НА САМОЙ ПЕРЕДОВОЙ

09 марта 2010 4384

Ох уж эти женщины! Там, где трудно, там они. Если в Госдуме или совете позаседать, по этой части у нас в первых рядах мужчины. А, к примеру, за скромную зарплату детей у рожениц принимать — это по бабьей части.

Кира Феликсовна Жгельская работает в нашем роддоме сравнительно недавно, но смелости и решимости в нужном людям деле у нее вполне могут поучиться представители сильного пола.

НА САМОЙ ПЕРЕДОВОЙ

По статистике у нас по-прежнему рождается больше мальчиков. Куда они потом деваются? Проходит тридцать лет — и уже дам больше, чем джентльменов. И получается, что не всегда есть тот любимый и заботливый, кто поздравит с 8 Марта, гордо неся в руках букетик мимоз. Но дамы не унывают. Они уже давно не тыл мужчины, они давно на передовой. Например, там, где человек приходит на этот свет.

С праздником, дорогие женщины!

В роддоме вновь поступившие Киру Феликсовну Жгельскую часто называют просто Кирой. И только потом, узнав, что изящная, похожая на балерину молоденькая девушка — врач-акушер со стажем, и услышав ее решительный голос, — по имени-отчеству.

Кира и правда когда-то мечтала стать балериной, учителем или врачом. Балетная карьера не состоялась: там, где они жили с мамой, серьезной балетной школы не было. Но Кира и не жалеет: профессия врача всегда манила ничуть не меньше.

Вопрос, какую выбрать специализацию, тоже не мучил. "Акушерство понравилось сразу, еще когда в институте посещали родильное отделение, — вспоминает Кира. — Ну как почему? Детки. Новая жизнь".

В общем, человек она цельный, что сегодня не так часто встретишь даже среди мужчин. Знала, что хотела. Добилась, чего хотела. И работает там, где хочется.

Это и правда здорово, когда на твоих глазах, да что на глазах — прямо из-под твоих рук на свет появляется новая жизнь.

— Первые роды, которые пришлось принимать, запомнили? — спрашиваем Киру Феликсовну.

— Конечно, — улыбается она. — Это было еще в интернатуре, которую я проходила здесь же, в нашем роддоме. Мне сказали: "Иди на роды". "Как, — говорю, — одна?!" И пошла. Все прошло нормально, хорошие, обычные роды. Хотя я, конечно, знала, что мне, если что, помогут.

Ребеночек появился на свет здоровый, так что первая настоящая встреча с профессией, как говорит Кира, — "это был сплошной позитив".

НА САМОЙ ПЕРЕДОВОЙ

А вот кто тогда родился, она не помнит. Счет появившимся на свет с ее помощью, как это любят показывать киношники, не ведет.

— Да нет, — смеется доктор, — это нереально — подсчитывать родившихся. У меня было дежурство, когда за сутки прошло восемнадцать родов.

После интернатуры Кира поступила в ординатуру, это уже в столице. И ни разу не пожалела, что выбрала акушерство. После ординатуры вернулась в наш роддом, где незаметно пролетели два года.

Как ни странно, помнит Кира Феликсовна больше легкие, нормально протекающие роды, а не экстраординарные ситуации. Но вообще, положительные эмоции ее захлестывают всегда, когда рождается здоровый ребенок и все в порядке с его мамой, независимо от того, легко или тяжело проходили роды. Короче, сплошной позитив. Конечно, не обходится без трудностей, но чтобы все пошло уж совсем не так, Кира Феликсовна в своей практике не припоминает. И объясняет: "Как правило, заранее готовишься к проблемам. Сегодня можно многие из них предусмотреть заранее".

И все же так, чтобы сплошной позитив, не бывает ни в одной профессии. А врач-акушер — не самая легкая из них, в том числе в эмоциональном плане. Бывает, что женщина поступает в роддом, а ребенок уже мертвый. Бывают в жизни акушера-гинеколога и аборты. Как научиться с этим жить?

Как оказалось, в институте этому не учили. Кира Жгельская решила этот вопрос для себя сама и теперь смотрит на это просто: "В любом случае мы помогаем женщине. Она же не может носить в себе мертвого ребенка. Что касается аборта, может, это, конечно, и грех, но я считаю, что со стороны врача это в любом случае помощь женщине. Мало ли как у нее в жизни обстоятельства сложились? Нет, меня не учили так думать, но это мое мнение. Женщина пришла за помощью, и наша задача — эту помощь оказать. А если она сделает неизвестно где криминальный аборт и умрет от кровотечения?"

НА САМОЙ ПЕРЕДОВОЙ

Видимо, этот позитив, этот конструктивный подход к любой проблеме — мировоззрение, та самая цельность натуры.

— Бывает страшно перед началом родов? А вдруг что-то не так пойдет?

— У меня страх? — вопрос Киру словно удивляет. — Нет, страха нет, я же ситуацию предвижу: если идет все нормально, значит, и закончиться должно нормально.

Эта уверенность на вид хрупкой, словно Кира действительно не врач, а балерина, а на самом деле сильной женщины, наверное, и другим передается. Спокойная, уверенная, решительная, позитивная — такая врач Кира.

Но страх в роддоме, конечно, витает. Был случай, когда женщина — уже за вторым ребеночком пришла — категорически отказалась рожать сама, только через кесарево сечение. Как ни отговаривали не ложиться под нож, ничего не помогло: боюсь боли и все. Так и записали: по желанию женщины. И все бесплатно — сегодня платных услуг в роддоме нет. Даже присутствие папы на родах — тоже бесплатно. Сдал анализы, заручился согласием других дам на присутствие постороннего мужчины в предродовой палате — и вперед.

Но именно папы — самая пугливая категория посетителей роддома. Все-таки роды — сугубо женское дело. Дальше предродовой папаши не попадают, и не только по причине своей "нестерильности". Но и на свой страх они не ссылаются. Нет, говорят, не боюсь. Но не могу, мне жену жалко. Я пошел.

Кира смеется, вспоминая, что только один папа во время ее дежурства дошел до самого конца процесса. Но это был врач-травматолог, так что выдержал.

Ну и, конечно, заключительный аккорд позитива — послеродовой момент: мамочки шепчут ласковые слова малюткам, папы — мамочкам.

А что касается недовольных, то, как говорит Кира Феликсовна, если все проходит нормально, то все и довольны, а если были проблемы, то хоть в самом лучшем роддоме рожали, все равно будут недовольны.

Родившийся маленький человек сразу попадает в руки своего доктора, детского, неонатолога. А потом переходит в детское отделение. Заведующая детским отделением Любовь Александровна Ручко работает в роддоме 37 лет. Сколько в ее руках перебывало младенцев, подсчитать невозможно тем более.

НА САМОЙ ПЕРЕДОВОЙ

Накануне весеннего женского праздника Кира Феликсовна и Любовь Александровна пожелали нашим женщинам здоровья, счастья и, конечно, деток. Двоих как минимум, а если есть возможность вырастить больше, то и троих. То есть столько, сколько каждый может себе позволить. Потому что детей важно не только рожать, но и растить.

Досье

Кира Феликсовна Жгельская родилась в Норильске, потом жила с мамой в Казахстане. В Сергиев Посад переехали в начале 90-х. Здесь закончила лицей № 24 и в 1998 году поступила в Российский государственный медицинский университет. После его окончания и учебы в интернатуре и ординатуре работает в сергиевопосадском роддоме. Имеет дочь семи лет.

Галина СЕРОВА

Газета "Вперед"