ДЕТСТВО ПО ПРАЗДНИКАМ

31 мая 2010 3045

1 июня — Международный день защиты детей. Этот на первый взгляд светлый праздник оказывается довольно мрачным. Вдумайтесь только, от кого наших любимых, безобидных маленьких людей приходится защищать? От глупости, жестокости и равнодушия нас, взрослых.

Вся чаще мы слышим о случаях, когда родители избивают своих детей, заставляют бродяжничать, морят голодом, приковывают к батареям, как цепных собак, или просто выбрасывают за ненадобностью, как надоевшую вещь. А сколько детей при живых родителях, не захотевших растить собственное дитя, вынуждены вместо счастливого детства в любимой семье воспитываться в приютах. Даже если ребенку повезет и какой-то сердобольный взрослый решит взять сироту к себе домой, это еще не гарантия, что у него хватит мудрости и терпения сделать приемыша счастливым.

ДЕТСТВО ПО ПРАЗДНИКАМ

Хорошо, что государство не остается равнодушным к подобным инцидентам и принимает меры для реальной защиты детей, в том числе от безразличного и жестокого обращения с ними. Однако никакая государственная правовая и материальная поддержка никогда не заменят малышам родительскую заботу. По словам президента России Дмитрия Медведева, государство вместе с родителями должно стремиться к тому, чтобы гуманное отношение к детям и стремление создать полноценную семью стали ориентирами развития всего нашего общества, всего нашего государства.

Живые «вещи»

В Москве недавно прошли российско-американские консультации по проблемам усыновления детей, где Россия настаивала на заключении двустороннего договора, в котором были бы четко закреплены права и обязанности каждой из сторон. Такое решение потребовалось после серии трагических инцидентов с российскими детьми, усыновленными в США.

На днях состоялись предварительные слушания по делу семилетнего Вани Скоробогатова, который в прошлом году умер от жестокого обращения приемных родителей-американцев. Американский суд оставил под стражей приемных родителей 7-летнего мальчика. Следующее заседание суда по делу Крейверов из штата Пенсильвания состоится в июне. Последней каплей, переполнившей чашу терпения российской стороны, стал вопиющий случай, происшедший с семилетним Артемом Савельевым, которого приемная мать (иностранка) одного, как посылку, отправила самолетом в Россию. Официальный представитель Министерства иностранных дел РФ заявил, что граждане США не смогут отныне усыновлять детей в России до тех пор, пока не будет заключен соответствующий российско-американский договор.

Живые «вещи»

Мы решили узнать, насколько остро эта проблема стоит в нашем районе. За информацией мы обратились к начальнику управления центра опеки и попечительства Сергиево-Посадского района Елене ШЛЮКОВОЙ.

По словам Елены Николаевны, к счастью, проблема брошенных усыновителями детей для Сергиево-Посадского района не актуальна. За последние несколько лет было лишь два случая возврата детей усыновителями. Последний произошел в декабре прошлого года. Усыновители пришли в опеку с просьбой забрать у них ребенка. Основные причины, которые они называли, — девочка отбилась от рук, не слушалась, частенько по нескольку дней не ночевала дома, два раза сбегала из семьи. Чтобы приемные родители поняли, что не смогут справиться с ребенком, им потребовалось шесть лет — ровно столько девочка прожила в неродной семье. Суд удовлетворил просьбу.

— Прежде чем отдать ребенка усыновителям, с будущими родителями ведется очень большая работа: в течение года идет общение со взрослыми, проверяются документы, проводятся беседы с психологом, выявляется мотив — что побудило их решиться на этот шаг, — комментирует Елена Николаевна. — У этой семьи настрой на усыновление был очень серьезный. Они даже учли интересы ребенка при приватизации жилья. Так что теперь у девочки в любом случае есть своя доля собственности. Но, несмотря ни на что, отношения не сложились. С чем это связано — то ли с серьезной болезнью приемной матери, то ли негатив пошел от самого подростка — пока не ясно.

В любом случае ребенок получил серьезную психологическую травму. Сейчас девочку отправили в приют «Надежда». Ей предстоит адаптироваться в новом месте, к новой среде. Возвращение в приют было очень тяжелым, однако еще тяжелее понять, как жить дальше. Детская память так устроена, что может возвращать фрагменты даже самого раннего детства, у приютских детей в большинстве своем далеко не безоблачные. Если тебя дважды бросили, то страх перед новой семьей сохранится на всю жизнь.

Еще один случай «разусыновления» произошел в 2004 году. Семья из нашего района взяла к себе ребенка из другой области. Мальчика усыновили довольно взрослым — в шесть лет. (Обычно усыновители не рискуют сближаться с подросшими детьми и охотнее берут малышей от года до трех лет, не без основания считая, что так семейная привязанность легче перерастет в кровную.) Проблемы в семье начались в подростковом периоде: мальчик неоднократно был замечен в воровстве, стал пропадать в сомнительных компаниях, не ночевал дома. Когда мальчику исполнилось 17 лет, приемные родители подали в суд прошение об отказе от ребенка. Суд просьбу удовлетворил. Бывшие родители купили мальчику квартиру в той области, откуда его когда-то взяли из приюта. Можно считать, что ребенка не бросили на произвол судьбы, однако в будущем мальчишке предстояло жить не только без родителей, но в отрыве от социума, друзей, с которыми он привык общаться.

