Президент приветствовал их стоя

22 июня 2005 1639

Когда во время военного парада в юбилейный День Победы на Красную площадь красиво въехала колонна полуторок с бывшими фронтовиками на борту, президент России Владимир Путин и почетные гости на трибуне поднялись в знак уважения к победителям в Великой Отечественной войне. В одной из 14 машин среди 280 военных ветеранов со всей страны была и наша землячка Евдокия Владимировна Лювирович — фронтовой прожекторист, ефрейтор в отставке. Теперь, когда все праздничные волнения позади, мы беседуем с ней на парадные и непарадные темы.

— Евдокия Владимировна, всем запомнился эффектный выход ветеранов на параде. А где находился ваш штаб подготовки и как она была организована?

— За несколько дней до торжеств всех нас разместили в прекрасном пансионате на Клязьме и окружили полным комфортом. В “дамской роте” кроме меня было еще 40 человек. Нас принарядили в красивые костюмы, подобрали всем головные уборы — симпатичные береты. За праздничными хлопотами прошло три дня.

— Волновались? Ведь праздник получил мировой резонанс, столько съехалось зарубежных гостей...

— В пансионате при нашем парадном батальоне безотлучно находился врач. Но за все время я ни разу к нему не обратилась. А вот предоставленным нам правом звонить по телефону, куда душа пожелает, я воспользовалась — поздравляла родных и друзей с Днем Победы. Но все это после “работы” — репетиций накануне парада. Вскоре мы все уже знали свое место в строю. На первых двух машинах ехали Герои Советского Союза и кавалеры орденов Славы, далее ветераны разных фронтов. Наш 20-й отдельный прожекторный батальон, где под моим началом были 24 девушки-прожектористки, относился к Белорусскому фронту. Мы с однополчанами ехали на параде в восьмой полуторке. Потом нас ждал банкет и подарки, каждому вручили знак участника юбилейного парада.

— Евдокия Владимировна, война отдалилась уже на 60 мирных лет. Какие детали военной поры ваша память хранит особенно бережно?

— Чем дальше война, тем отчетливей помнятся не боевые, а человечные эпизоды. Перед глазами стоит мать, просившая меня воспользоваться бронью ЗОМЗа и не уходить добровольцем на фронт. Она уже проводила на войну двух сыновей и мужа в ополчение. И тут же еще одна живая картинка. В 44-м за точную прожекторную наводку и два сбитых самолета вместо обещанной награды выпросила у командира недельный отпуск к маме. Приехала, вся деревня Александровка была на покосе. Мать не могла поверить своему счастью и все удивлялась, что я сохранила довоенные косы.

— Ваша семья дождалась своих фронтовиков после войны?

— Отец в ополчении остался жив. Старший брат Иван попал в плен, сумел бежать и три недели добирался лесом до своей пехоты. А сложил голову в тяжелейших боях под Прохоровкой. Младший брат Алексей мог навсегда остаться на поле бое у Днепра. Опытный санитар чудом догадался, что бездыханный боец еще жив. Домой вернулся без ноги. Позже по распоряжению председателя Совмина СССР Косыгина брату изготовили сложный протез и подарили специальный автомобиль.

— Известно, что своего верного спутника жизни вы встретили на войне. Как это случилось?

— Старший лейтенант Петр Лювирович тоже был прожектористом и обладал таким надежным характером, что, несмотря на молодость, все его называли “батей”. Мы симпатизировали друг другу, а расписаться Петр предложил, чтобы защитить меня от настойчивых фронтовых ухаживаний соратников. Потом оказалось, что этот военно-полевой роман на всю жизнь.

К сожалению, уже нет ни братьев, ни Петра, уходят однополчане. Во время военного парада я старалась вспомнить всех, кто достоин такой чести, но не дожил до юбилея Победы.

Светлана АНИКИЕНКО

Фото А. Севастьянова

Газета "Вперед" №65 (21.06.2005)