Кризиса на рынке кредитов не ожидается

20 сентября 2006 3138

Кризиса на рынке кредитов не ожидается По мнению ряда экспертов, бурное развитие в России рынка потребительского кредитования способно привести к росту числа дефолтов частных заемщиков и, как следствие, к новым финансовым потрясениям. Возможно ли такое? Насколько велики связанные с потребительским кредитованием риски заемщиков и самих банков? На эти и другие темы мы беседуем с Председателем Совета, Президентом Ассоциации региональных банков (Ассоциации "Россия") Александром Мурычевым

"Yтро": Потребительское кредитование в России развивается бурными темпами. Создается впечатление, что банки всеми способами пытаются выдать, а возможно и навязать частным лицам как можно большее количество кредитов. С чем, на Ваш взгляд, это связано?

Александр Мурычев: Это объективный процесс. Только я бы не стал говорить, что банки кому-то что-то навязывают. Банк – это экономическое учреждение, и, безо всякого сомнения, он действует с учетом активно развивающегося рынка потребностей. Весь мир живет в кредит, и Россия здесь не является исключением. События трех последних лет показывают, что у нас практически 100%-й ежегодный прирост физических объемов потребительского кредитования. Все большее количество населения получает доступ и возможности пользоваться кредитами. Банки реагируют на такой спрос, создавая предложение. Это целый ряд кредитных услуг для клиентов с разным уровнем достатка. Сюда входят и программы по предоставлению ипотечных кредитов, и микрокредиты для удовлетворения текущих бытовых потребностей. Все это - весьма позитивные тенденции, которые имеют место быть в российской экономике и в банковском секторе в частности.

"Y": Бурное развитие потребительского кредитования на фоне низкой экономической грамотности населения и ненадежности материального положения значительной его части порождает опасения относительно возможности массовых частных дефолтов и прочих напастей. Насколько велики подобные риски?

А.М.: По мере роста объемов кредитования, численности частных заемщиков, риски, конечно, возрастают, это вполне естественно и очевидно. Однако исходить нужно из того, что же мы на сегодняшний день имеем в этой области. Это необходимо для того, чтобы сравнить, насколько это критично, опасно или вовсе не опасно. Давайте посмотрим на цифры. Сегодня у нас объемы потребительского кредитования выражаются следующими цифрами: если взять последние данные на 1 июля 2006 г., то физическим лицам, гражданам Российской Федерации выдано кредитов на сумму 1 трлн 517,4 млрд рублей. При этом просроченная задолженность, по официальной статистике, составляет 2,57%. В физическом объеме это где-то порядка 40 млрд рублей. В соответствии с мировыми стандартами, это никак не может рассматриваться как критическое состояние. Но это официальная статистика, есть, конечно, неофициальная. Не все банки, по разным причинам, подают объективную информацию, не будем эти причины разбирать, но учитывать это нужно. Если увеличить официальную статистику в три раза, мы получим более или менее реальное отображение состояния дел. Это примерно 7-8%. Если бы было больше 10%, то можно было бы говорить о том, что проблема существует и нужно принимать какие-то меры.

Поэтому если вспомнить о том, что сейчас в СМИ превалируют прогнозы "специалистов" о том, что на нас, якобы, надвигается банковский кризис, то это явное передергивание фактов. Это не соответствует действительности, и не надо никого пугать. Скорее, стоило бы обратить внимание на то, что целый ряд экспертов банковского дела приходят к осознанию того, что российский банковский сектор выходит сегодня на новый качественный уровень в области предоставления кредитов физическим лицам. Пока же этот рынок у нас – непаханое поле. Если брать объем выданных кредитов физическим лицам в странах Восточной Европы, то в отношении к ВВП это 12-15%. В США и Западной Европе это уже до 45%, у нас же всего где-то 6-7%. Поэтому можно сказать, что мы находимся только на старте полномасштабного процесса кредитования населения.

Эксперты утверждают, что по мере роста и развития этого направления нужно вырабатывать определенные правила, выстраивать законодательство, которое, с одной стороны должно защищать кредиторов, с другой - заемщиков. В том числе нужно инициировать и законопроекты, связанные с введением института банкротства физических лиц. Этот институт существует во всем мире, нужно, чтобы он был и у нас. Наша ассоциация является сторонником создания такой системы. При этом мы считаем, что эта система не должна будет иметь перегибов в сторону интересов либо банков, либо их клиентов. Наоборот, в ней должен присутствовать баланс интересов обеих сторон.

"Y": Как, на Ваш взгляд, банк должен воздействовать на физическое лицо, которое оказалось не в состоянии обслуживать свой кредит? Поможет ли здесь банкротство физлиц?

