Старый, да удалый!

18 января 2010 2477

Старый Новый год! Наверное, только ленивый не повторяет плоской шуточки: какие мы ай-ай-ай, такое только у нас бывает! Старый и новый одновременно! Ну, допустим, у нас в семье (да, думаю, и не только у нас) этот Старый Новый год называли Русским Новым годом. Не лишено резона — ведь он отражает традиционный для русской истории юлианский календарь, замененный на григорианский (или — "новый стиль") только в феврале 1918 года. А почему бы и не быть Русскому Новому году? Ведь бабахает народ петардами в "китайский", к нам не имеющий никакого исторического отношения "новый год", со всеми этими полосатыми драконами или голубыми свиньями.

Старый, да удалый!

"Надо и Тузику!"

Каким же был этот Новый год, когда еще не стал "Старым"? В общественном сознании существует миф: "В старые времена отмечали только Рождество". Мифу — мифово, а вот среди поздравительных открыток столетней давности, в большом количестве представленных в музейном комплексе "Конный двор" на выставке "Праздники в Сергиевом Посаде. Рождество и Новый год", можно увидеть немало экземпляров с очень конкретным поздравлением — "С Новым годом!".

Детский журнал начала ХХ века "Задушевное слово" (издание строго традиционалистское и консервативное) позволяет нам представить, как это празднование проходило. Предоставим слово милому детищу старушки Клавдии Лукашевич: "Под елкой стоит столик, покрытый белой скатертью. На нем лежат подарки. Они завернуты в бумажки с надписями "Коле от папы", "Шуре от бабушки". Дети в восторге развертывают свои сокровища: Коле подарили краски и книжку, Шуре — рукодельную корзиночку и чайный сервиз. "А что же Тузику нет подарка!" — говорит Шура. "Надо и Тузику", — решают дети, выбирают самый большой пряник, завертывают в бумагу и надписывают "Тузику", потом кладут под елку".

Из всего этого можем заключить — в отличие от "взрослого", серьезного и торжественного Рождества, мы видим веселый детский праздник на Святках. Ведь по юлианскому календарю Новый год приходился именно на Святки. В печатных изданиях тех лет постоянно публиковались святочные рассказы. По законам жанра сначала все должно было быть страшно, а потом — получить житейское (и веселое) объяснение. Святочный рассказ оказался живуч, во многом его схема легла в советские времена в концепцию новогоднего спектакля для детей.

Елка — мещанский пережиток?

Миф второй состоит в том, что большевики отменили празднование Нового года. Нет. К нему у них претензий не было, Новый год (уже по григорианскому календарю) отмечался как светский праздник, причем, как можно понять из предновогодних объявлений, довольно весело. Другое дело — елка. Вот она-то как раз и была объявлена (до 1935 года) религиозно-мещанским пережитком. Были у "потрясателей Вселенной" и частные мнения на предмет летоисчисления. Вполне серьезное издание "Большая советская энциклопедия" высказывало мысль, что, в принципе, исчисление от Рождества Христова — чуждое пролетариату. И правильнее, конечно, начинать отсчет с 1917 года — года Великой Октябрьской социалистической революции. Но страна живет в капиталистическом окружении... Вот другое дело, когда пролетариат победит во всем мире!

С перспективой на далекое будущее автор одной научно-популярной книжки в начале 1930-х подсчитал, что столетие революции, 7 ноября 2017 года, придется на вторник. К середине ХХ века реформаторский пыл наследников Октября поутих, но на смену ему пришел проект, разработанный Международной ассоциацией всемирного календаря при ООН. Предлагался год из 52 недель (364 дня). Недостающий 365 день исключался из счета недель и не имел числа. Он оставался в конце года как Праздник Мира и Дружбы народов. В високосные годы 366-й день также без числа и дня недели вставлялся между 30 июня и 1 июля. В ООН были даже голосования по этому проекту. Однако к соглашению так и не пришли.

"Ребятам весело"

Миф третий — Старый Новый год никак не отражался официально в эпоху социализма. Чему верить, а что — проверить! На помощь нам придут старые газеты, в первую очередь, конечно, "Вперёд".

Обычно в газете, выходившей 13 января (а до начала 1960-х годов "Вперёд" выходила каждый день), подводились итоги выполнения производственного плана предприятиями города и района и работы клубных учреждений в новогодние праздники и зимние каникулы.

Вот, например, в 1960 году в победителях ходили типография, завод автозапчастей, леспромхоз и артель "Большевик" из деревни Морозово, которая шила отнюдь не пролетарских байковых мишек, собачек, зайчиков и лисичек.

