"МУРАНОВО" СЧИТАЕТ ПОТЕРИ

31 июля 2006 1705

«МУРАНОВО» СЧИТАЕТ ПОТЕРИ В результате пожара в усадьбе "Мураново" утрачены 10 бесценных картин, в том числе полотна Айвазовского и Левитана. Об этом сообщили в Росохранкультуре. Но все же большую часть экспонатов спасли. Музей Тютчева сгорел в среду вечером во время грозы. Говорят, от удара молнии. Но есть и те, кто не исключает версию поджога: попытки захватить лакомые куски мурановской земли были и раньше.

Рота солдат разбирает остатки крыши. Еще одна рота технического персонала разбирается с водой, которая вторые сутки льется с потолков после пожарных. В усадьбе "Мураново" без глупого оптимизма, но с уверенностью борются с последствиями пожара.

Под крышей этого дома жил великий русский поэт Баратынский, потом под этой же крышей жила семья другого великого поэта Тютчева, потом здесь был музей, и разные люди приходили послушать о том, как жили поэты, пока в дом через крышу не пришла шаровая молния.

"Наверное, это была шаровая молния, потому что она очень ярко все осветила", - считает местная жительница Наталья Меренкова.

По территории "Муранова" активно перемещаются люди из всевозможных комиссий, бегают ошарашенные музейные работники, и над всем этим постоянно звенит колокол. С версией о шаровой молнии соглашаются и местные жители, и директор музея – иначе откуда на полу в гостиной взяться черной дыре? Через нее огненный шар ушел в подвал и там успокоился.

Звонила Ленинская библиотека - высылает специалистов спасать библиотеку мурановскую, в которую входят и личные книги поэтов. Книги теперь надо грамотно высушить.

"Нам тяжело, нам трудно, но мы для этого и работаем", - говорит директор музея-усадьбы Владимир Пацюков.

Праправнук Тютчева Иван признаётся, что не верит в шаровую молнию, и не исключает поджог. Ведь на живописных холмах рядом с усадьбой давно хотели построить коттеджи. Но в Росохранкультуре такого развития событий не допускают.

"Никаких разговоров о том, что кто-то претендует на земли, не будет. Никто не посмеет туда сунуться для строительства своих частных домов, это исключено", - утверждает заместитель руководителя Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия Анатолий Вилков.

Клинский музей примет спасенную живопись, Сергиев Посад - хрупкую мебель. Кто-то из музейных смотрителей нашел ковер XIX века, ручной работы. Сын Тютчева Иван ходил по этим узорам. Ковер свернули, но куда его деть дальше, не придумали. Занялись письменным столом Федора Тютчева. Промокшая до нитки хранительница музейной мебели Светлана Савченко все никак не могла втолковать солдатам, что это стол гения русской литературы, и выносить из дома его нужно бережно.

Сгорел редкий ампирский столик, такой же есть только в Эрмитаже. Сгорели полотна Саврасова. Светлана почти плачет, заходя в комнату, куда снесли всё, что спасли.

"Сюда можно входить только не дыша. То, что вы вошли, создает критическую ситуацию для всех этих вещей. Здесь фарфор, живопись – все просто свалено в кучу", - говорит Светлана.

Отдавая кому-то древние книги, смотрители повторяют как мантру: только бы собрать все это потом вместе, когда усадьбу отреставрируют. Неожиданно суета в усадьбе останавливается. Сегодня - день памяти Федора Тютчева. Все сотрудники выстроились возле церкви. Ни один пожар не нарушит традиций. Запах гари перемешался с запахом ладана, директор музея на время отключил телефон.

Екатерина Яковлева
Фото: Комсомольская правда
 
По информации Вести.ru