А.М. Законодатель должен четко прописать, при каких условиях наступает это банкротство, каков порядок рассмотрения и что можно изымать у банкрота в пользу банка, а что нельзя. При этом эти правила должны выражать интересы всего общества. Этот закон должен защищать добросовестного заемщика. Также должны быть установлены определенные социальные нормы, свыше которых на человека не может налагаться взыскание в пользу банка. Это связано с социальными нормами на недвижимость и прочими нормативами. В законодательстве все это должно быть просчитано. Сейчас же все происходит наоборот. У нас есть люди, которые берут кредиты и осознанно их не возвращают - это целевые мошенники, для такой категории заемщиков ответственность должна быть повышена.

Хотя все-таки в большей степени я бы говорил об экономической непросвещенности граждан. Нельзя, например, при зарплате в 5 тыс. руб. брать кредит на два месяца объемом 100 тыс. рублей. Банки предлагают сегодня самые различные варианты кредитования, но граждане при этом должны быть предельно внимательными. Необходимо прочесть от корки до корки договор, и, если что-то в нем не понятно или не устраивает, не надо стесняться задавать вопросы. До того, как будут получены ответы на все вопросы, интересующие заемщика, я настоятельно рекомендую не подписывать никаких соглашений.

"Y": А в обязанности банка разве не входит проверка платежеспособности заемщика?

А.М. Конечно. Банк заинтересован в том, чтобы не было спорных моментов. Проводится мониторинг оценки платежеспособности заемщика. Но по мере развития самой кредитной деятельности, в особенности микрокредитов, к сожалению, начинают превалировать упрощенные схемы проверки платежеспособности гражданина. Не требуется ни залогов, ни поручительства.

Но тут есть проблемы, если можно так сказать, роста. Банкам выгодно выдавать как можно больше кредитов. Если есть спрос, значит нужно формулировать предложение. Поэтому доходы у банков высокие, так как риски невозврата закладываются ими в стоимость кредита, то есть в проценты по нему. Это очень важный момент, который присутствует, и его надо знать и видеть. С другой стороны, получается, что население действительно испытывает потребность в получении этих кредитов, оно готово тратить, раз берет деньги под такие высокие проценты.

"Y": Хотелось бы вернуться к вопросу банкротства частных лиц. Если брать европейскую практику, то согласно законодательству многих стран у банков практически не остается объектов, на которые можно наложить взыскание. Зачастую за долги нельзя забрать и продать квартиру, машину, землю и прочую собственность. Если мы будем перенимать эту практику, что же мы в результате получим - человек не возвращает крупный кредит, в отношении него начинается процедура банкротства, но ни квартиру, ни машину у него забрать нельзя. К нему приходят домой, а там ничего ценного - старая мебель и прочее имущество, которое ничего не стоит. И что дальше?

А.М.: Это вопрос в оценке кредитоспособности со стороны банка. Действительно бывают случаи, когда деньги выдаются без прохождения соответствующего скоринга. Но ведь человеку задают вполне понятный вопрос: в состоянии ли он выплачивать долг. Да, действительно, если мы будем иметь институт социального банкротства, то суд примет его сторону. В этом тоже проблема, но это опять-таки проблема роста. Потому и экономика у нас развивающаяся: вчера мы жили в одних экономических условиях, сегодня - в других, завтра - в третьих. Но при этом нормы цивилизованного общества диктуют вполне конкретное поведение гражданина, который занял деньги. Банк должен быть заинтересован в возврате кредитов и заинтересован в достижении досудебной договоренности. Поэтому при возникновении у частного заемщика каких-либо финансовых затруднений, самое лучшее, что ему стоило бы сделать, - это сразу обратиться в банк.

"Y": Не получится ли так, что через какое-то время люди поймут, что в случае невозврата кредита возможности банка по взысканию долга с неплательщика существенно ограничены, и не приведет ли это к снижению ответственности заемщиков. Ведь, в конце концов, это может стать даже не столько способом мошенничества, сколько образом жизни. Не преступник, но и не совсем добросовестный человек просто будет четко знать о том, что существует определенная граница, за которую банк зайти не может, и будет пользоваться этим по необходимости…

А.М.: Пока нет определенного сложившегося мнения по поводу того, что есть банкротство физического лица. Классический пример - Франция или Австрия, здесь действительно существуют люди, которые хорошо знают законодательство и намеренно берут курс на банкротство. Более того, это есть и у нас, и это будет, и никуда мы не денемся. И тем не менее есть же у нас минимальные нормативы, допустим 20 кв. м жилплощади на человека, или шесть соток земли. На остальное, к примеру, можно уже налагать взыскание. Одним словом, это вопрос, на который уже есть ответ в мировой практике. Такая категория граждан всегда была и будет, но это все-таки уже элемент мошенничества. Мы же хотим цивилизованных отношений, и изначально ставка делается на добросовестного заемщика.

"Y": Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития ипотеки в России? Стоит ли в ближайшие три-четыре года ждать заметного снижения ставок и увеличения сроков кредитования?

