ГИБЕЛЬ ОМОНА: КАК ЭТО БЫЛО

23 марта 2009 5550

ГИБЕЛЬ ОМОНА: КАК ЭТО БЫЛО

Время перемен выбрало их. Помянем погибших бойцов и вспомним, как это случилось. Накануне 9-й годовщины гибели в Чечне семнадцати бойцов сергиевопосадского ОМОНа я встретилась с вдовой погибшего командира отряда Любовью Александровной Маркеловой. Память — это все, что ей осталось, потому она живет этим и бережно охраняет доброе имя своего супруга, полковника Дмитрия Афанасьевича Маркелова, основателя сергиевопосадского ОМОНа.

Писали и говорили об этой трагедии немало, но полной картины происшедшего 2 марта 2000 года в Старопромысловском районе Грозного не мог дать никто. Я думаю, приблизиться к правдивому рассказу, отражающему действительность, можно уже сейчас, но только приблизиться и только при тщательном, детальном анализе свидетельских показаний. Около ста участников этого боестолкновения давали показания на трех судах, где пытались установить хотя бы частичную хронологию цепочки событий. Участники и очевидцы этого события, а также те, кто был причастен ко всему происшедшему (вернее, у кого удалось получить хоть какие-то свидетельские показания на судах), рассказали следующее:

Отправка эшелона с подразделениями милиции ГУВД города Москвы и ГУВД Московской области к местам несения службы в Северо-Кавказском регионе была назначена на 29 февраля 2000 года с первого пути Казанского вокзала в 16 часов 13 минут. Прибытие на станцию Моздок (Северная Осетия — Алания) планировалось на 3 часа 00 минут 2 марта 2000 года. Отправка эшелона в обратном направлении из Моздока планировалось на 3 марта (на нем должны были уехать сменившиеся отряды).

Согласно приказу, личный состав обеспечили всем необходимым на местах: автоматами Калашникова, пистолетами Макарова (для командиров), тройным боекомплектом, приборами для ночного видения и стрельбы, осветительными ракетами, биноклями, средствами индивидуальной защиты, спецсредствами связи, фонарями, обезболивающими, кровоостанавливающими и дезинфицирующими медикаментами и другим имуществом, согласно табелю положенности. В декларации на вооружение, боеприпасы, средства связи и тыловое обеспечение, перевозимое ОМОН ГУВД МО (г. Сергиев Посад) по маршруту Москва — Моздок, командир ОМОНа Д. А. Маркелов указал: общий вес груза — 20 тонн. Весь этот груз был отправлен из Сергиева Посада 28 февраля на четырех машинах. Они приехали в Моздок вечером 1 марта и ожидали прибытия эшелона с бойцами. Заместители сергиевопосадского и подольского ОМОНа переоформили в штабе документы на остающееся базовое оборудование.

Прибывший в Моздок эшелон был расформирован согласно приказам: отряд ГУВД г. Москвы остался в Моздоке, один отряд ППС ГУВД МО был направлен в пос. Рубежное, второй отряд — в г. Урус-Мартан, ОМОН Сергиева Посада — в Грозный, еще два отряда в составе эшелона были направлены в Гудермес. Всего через Моздок за 2 марта прошло 10 отрядов, за 1 марта — 17 отрядов. Эта подробность важна, если оценивать готовность высшего военного руководства обеспечить броневое сопровождение и авиационное прикрытие каждому отряду: получается, для этого нужно было бы дополнительно содержать целую армию.

Для доставки в Грозный личного состава сергиевопосадского ОМОНа в г. Моздоке штабом были выделены шесть "Уралов". Колонну из 11 машин возглавил "Урал", в котором находилось восемь подольских омоновцев. По приказу командира мобильного отряда и коменданта Старопромысловского района города Грозного они прибыли в Моздок 1 марта для встречи и сопровождения своей замены — сергиевопосадских омоновцев. Перед отправкой на базу Маркелов сдал в штаб декларацию на вооружение и списки личного состава (со 2 марта стали начисляться "боевые" деньги), провел инструктаж личного состава. Связь внутри отряда держали по "седьмому" каналу. У заместителя командира ОМОНа — С. А. Масленцева, находящегося в последней машине колонны, кроме своей рации, была рация, настроенная на "восьмой" канал — волну подольского ОМОНа — для связи с их командиром Тихоновым, который находился в головной машине. У него, в свою очередь, была еще и радиостанция "Кенвуд", позволяющая связаться с мобильным отрядом и другими подразделениями в Чечне. Вторая радиостанция "Кенвуд" находилась на базе подольского ОМОНа — в Старопромысловском районе города Грозного. Свою радиостанцию Тихонов обязан был передать Маркелову по прибытии на место дислокации. Маркелову были известны основные позывные подразделений Федеральных сил: "Байкал-100" — штаб в Ханкале, "507" — командир мобильного отряда, "Челны" — штаб мобильного отряда, "Град-4" — ОМОН г. Щелково, "Фергана" — пост в Грозном.