Часто органы опеки обвиняют в недостаточном контроле за подобными семьями. Но мало кто знает, что по закону контролировать усыновителей можно лишь первые три года. В последующие годы проверка осуществляется лишь в случае, если семья оформила ежемесячное пособие на ребенка. К счастью, к государственной материальной поддержке прибегли многие: из 265 семей-усыновителей в районе этим правом воспользовались 180. Остальные семьи по различным причинам (чаще, чтобы не раскрывать тайну усыновления) отказались от материальной помощи.

Однако даже тотальный контроль не может полностью гарантировать то, что приемные родители могут отказаться от взятого ими ребенка. Другое дело — необходимо ужесточить меру ответственности усыновителей за этот отступной шаг. И в западных странах эта мера гораздо жестче, чем в России. По словам Елены Шлюковой, моральная ответственность за взятого ребенка там подкрепляется материально: бывшим детям усыновители до совершеннолетия выплачивают пособия. Больше требований они предъявляют и к опекунам.

— Поэтому я против всяких запретов на усыновление детей, — считает Елена Николаевна. — Запретить всегда проще, чем разобраться в ситуации. Если подумать, причина усыновления страшная — чужие люди пытаются предоставить домашнее тепло и ласку не круглым сиротам, а в большинстве случаев детям, у которых ЖИВЫ родители, они просто избавились от своих родных детей, как от ненужной вещи. Так что не от хорошей жизни мы позволяем иностранным гражданам усыновлять наших детей. И они охотно берут на воспитание российских ребятишек, причем зачастую больных, с пороками сердца и ДЦП. (По статистике, восемьдесят пять процентов усыновлений детей-инвалидов приходится на иностранцев. — Прим. авт.) Русские семьи на такой подвиг не способны. В моей практике был единственный случай, когда православная семья усыновила сразу троих проблемных по здоровью ребятишек.

Поэтому проблема не в том, что иностранцы берут на воспитание наших детей, а в том, что социальных сирот (детей, от которых отказались родители) становится с каждым годом все больше. Зачастую бросают детей одни и те же мамы. Был случай, когда мать-кукушка оставила в роддоме девять своих детей!

— Хорошо, хоть в подъездах не бросают, — горячится Елена Николаевна, — а то в 2008 году был случай, когда малыша в деревне Константиново оставили на пороге магазина. Ребенок оказался серьезно избит, врачи отметили повреждения как внешних, так и внутренних органов. Новой маме подкидыша потребовалось немало усилий, чтобы восстановить здоровье малыша.

Месяц назад подобная трагедия случилась на Скобянке. Игравшие у ручья дети обнаружили труп новорожденного. Грудничок, который, по всей видимости, появился на свет даже не в роддоме, пролежал в сточной канаве три дня. Мать просто за ненадобностью выбросила его.

Очередной раунд российско-американских консультаций по проблеме усыновления состоится в первой половине июня в Вашингтоне. Какой договор в итоге будет подписан, пока не ясно. Но уже сейчас очевидно одно: при всем ужесточении условий усыновления российская сторона намерена оставить за иностранцами право на усыновление российских детей.

«В России необходимо реорганизовывать систему интернатного воспитания и содержания детей. Интернат — это очень закрытая форма учреждения, их надо реорганизовывать, превращать в семейные детские дома, которые строятся по принципу маленьких семей, где дети воспитываются так же, как в детском доме, но живут такими квартирами. Это не утопические вещи. Такие квартиры есть в Архангельской области, Красноярском крае, в Иркутске. Реорганизация интернатов — это наша задача в системе учреждений, где дети находятся под опекой государства» — это слова уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павла Астахова.

«Мы каждый год теряем около 2 тысяч — убитыми, около 6 тысяч — вывезенными на усыновление за рубеж. Еще около 100 тысяч случаев насилия над детьми зафиксировано за последний год», — говорит уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павел Астахов.

«Детей-сирот в России сейчас больше, чем было в годы войны, — 697 тысяч против 678 тысяч в 1940-е годы. Две трети нынешних детей-сирот — это социальные сироты, то есть сироты при живых родителях. За последние два года в детские учреждения вернулись около 30 тысяч детей», — заявила председатель думского комитета по делам семьи, женщин и детей, член фракции «Справедливая Россия» Елена Мизулина.

Одна моя знакомая, побывав в детдоме, была страшно шокирована и написала на форуме: "У многих детей детдомовские привычки сохраняются очень долго. И это страшно бесит приемных мам. Они все сосут пальцы, если очень волнуются, сосут кулаки, могут скусить кожу до крови. Они сами себя раскачивают, я, когда это первый раз увидела, думала, что эти дети больны. Они все прячут еду — привычка недоедать. Был один мальчик, который взял целлофановый пакет, налил туда борщ, положил его в нагрудный карман комбинезона и так пошел с мамой в театр. В какой-то момент пакет лопнул. Но мама оказалась мудрой и не стала его ругать. Усыновляя ребенка, обо всем этом надо знать. И надо знать, что это уходит и забывается. Правда, не сразу..."

Оксана ПЕРЕВОЗНИКОВА

Газета "Вперед"