КОСМИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ И ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПОДХОД

27 ноября 2006 1745

КОСМИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ И ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПОДХОД Хрупкая, словно паутинка, конструкция диаметром с суповую тарелку кажется невесомой. Впрочем, так оно и есть – поднять ажурное колечко одним пальцем сможет даже ребенок.

— Встань на него! – предлагает гендиректор центрального НИИ специального машиностроения Вячеслав Барынин.

— А может, не надо?

— Вставай-вставай!

Мысленно приготовившись услышать треск пластмассы, автор этих строк не без трепета размещается всеми своими ста шестью килограммами на кольце-паутинке.

— Можешь даже попрыгать, — смеется Вячеслав Александрович. — Оно и пятерых таких, как ты, выдержит.

Нет, это не чудо. Это — современные технологии композитных полимеров. В аббревиатуре расположенного в Хотькове ЦНИИСМ не зря присутствует слово «центральный» — этот научно-исследовательский институт по праву считается одним из лидеров отечественной спецпромышленности. Достаточно сказать, что всего в год в России выпускается 42 тонны специальных «ниток» для композитов — и почти треть из них «забирает» себе ведомство Вячеслава Барынина.

Что такое композиты? Грубо говоря, это пучки специальных нитей, сплетенных между собой и пропитанных специальным наполнителем. Простейший композит каждый может изготовить дома самостоятельно, макнув обычные нитки в эпоксидную смолу. В промышленности все, конечно же, не так — там и нити специальные, особо прочные, и наполнители другие. От этого свойства готового материала получаются просто-таки волшебными.

Скажем, выпущенный ЦНИИСМ адаптер для космического спутника (то есть элемент, непосредственно крепящий спутник к ракете-носителю), при весе в сорок с лишним килограммов может выдержать нагрузку в… двести тридцать тонн! Столь высокий запас прочности нужен для того, чтобы космический аппарат не отвалился от ракеты в момент критических перегрузок. Создать аналогичную деталь из металла просто невозможно.

Другой пример — специальный корпус для твердотопливного ракетного двигателя. Взрослому человеку поднять его не составит никакого труда, но нагрузки «трудяга» выдерживает поистине космические.

Корпуса для переносных зенитно-ракетных корпусов, легкие бронежилеты, выдерживающие попадание десяти пуль в один квадратный сантиметр, обтекатели головных частей боевых ракет, особопрочные резиновые гусеницы для механических роботов-саперов — все это делается здесь, в Хотькове.

Несмотря на то, что больше половины выпускаемой институтом продукции относится к государственному оборонному заказу, «мирные» композиты ЦНИИСМ стороной не обходит. К примеру, московский метрополитен использует продукцию хотьковских машиностроителей в эскалаторах — здешние ролики в разы прочнее и долговечнее других аналогов. Знаменитая монорельсовая дорога, проходящая в районе ВВЦ перед остановкой автобуса №388, тоже создавалась при самом непосредственном участии института — каркасы вагонов всех восьми составов изготавливались именно здесь.

В это трудно поверить, но, садясь в самолеты будущего, жители Сергиево-Посадского района смело смогут называть лайнеры своими и родными — уже сейчас на предприятии проектируют корпус для Boeing-787. Государственный департамент Соединенных Штатов Америки оплатил проектные работы в этом направлении — американцы небезосновательно полагают, что в ближайшем времени самолетные корпуса будут выпускаться исключительно из углепластика, а алюминий перестанет быть «крылатым металлом».

— Композитные полимеры — материал вечный, — рассказывает Вячеслав Барынин. — Сорок лет назад я рыл колодец на садовом участке моей мамы и выложил его не цементными кольцами, а полимерными. Так вода в колодце — до сих пор чистейшая, ни одной водоросли, а стенки — как новые…

Визит в институт, честно говоря, наполнил душу корреспондента «Вперед» ощущением некоей благостности. Часто бывает так, что любое, даже самое успешное предприятие, страдает от каких-то социальных или экономических проблем, решить которые не в силах. А здесь — всеобщее счастье.

— Мой главный принцип — живи сам и давай жить другим, — раскрывает секрет формулы успеха Вячеслав Александрович. — Если людям платить достойную зарплату, а не нищенскую подачку, они будут хорошо работать. У нас есть традиция: на всех мероприятиях, будь то корпоративное поздравление с 8 Марта или семейный день рождения, обязательно поднимается тост за коллектив. Потому что коллектив — это наше все, и забывать об этом нельзя.

Столь же легко и непринужденно директор Барынин выстраивает отношения и с властью. По его словам, проблем в общении с главой Хотькова Ритой Тихомировой не возникает никогда — администрация всегда идет навстречу ЦНИИСМ, институт, соответственно, платит администрации тем же. «Ну как я могу не снабжать город горячей водой? Я же здесь вырос!» — искренне недоумевает Вячеслав Александрович. И, видя столь уважительное и трепетное, но никак не «барыжное» отношение к проблемам своей малой родины, понимаешь: действительно, пока Барынин «у руля» института — от многих головных болей Хотьково будет избавлено.

Вообще, ЦНИИСМ — предприятие, выделяющееся не только своими уникальными технологиями. В это трудно поверить, но средняя зарплата в НИИ зашкаливает за 18 тысяч рублей. Квалифицированный токарь, к примеру, реально зарабатывает в месяц больше тысячи долларов. Люди не хотят уходить с работы — добровольно трудятся сверхурочно в субботу и воскресенье. Институт периодически выплачивает своим работникам всевозможные премии, оказывает материальную помощь, отправляет сотрудников на черноморские курорты в санатории, а их детей — в летние лагеря. Словом, полное ощущение, что попал в машину времени и переместился на двадцать лет назад.

— От социалистических времен мы отличаемся только одним, — говорит Вячеслав Александрович. — Не ведем, к сожалению, жилищное строительство. Все остальные льготы и права, присущие заводам и фабрикам СССР, у нас сохранены.

Из всех чудес «маде ин ЦНИИСМ» это, наверное, самое главное.

Арсений МИРОНОВ

Фото Алексея СЕВАСТЬЯНОВА

Газета "Вперед"