О недавних праздниках в газете рассказывали эмоциональный очерк "Ребятам весело" и фоторепортаж Николая Кривенко о новогоднем спектакле в Доме пионеров. Отчего же было весело ребятам, собравшимся в Доме культуры Птицеграда? Во-первых, был великолепный маскарад. Илья Муромец в шлеме, латах и серебряной кольчуге, черный и страшный Мефистофель, Кот в сапогах и даже "Спутник". Победительницей в номинации карнавального костюма стала "Голубая Луна" — Варя Шевырева. После конкурсов и игр детям показывали цветные мультфильмы: "Снегурочка", "Два медвежонка", "Степа-моряк".

А драматический кружок Дома пионеров подготовил небольшую пьесу Александра Антокольского "Зимняя сказка". Суть ее в том, что два мальчика, Женя и Сеня, оказались в лесу. Против них плетут козни злой волк, хитрая лисица и страшная Баба яга. На помощь главным героям пришли Дед Мороз и Снегурочка. (Вспомним схему "святочного рассказа"!) Больше всех оценили зрители, маленькие и большие, юных артистов, игравших Деда Мороза (это был Слава Фомичев), Снегурочку (Таня Иванова) и Бабу ягу (Нина Моросина).

Взрослые жители нашего района тоже получили к Старому Новому году подарки. 13 января 1960 года было опубликовано постановление о введении трудовой книжки колхозника (по образцу трудовой книжки рабочего и служащего). А заведующая городской библиотекой Е. Янкилевич сообщила, что в 1960 году планируется ввести единый читательский билет для всех библиотек города. "С такими билетами читатели могут получить книги в районной библиотеке, городской, в библиотеках Дворца культуры, трикотажной фабрики им. Розы Люксембург, завода Главучтехпрома, Клементьевского поселка, промкооперации", — говорилось в статье "О едином читательском билете". Увы, позднее выяснилось, что к эксперименту библиотеки оказались не готовы.

А по второй программе телевидения 13 января в 21 час 30 минут был показан концерт — повтор новогоднего. Надо отметить, что во второй половине 1960-х годов очень часто к Старому Новому году повторяли по телевидению новогодний "Голубой огонек". И показывали телеспектакль "Старый Новый год".

Мила Капралова на елке в Кремле

Старый, да удалый!Продолжим цепочку совпадений. Вот перед нами фоторепортаж газеты "Известия" о том, как проходила Кремлевская елка 13 января 1954 года. Конечно, никто не заострял внимания на том, что это — Старый Новый год. Давайте прочитаем эту пожелтевшую страницу, тем более что участницей происходившего была и наша землячка, школьница Мила Капралова.

"Каникулы кончились, но елка в Кремле продолжается! Вчера, как и в дни каникул, залы Большого Кремлевского дворца вновь заполнились шумной детворой. По мановению жезла зажигается елка, и вокруг нее кружится веселый хоровод. На эстраде — артист. Он поет песню о мире, и зал — тысячеголосый детский хор — подхватывает припев. А в другом месте продолжаются аттракционы, игры. Каждый находит себе дело по душе. Группа мальчиков с озабоченным видом собирается в вестибюле. У каждого из них альбом и карандаши. Надо успеть многое зарисовать. Одно дело рисовать с фотографии, и совсем другое — с натуры. Девушка в старинном русском наряде останавливает группу девочек и ласково спрашивает: "Ну, какие вчера отметки получили?". "Я пятерку по физике", — отвечает Мила Маркина, ученица 435 школы. "А я пять по русскому языку", — говорит третьеклассница Оля Никитина. Пятерки в первые дни третьей четверти получила и Мила Капралова из подмосковного Загорска".

Кроме того, автор доверительно сообщает: "На елке побывали иностранные спортсмены, гостящие в Москве!"

Праздник вечно молодых

Старый Новый год. Русский Новый год. И все же, все же ты праздник "для тех, кому за...".

Сначала это были люди, жившие в силу убеждения, по юлианскому, "старому" календарю. А потом — все новые и новые поколения, глядя на предательски брошенные у мусорных контейнеров новогодние елки с обрывками мишуры да на предательские морщины и седины, свои и сверстников, на вычеркнутые в записных книжках телефоны, по которым уже некому звонить, бессознательно начинают напевать из Окуджавы "Ель, моя ель, словно Спас-на-крови...". И поздравлять друг друга со Старым Новым годом.

Русский Новый год. Шампанское давно выпито. Мандарины съедены. Надежды неопределенны. Но жить все-таки надо.

Александр ЛУНЕВСКИЙ

Газета "Вперед"