещал: какими бы суровыми не будут времена, существуют две области, которых кризис не коснется — культура и образование.

Добавить бы еще медицину, и получится узнаваемая связка, не так ли? Частые падчерицы российских бюджетов всех уровней и в наши дни чувствуют себя уязвимыми словно прежде. В школе прекрасно знают — культура материальна и даже осязаема. Но только как объяснить мужам, принимающим решения, что культура — это не только невесомый балет на телеканале с одноименным названием? Это что-то куда более близкое к жизни, куда более приземленное.

БУДЬ ЗДОРОВА, ШКОЛА!

Вот лишь один пример. На волне кризиса массовым сокращениям подверглись школьные кружки, где дети могли продолжить образование после уроков. Отдельная ставка организатора культурно-массовой работы оказалась упразднена, и это было не просто сокращение единицы штатного расписания. Без этого человека многие программы, в том числе и по профилактике наркомании, просто рассыпаются.

Однако кризис — явление преходящее, и маятник экономики рано или поздно качнется в другую сторону. Есть надежда, что все эти неурядицы не настолько глубоки, чтобы исчисляться годами, и рано или поздно все придет в норму. В то же время в школах отмечают более глубинные изменения, формирующиеся в обществе, — эти волны куда выше "кризисных".

Меняются сами ребята, которые приходят в класс. По некоторым оценкам врачей, около сорока процентов первоклашек на сегодняшний день имеют мозговые дисфункции. Правда, это вовсе необязательно какой-нибудь пугающий диагноз.

К дисфункциям можно отнести, например, распространенные расстройства внимания — когда ребенок не способен сконцентрироваться на одной теме продолжительное время. Такие дети могут учиться со своими обычными сверстниками, но испытывают большие трудности в большом коллективе. Классы по тридцать человек им просто противопоказаны.

ОН ТАКОЙ КАК ВСЕ — ОН НЕОБЫЧНЫЙ

Родители детей с отклонениями в поведении не раз жалуются на проблемы, возникающие, когда они пытаются устроить ребенка в обычную школу. При том, что закон обязывает школы не делать различий между детьми, трудности порой бывают непреодолимыми. Что и говорить — обычная средняя школа не способна нормально воспитать ребенка, скажем, с ДЦП, и для таких ребят действуют коррекционные учебные заведения.

Но бывает и так, что особенности поведения не выражены ярко, и родителям на протяжении шести-семи лет просто не приходит в голову обратиться к невропатологу или психоневрологу. Учителя начинают подозревать что-то неладное, когда ребенок уже проучился у них определенное время. При том, что интеллект таких детей может быть даже выше, чем у их одноклассников, но эмоционально, на уровне поведения они иные.

В пятой гимназии учатся ребята с дефицитом внимания, с нарушением моторики рук. Плохой почерк в их случае — не признак безответственности, а часть их "я". Им нужна помощь психолога или дефектолога, вот только теперь с этим проблема...

Да и с обычными детьми бывают хлопоты! "Наше время сформировало феномен, прежде абсолютно неизвестный", — заведующая библиотекой гимназии №5 Людмила Сухова приводит его условное название — "один дома". В России есть целые регионы, где родители массово оставляют детей, лишь бы прокормить семью. Мама и папа уезжают на заработки в другой город, а ребенок остается под присмотром родственников.

Наш район это коснулось не сильно, но в регионах дело дошло до того, что местные власти начали разрабатывать новые программы, которые бы помогли родителям остаться рядом с детьми.

О БОГЕ В СВЕТСКИХ СТЕНАХ

Ну а власть федеральная этим летом предложила еще одно новшество — курс, который получил название "Основы духовно-нравственного воспитания". Предполагается, что преподавать его будут в 4-5 классах.

Факультативы по религии преподаются в гимназии № 5 еще с начала 90-х. Когда-то они так и назывались — "История религий". Со временем педагог, который вел факультатив, покинул гимназию, и учебное заведение обратилось к другим преподавателям. В какой-то мере поменялся и вектор лекций.

Это были и семинаристы, и светские люди. Студент академии, который довольно долго вел факультатив, к тому моменту уже имел за плечами педагогическое образование, и это позволяло ему строить факультативы по законам светской педагогики. Но, закончив учебу в стенах Лавры, он приступил к миссионерской деятельности и уехал... в Австралию.

"Очень важно, чтобы такие предметы вел человек со светским образованием. Недостаточно быть просто верующим человеком. Это не воскресная школа", — говорит Людмила Сухова. Замдиректора по научно-методической работе Наталья Балашова в чем-то с ней согласна, но, по ее мнению, и священник может преподавать основы религиозной культуры, не сводя дело к одному Закону Божьему.

Перед тем, как отправить ребенка на такой факультатив, родители пишут заявление, что они не возражают против преподавания "Основ" их ребенку. К слову, из всех пяти нынешних пятых классов только одна семья не поставила подписи под этим документом.

Что же касается инициативы президента Медведева предпочтительно изучать все многообразие духовных путей совершенствования человека, то вряд ли в ближайшее время она воплотится в районных школах. По меньшей мере, велики шансы, что в пятой гимназии ничего не изменится. Официальная причина — отсутствие преподавателей, способных охватить весь объем нового курса и грамотно его преподать.

Также вам могут назвать возможное желание групп родителей другой конфессии (например, ислама) получить в рамках новой дисциплины отдельный курс — на что они имеют право, поскольку это предусмотрено инициативой. Или же выскажутся буддисты или иудаисты — в пятой гимназии не исключают и такие варианты. А отведенных часов на всех желающих не хватит!

В общем, есть все шансы, что все пойдет по проторенной дорожке — никуда не исчезнет старый и добрый курс ОПК, который предложат посещать и мусульманам, и буддистам с иудеями, и атеистам. При этом обязательно сделают ударение на слове (Основы православной культуры) "культура" в названии факультатива.

Но если многообещающую новинку от президента все-таки где-то и возьмут на вооружение, то случится это не раньше марта. Время, что пока имеется, предполагалось бы использовать на обучение педагогов, хотя наши собеседницы не верят, что этого будет достаточно для подготовки.

"Если выйдут документы, по которым мы законно можем оставить то, что у нас сейчас есть, мы это оставим. Но мы не можем ввести этот курс, потому что прежде всего здесь важен преподаватель. Найти его нам было очень трудно", — говорит про существующее положение вещей Наталья Юрьевна Балашова.

КОМУ НЕ СЛАЩЕ?

И напоследок самый наивный вопрос. Кому тяжелее в такой школе — учителям или ученикам?

"Трудно ответить категорично. Современная жизнь постоянно меняется, скорость всех процессов выросла во много раз, стали другими и сами дети. Оттого педагогу нужно меняться самому. При том, что образование всегда считали консервативной штукой, такой машиной, где винтиками являются учителя", — убеждена заместитель директора гимназии.

Учитывая средний возраст педагогов — около сорока, — держаться на плаву во времена, которые меняются в режиме калейдоскопа, им вдвойне сложнее, чем подопечным. Но они постараются.

Владимир КРЮЧЕВ

Фото А. СЕВАСТЬЯНОВА

Газета "Вперёд"