А.М.: Да, снижения ставок стоит ожидать в течение двух-трех лет, для этого есть все причины. Давайте начнем с того, что сейчас все большее число банков начинает осваивать программы ипотечного кредитования. Очевиден рост: если 2004 год можно считать годом рождения ипотечного кредитования в России как такового - его размер тогда составлял 0,1% от ВВП, то сейчас (на 1 июля) - это уже где-то 0,6%. По прогнозам экспертов, к концу 2006 г. ипотечных кредитов будет выдано на сумму 108-110 млрд рублей. И все же в фактических объемах это еще очень и очень мало. Для сравнения: в странах Восточной Европы на ипотеку приходится от пяти до 20% ВВП, а в развитых странах Запада - 60-65%.

Кстати, мы провели интересное анкетирование среди банков, чтобы выяснить, как они сами рассматривают перспективы ипотеки. Мы пришли к интересным выводам. Опрос проводился среди группы из 61 банка, в число которых входили как крупные, так и средние региональные банки. Анкетирование показало, что среди российских кредитных учреждений интерес к ипотеке крайне велик. В среднесрочной перспективе банки ожидают снижения рентабельности ипотечных операций, что связано, прежде всего, с усилением конкуренции на данном секторе рынка. Основным источником формирования ресурсной базы для ипотечно-жилищного кредитования на сегодняшний день банки рассматривают следующее: депозиты физических лиц (первое место), депозиты юридических лиц и собственные средства. Они констатируют, что предложение долгосрочных финансовых ресурсов на рынке пока еще сильно ограничено. Также на рынке отсутствует возможность рефинансирования задолженности. Это основные сдерживающие факторы развития ипотеки.

"Y": Существуют ли какие-либо особенности российской ипотеки? Что нужно для ее развития?

А.М.: Анализ структуры портфелей ипотечных кредитов банков показал, что наиболее привлекательным для них остается сегмент финансирования покупок вторичного жилья. И это правильно. Потому что если мы говорим о классической ипотеке, то здесь банки не так сильно рискуют, предоставляя кредиты под конкретное жилье, которое существует и может рассматриваться как залог.

Банкиры сейчас выражают серьезную обеспокоенность текущей ситуацией на российском рынке жилой недвижимости. Большинство считает, что положительная ценовая динамика на рынке жилья должна сохраниться, и по результатам года прирост цен составит 10-20%. За повышением цен на недвижимость стоит в первую очередь спекулятивный мотив покупателей: перепродажа, инвестирование средств и так далее.

Но самое главное - банкиры считают, что нужно пересмотреть приоритеты по развитию жилищного строительства. Первично нужно заняться строительством предприятий по производству строительных материалов, то есть развить стройиндустрию. Сегодня в России спрос на жилье намного опережает предложение. Поэтому необходимо создание развитой стройиндустрии, способной производить столь недостающие квадратные метры. С появлением значительного количества реального жилья ипотека станет не абстрактным разговором, а вполне конкретной процедурой. Кредиты будут браться под реальные квартиры в реально существующих домах. И тогда дело пойдет.

"Y": Какие выводы можно сделать из последних двух лет развития ипотеки в России?

А.М.: Здесь мы делаем пока еще только первые шаги - и банковский сектор, и экономика России в целом. Это совершенно новый сегмент кредитования, который пока крайне мал. Если говорить о готовности населения брать кредиты на жилье, то оно пока психологически не готово. Оно все еще не уверено в завтрашнем дне, даже в том случае, если сегодня живет в относительном достатке.

"Y": А насколько вообще реально создание в России многоуровневой ипотечной системы с участием ипотечных агентств, выпуском ипотечных ценных бумаг, рефинансированием, как, например, в США? Это ведь позволяет поставить ипотеку на поток. Благодаря этому большинство американцев обзаводятся жильем в кредит. Что для этого нужно нам?

А.М.: Наше законодательство пока еще не готово к таким схемам, но мы постепенно к этому подходим. Рынка ипотечных бумаг у нас пока не существует и ипотечные агентства их пока (по американской схеме) не выкупают. Так что главное сдерживающее обстоятельство – это отсутствие рынка ипотечных бумаг. Если он начнет работать, появится больше ресурсов, которые можно было бы заимствовать на рынке ипотечных бумаг. Это будет выход на принципиально иной уровень. Но мы к этому идем.

"Y": Можно ли сказать, что ипотеку в России ждет такой же бум, как и потребительское кредитование?

А.М.: Без всякого сомнения! Потому что даже в сравнении с 2004 г. мы видим заметное увеличение. Все больше и больше людей берет ипотечные кредиты. Главное – создавать для этого необходимые правовые условия и защитить кредиторов. Нужно развивать рынок ценных бумаг и в целом финансовый рынок. Государство должно регулировать этот процесс через создание институтов рефинансирования этого рынка. Но этого явно недостаточно, потому что мы сейчас говорим о так называемом рынке развития, о котором скоро будет принят закон. Основная задача - чтобы этот институт стал институтом залогов и поручительства, и рефинансирования. В перспективе в банковской среде начнет усиливаться специализация. Будут появляться классические ипотечные банки, работающие по особым условиям и обладающие собственными возможностями по выпуску ценных бумаг. Возможно, это будет уже через пять-семь лет.

Источник: сайт utro.ru