Прошлое и настоящее "Абрамцева"

22 августа 2005 1958

К 85-летию музея-заповедника

Для одних Абрамцево — тихий уголок, где можно спокойно провести свободное время, подышать чистым воздухом, благовонным ароматом деревьев и трав, отдохнуть физически и духовно. Для других — поле деятельности. Для меня же Абрамцево — это моя малая родина, которая дается человеку однажды и на всю жизнь.

Музей образовывался трудно. Вот что рассказывала об этом времени в своих воспоминаниях внучка С. И. Мамонтова Елизавета Александровна Чернышова: “Была осень 1918 года. Рушились старые устои. Страшно было в старом Аксаковском доме в темные осенние ночи, когда яркими кострами горели ближайшие помещичьи усадьбы. Мы, стоя около абрамцевского дома, с трепетом смотрели на эти пожары, и сердце сжималось от мысли, что, может быть, завтра будет пылать и наш милый очаг... Но вот приехали представители охраны памятников искусств и старины, и на все двери больших передних комнат первого этажа были наложены сургучные печати.”

Тогда младшей дочерью С. И. Мамонтова Александрой Саввишной был подписан акт о приеме на хранение четырех комнат дома, картин, скульптур, мебели, книг по искусству, образцов деревянных и керамических изделий. Почти два года спустя, 11 августа 1920-го, отдел музеев и охраны памятников искусства и старины Наркомпроса своим решением принял Абрамцево в свое ведение, чтобы устроить в нем музей-усадьбу, и утвердил “смету на 70000 рублей на устройство музея”.

С этого времени Абрамцево стало служить доброму делу просвещения. Экскурсантам с гордостью рассказывали, что здесь Илья Репин написал “Проводы новобранца” и “Не ждали”, Виктор Васнецов “Аленушку” и “Богатырей”, Валентин Серов “Девочку с персиками”. В Абрамцеве создал свои лучшие произведения писатель Сергей Аксаков, владевший усадьбой с 1843 по 1859 годы; Николай Васильевич Гоголь работал здесь над вторым томом “Мертвых душ”. Если бы даже Абрамцево не было славно другими своими делами, достаточно одних этих имен, чтобы навсегда увековечить это место.

Сначала музею было присвоено имя Аксакова, тем самым как бы подчеркивалось его литературное направление, но учитывая, что основное содержание коллекции составляли вещи Мамонтовых и художников абрамцевского кружка, в 1926 году музей был переименован в музей-усадьбу “Абрамцево”.

Собрание тех лет было весьма скудным. Экспозиция размещалась в семи залах из семнадцати основных комнат главного дома. Вплоть до сороковых годов прошлого века некоторые комнаты здесь сдавались дачникам и это создавало дополнительные неудобства и для работников музея и для тех, кто там обитал.

И после революции подмосковное местечко вдохновляло талантливых людей. В довоенном Абрамцеве Вера Мухина работала над скульптурной группой “Рабочий и колхозница”. Режиссер Г. Александров трудился над кинокомедией “Веселые ребята”, Г. Козинцев и Л. Трауберг — над “Юностью Максима”.

Во время Великой Отечественной войны в музее размещался военный госпиталь, а экспонаты были вывезены.

Возрождение музея началось в конце 70-х. В границы заповедника постановлением правительства РСФСР были включены все основные исторические строения и памятные места. Определена территория — 160 гектаров, проведены реставрационные работы на всех основных объектах, которые до этого не включались в музейный показ, а также — благоустройство усадебного парка.

Первое, с чем столкнулось тогдашнее руководство музея, — это оформление земель под заповедную территорию, а также вывод дома отдыха “Абрамцево”. Если вопрос с домом отдыха занял 10 лет и был решен, то землеустроительные дела тянутся до сих пор. Вместо 160 гектаров музею-заповеднику выделили только 48, правда, эта земля теперь уже неприкосновенна и имеет кадастровый номер.

Тем не менее возмущает тот факт, что новое руководство музея посягнуло на заповедную зону. Вырубаются мемориальные деревья, нарушая сложившийся исторический ландшафт. “Поленовский” пруд вычистили бульдозером. А ведь этот пруд описан И. Тургеневым в романе “Дворянское гнездо”.

Главный усадебный дом, где располагалась основная экспозиция, заброшен; его реставрация оборвалась в завершающей фазе ровно год тому назад. Поговаривают, что дом хотят раскатать по бревнам и на том месте поставить новодел. А еще построить развлекательно-увеселительный центр, вместо гончарных и столярно-резных мастерских в духе М. Врубеля и Е. Поленовой. Беспричинно, на мой взгляд, не работает один из основных объектов показа — церковь.

Музей-заповедник на протяжении последних 25 лет был настоящим храмом муз. Здесь проводились творческие вечера, встречи с художниками и писателями, силами сотрудников ставились спектакли, работала “Абрамцевская гостиная”, читались лекции по истории искусств, снимались кино - и телефильмы... Теперь этого нет.

Видимо, чем-то заболел дорогой моему сердцу заповедник.

Кузьма АБРАМОВ
Газета "Вперед"