Маркелов требовал броневое сопровождение, но ему было отказано (до 2 марта 2000 года броне- и авиасопровождение для колонн не выделялось). В тот день 2 марта все сформированные колонны из состава эшелона выдвинулись из Моздока без какого-либо прикрытия. Маршрут движения (Моздок — Горагорск — Грозный) определил для сергиевопосадского ОМОНа комендант Старопромысловского района города Грозного. Через час по этому маршруту отправился также отряд ППС МО в Урус-Мартан, находящийся южнее Грозного.

Около 7 часов утра Маркелов получил разрешение на выдвижение отряда к месту дислокации. В 8 часов остановились на первом блок-посту — для предъявления документов при въезде в Чеченскую Республику. Пропуском служило личное удостоверение, которое предъявил командир подольского ОМОНа Тихонов — он вел колонну на смену своих бойцов. Маркелов находился в предпоследней машине колонны — "УАЗе". Замыкал колонну "ЗИЛ", в которой находился Масленцев.

По пути к Грозному останавливались на блок-постах еще несколько раз. На Горагорском перевале обогнали колонну "наливников" (они доставляли топливо в Грозный) и колонну софринской бригады, шедших также без броневого сопровождения. Последний блокпост находился в пяти километрах от места дислокации. Далее колонна шла по территории, контролируемой подольским ОМОНом, под наблюдением взвода бойцов подольского ОМОНа, находящегося на высоте "319".

Слева в двадцати метрах от дороги в три ряда тянулись железобетонные заборы, за которыми располагались полуразрушенные промышленные пос- тройки и далее база подольского ОМОНа (блокпост № 53). Справа по ходу движения располагался населенный пункт, носящий название Подгорное. Колонна должна была проехать вдоль забора, в конце повернуть налево и остановиться на блок-посту № 53. Вытянувшись на 700 метров по прямой линии, цепочка машин стала мишенью для расстрела.

На базе подольского ОМОНа ждали сергиевопосадцев с минуту на минуту. Надо было их разгрузить, загрузиться самим и до 16.00 — до темноты — успеть прибыть в Моздок. 9 часов 26 минут. Командир подольского ОМОНа Тихонов на подьезде к блокпосту № 53 сообщает по рации своим на базу: "Подъезжаем".

В этот момент раздаются одиночные выстрелы. Потом выяснится: снайперы били по лобовым стеклам, целясь в головы водителей первой и последней машин. Два выстрела из гранатомета со стороны поселка — и огнем охвачены два "Урала". Затем начался шквальный огонь по колонне со всех сторон, и омоновцы по команде Маркелова покидают машины и начинают отстреливаться. Вспышки выстрелов на расстоянии 30-40 метров видны из окон частных домов, расположенных в поселке. С чердака бьет пулемет. Водитель четвертого "Урала" убит. Машина проехала немного и загородила проезд. Алексей Шилихин ведет автоматный огонь по дому напротив. Он будет убит тогда, когда подойдет подмога — БТРы, чтобы загородить броней лежащих на дороге бойцов. Это начальник разведки, получив по рации сигнал "кольцо", послал состав разведдозора на КПП № 53, сформировал две группы: одну для эвакуации раненых, другую для прикрытия отстреливающихся бойцов. Они выполнили четыре рейса. Группа прикрытия вела огонь по огневым точкам противника. Стреляют из орудий подъехавшего БМП, работает гранатомет АГС-17.

Тем временем подольчане, получив около 10 часов по радиосвязи команду "нападение", занимают места согласно боевому расчету. Ворота и вся база подольских омоновцев находится под плотным огнем. Из промышленной зоны неизвестные стреляют не только в сторону базы, но и в спины свердловчан, находящихся за забором. По подольчанам стреляют также из горного села напротив. Было видно, как полыхали две машины, по радиостанции слышны крики о помощи. Группа подольских бойцов пыталась выдвинуться к обстреливаемой колонне, но тщетно — огонь по базе велся еще интенсивней. Только с прибытием БМП, БТРов и 22-й бригады СН ВВ (софринцев) удается дать достойный отпор, оказать помощь раненым и начать эвакуацию. Бой длился более трех часов, в ходе него были понесены тяжелые потери. 57 человек получили ранения различной степени тяжести. Среди 17 убитых сергиевопосадцев — двое умерли от потери крови, пятеро сгорели в "Уралах", вернее, под карданами машин, один человек умрет позднее (11 марта) от заражения крови, девять человек погибли от снайперских выстрелов (почти все от прицельных сквозных ранений в голову). Одним из первых погиб командир сергиевопосадского ОМОНа Дмитрий Маркелов.

Наталья ИВАНОВА

Продолжение следует...