Путешествия

Биатлон: как это было в Австрии

Январь  25, 2012 4878

Февраль 1976 года. Простой советский школьник Олег Федотов лежит дома с высокой температурой. Но он не просто болеет, он еще и болеет. За наших, по телевизору, где показывают Олимпиаду в австрийском Инсбруке.

На экране проносятся биатлонисты, а ему самому остается только мечтать, что когда-нибудь и он окажется среди зрителей и увидит все своими глазами.

И вот тридцать с лишним лет спустя мечта осуществилась: сергиевопосадец Олег Федотов недавно побывал на Кубке мира в австрийском Хохфильцене, расположенном всего в сотне километров от Инсбрука, который гремел на весь мир в том самом 1976 году.

"УТРОМ ОТКРЫЛИ ОКНО И АХНУЛИ!"

Хохфильцен — всем любителям биатлона хорошо знакомо это слово. В крошечной даже по австрийским меркам деревне каждый год проводится один из этапов Кубка мира. Вокруг умопомрачительные горы, рядом — патриархальные дома, дворники носят галстуки, печки топятся дровами (анахронизм какой-то!), на улицах по утрам пахнет дымом.

Биатлон: как это было в Австрии

Еще здесь живет Доминик Ландертингер, чемпион мира, призер прошлогодней Олимпиады. Живет и уезжать никуда не собирается — все, что нужно для тренировок, у него рядом с домом. В местных кафе предлагают марципанового Ланди, как его ласково зовут австрийские и немецкие болельщики. В общем, интересное место.

Поездку организовала общественная организация Союз болельщиков биатлона, которая каждый год предлагает туры на соревнования по всей Европе. Был выбор, и Олег остановился на Австрии.

В это время там проходил третий этап Кубка мира по биатлону (сейчас идет шестой), но поселились болельщики биатлона не в самом Хохфильцене, а в соседнем Фибербрюне, поселке чуть побольше первого.

Биатлон: как это было в Австрии

Это название составлено из двух немецких слов. Первое означает "лихорадка", второе — "источник". Профессор Николай Дурманов, которого многие хорошо помнят как руководителя антидопинговой инспекции Олимпийского комитета России, в Интернете писал напутствия нашим туристам (а среди них были и журналисты): мол, вот вам совет — не пейте воду из-под крана, мало ли что.

Конечно, Дурманов шутил: в спортивном мире хорошо известно, что по легенде вода в местных источниках, наоборот, исцеляет от лихорадки, отсюда и странное на первый взгляд название.

До Мюнхена летели на самолете, потом добирались на электричках с пересадками. В Фибербрюне были только ночью. Жить предстояло не в гостинице, а в доме, который выглядел как... дом. Несколько открытых в любое время суток кухонь с плитами, много ванн, коридоров, общие комнаты и много спален — не похоже на современный отель, где личное пространство ограничено номером.

Ночью за окном ничего видно не было, а когда утром открыли окна, прозвучал всеобщий громкий вздох — такое впечатление произвели заснеженные тирольские горы, освещенные ярким солнцем. Более того, оказалось, что и сам дом находится на горе.

В первый день походили по Фибербрюну. Западный мир к этому времени уже вовсю готовился к Рождеству: в окнах мерцали ангелы, на дверях красовались венки. Неожиданная находка: в местной пиццерии в витрине обнаружилась футболка с автографами известных российских биатлонистов: Черезова, Чудова, Максимова... Выяснить происхождение автографов у хозяина заведения, к сожалению, так и не удалось.

НА СТАДИОНЕ

Почти каждый день, с утра до вечера, они проводили на стадионе в Хохфильцене. Первое, что их поразило, — от более чем скромного деревенского полустанка уходит весьма солидный подземный переход.

Среди болельщиков выделялись норвежцы. Они шли к стадиону колонной, в одинаковых шапках, с крепкими, солидно сделанными флагами. Много встретилось немецких поклонников биатлона, а также наших бывших соотечественников — украинцев и белорусов.

Биатлон: как это было в Австрии

Немало непонятных флагов — очевидно, немецких земель. Наши россияне в группе тоже взяли локальные флаги, например, Удмуртии. Или просто написали на белой полосе триколора "Репьевка" — это под Воронежем.

Были заметны представители фан-клубов. Их легко можно отличить по униформе: на спине курток гордо значилось имя любимого спортсмена, например, иконы немецкого (да и мирового тоже) биатлона Магдалены Нойнер.

Магдалена, она же Лена — двукратная олимпийская чемпионка, десятикратная чемпионка мира. В Германии ее боготворят, раз за разом признают лучшей спортсменкой года. Есть и такие, кто совершенно наивно питает надежду же-ниться на Лене.

С немцами были бы солидарны многие, в том числе и в нашей группе. Как, например, Гриша из Нижнего, который просто светился счастьем, фотографируясь с Нойнер. В целом поболтать и сделать на память снимок со знаменитостями на таких некрупных, как Хохфильцен, стадионах часто не составляет труда.

"Это же Грайс!" — вспоминает Олег удивление, которое испытал, когда рядом с ним прошел, чуть не наступив ему на ногу, трехкратный чемпион мира и трехкратный призер Олимпиады немец Михаэль Грайс. Грайс и еще один чемпион мира, Андреас Бирнбахер, улыбнулись и просто пошли дальше.

Биатлон: как это было в Австрии

И, разумеется, видели в Хохфильцене самого, пожалуй, известного в мире фаната биатлона — колоритного немецкого дедушку, чью шляпу украшает множество значков на тему биатлона, а венчает пара плюшевых игрушек. Особенно дедушку любят телеоператоры. Кажется, ни одна трансляция не обходится без того, чтобы в кадре не появился этот удивительный болельщик. Говорят, ему под восемьдесят, недавно он сильно болел, а потом поправился и совсем недавно слетал на соревнования в Россию, в Ханты-Мансийск.

СЕРИАЛ НА ВСЮ ЗИМУ

Цена билетов на биатлон в Хохфильцене разная. Самые дорогие, на трибуну "А", что напротив стрельбища, обошлись в 45 евро на три дня. Трибуна "B" хоть и подешевле, но тоже имеет свои преимущества — с нее отлично просматривается финиш.

Само шоу начинается задолго до гонки, ведущий берет интервью у спортсменов, что тут же транслируется на большой экран (Олег застал разговор с Ольгой Зайцевой). Звучит музыка, зрители подпевают и пьют глинтвейн, все проходит мирно и доброжелательно.

Биатлон: как это было в Австрии

Вот, кстати, и ответ на вопрос, который волнует многих: что делать на трибунах те 15-20 минут, пока спортсмены не вернутся вновь? На стадионе можно пообщаться, повеселиться и подкрепиться: кроме глинтвейна и пива продаются суп-гуляш (венгерское влияние) и колбаски (наверное, немецкое). Но с чешскими биатлонными стадионными пиршествами, говорит Олег, это все равно не идет ни в какое сравнение.

Хорошо подготовлены немецкие болельщики. Они берут с собой всевозможные трещотки, знакомые по футбольным матчам вувузелы и даже колокола. Не колокольчики, а именно колокола — они большие, их держат двумя руками, и от них закладывает уши.

Интересно, как звук перемещается по трассе — даже не видя спортсменов, особенно на масс-старте, по шуму трибун можно определить, где они бегут в эту секунду.

Если немецкие болельщики самые шумные, то самые, скажем так, голосистые, — это россияне. Почему-то никто, кроме наших людей, не кричит так громко, подбадривая собственную команду.

В первую очередь, биатлон в Хохфильцене — это шоу. "Когда я смотрю биатлон по телевизору, я знаю, кто первый, кто отстает. Я серьезно нервничаю, — говорит Олег. — Но когда смотришь это "живьем", иногда забываешь о самом главном". По его словам, биатлон — это сериал, который продолжается всю зиму. Отличное сравнение!

 

Газета "Вперед"



Нравится: 389 / Не нравится: 82