ЗАКОН ВЫЖИВАНИЯ МУЗ

01 февраля 2010 2015

Это для зрителя театр начинается с вешалки. Для актеров же он не имеет ни начала, ни конца. Театр — процесс круглосуточный, круглогодичный и затратный... для власти. С условием, конечно, что театр этот — государственный или муниципальный. Как, например, наш "Театральный ковчег", чье финансирование на ближайший год только что утвердил городской Совет депутатов. Бюджет культурному учреждению сократили, и это не стало сенсацией — в нынешних условиях разного рода сокращениями и ограничениями, к сожалению, никого не удивишь.

Тем не менее принятые решения могут оказать заметное влияние на жизнь единственного в районе профессионального театрального коллектива. Прогнозы звучали самые разнообразные — от постепенного угасания интереса к театру в нашем городе до бурного расцвета по принципу "от противного".

Мы попросили расставить точки над "i" главных героев несостоявшейся драмы — первых людей в городском театре и городском Совете.

ЗАКОН ВЫЖИВАНИЯ МУЗ

Театр — плановое хозяйство

Дела театра находятся в непосредственном ведении учредителя — городской администрации, но бюджет формируется депутатами городского поселения Сергиев Посад. Так было и в этом году: тенденция к сокращению финансирования деятельности театра наметилась еще на публичных слушаниях и подтвердилась на прошлой неделе, когда был принят местный бюджет.

Директора театра Марину Игнатову, впрочем, это не удивило. Более того, она нашла в себе силы порадоваться за соседей по бюджетной строчке: "Я очень рада, что увеличено финансирование спорткомплекса "Луч". Это не вызывает у меня абсолютно никакой зависти — "Луч" единственный комплекс такого рода, и его нужно поддерживать".

Самому же театру придется попрощаться с некоторыми работниками: штат "Ковчега" сокращен примерно на тридцать процентов, и к 1 января наступившего года изменения в штате коснулись уборщиц, контролеров билетов, персонала костюмерных цехов и так далее. В основном, это пенсионеры. Творческий состав изменения не затронули, за исключением сокращения четырех пустующих ставок актеров второй категории.

"Основная проблема провинциальных театров — отсутствие законодательной базы", — говорит Марина Игнатова. По ее словам, у театралов нет документа, которым они при случае могли бы защищаться. Вот один лишь пример.

Сейчас в областном министерстве культуры разрабатывается документ, который бы указывал, что могут и что должны делать театры региона. Этот закон определит минимально необходимое количество постановок и премьер при определенных объемах государственного финансирования. Кому-то планирование частоты и дальности полета фантазии может показаться странным, однако по этой схеме должны работать почти все провинциальные муниципальные труппы.

Сегодня же коллективы руководствуются документом 1999 года, который равняет и знаменитые столичные театры, и крошечные кукольные студии — за год все должны выдать одинаковое количество постановок.

В "Ковчеге" недоумевают: как можно предъявлять одинаковые требования — провести 280 спектаклей в год — к коллективам, чьи декорации помещаются в одном чемодане. Или же, напротив, к тем, что могут позволить себе содержать несколько заменяющих друг друга составов. Сергиевопосадцам, не имеющим ни того ни другого, это кажется странным.

Кстати, финансовая проверка, которую осенью проводили городские власти, среди прочего выявила и такое несоответствие: в численном отношении в сравнении с балетами Большого театра "Ковчег" свой план недовыполняет.

"Это был шок!"

Проверка не понравилась никому — ни инспекторам, ни инспектируемым.

"Было очень обидно, это был шок, — вспоминает находившаяся в те дни в отпуске директор театра Марина Игнатова, — в начале августа мне сообщили, что прошла проверка, и в кабинетах выстраивали людей и спрашивали, какую должность они занимают и почему нет их на работе в девять утра. Но никто не подошел к графику и не посмотрел, во сколько начинаются репетиции!"

Марина Александровна рассказала, как после тех событий она и художественный руководитель театра Вячеслав Смирнов пытались встретиться с Николаем Масловым и рассказать о своей работе. График тогдашнего и. о. главы города был таков, что театралам проще, наверное, было бы прийти к нему на встречу в качестве избирателей. Их попытки до сих пор ничем не закончились, но директор и худрук, как говорится, не теряют надежды и выражают заинтересованность.

Тем не менее руководство с благодарностью восприняло визит других местных политиков, пришедших на открытие сезона: в нашей системе координат это можно воспринимать как знак. Среди них был и председатель городского Совета депутатов Евгений Душко.

Сегодня руководство "Театрального ковчега" благодарит его за понимание в необходимости построить новое помещение (здесь и не думали расставаться с этой давней мечтой, которую лелеял сам основатель театра актер Станислав Коренев). Но в свое время реакция председателя Совета на происходившее в этих стенах была весьма критичной. Вот как он вспоминает события тех дней:

— Когда мы начали изучать штатное расписание театра, то насчитали в нем, если мне не изменяет память, 92 штатные единицы. Мы решили направить двух человек из Совета, чтобы посмотреть, есть ли там кто-то, пусть даже не все 92 человека. Было обнаружено шесть человек. Съездили еще пару раз, картина существенно не менялась.

По его словам, в городском бюджете в этом году могла сложиться необычная ситуация, когда на ЖКХ и благоустройство города пришлось бы меньше средств, чем на культуру, которой в итоге досталось чуть более ста миллионов рублей. "И это не затраты на искусство в чистом виде, не на творческих специалистов, — пояснил Евгений Душко, — а на управляющую часть".

Нелестно он отозвался и о практике, когда у одного директора небольшого учреждения работают два заместителя, и при этом еще содержится столь обширный штат администраторов, старших администраторов и секретарей: "В "Театральном ковчеге" было очень много административных ставок. Ну, зачем им там два заместителя директора? У меня вот нет секретаря. Там была ставка дворника! Какую территорию он убирает, если это жилой дом?"

С его слов, те, условно говоря, 12 миллионов рублей, выделяемые в этом году на нужды "Театрального ковчега", — довольно большие деньги для нашего города. Для сравнения — на капитальный ремонт жилья во всем городе, а это чуть меньше тридцати адресов, поступит около 26 миллионов.

Но в чем у директора и политика полное взаимопонимание, так это в неприкосновенности творческой части театра. Депутаты предпочитают не касаться этих моментов, а Марина Игнатова лишь невесело улыбается: "Мы понимаем, что труппа — это наша главная ценность. Но скоро будет некому заботиться и о ней".

Копейка театр бережет

Тот же документ 1999 года, напоминает Игнатова, регулирует и другую сторону жизни театра. А именно: он определяет минимальную стоимость постановки — не менее полумиллиона рублей. В нее включаются такие расходы, о которых обычный зритель в уютном зале и не задумается. Например, выплата авторских гонораров Российскому авторскому обществу, драматургу, сценографу, композитору. Например, если режиссер "Ковчега" использует в постановке композицию певца Х, то господин Х получит свой гонорар и из Сергиева Посада.

Последний пример — отчисления от поставленного на сцене "Ковчега" спектакля "Тень" по сказке Евгения Шварца, отправились наследникам Шварца.

"Мы — единственные в городе, кто работает с Российским авторским обществом, и сегодня перед обществом мы не имеем ни копейка долга", — говорит Марина Игнатова. Разумеется, эти расходы — не самая большая статья в общем финансовом отчете театра. Но и их сократить нельзя — закон есть закон, а РАО инспектирует театр на предмет соблюдения авторских прав.

Договорились с жителями квартир на втором этаже дома, где обитают актеры: из соображений экономии руководство "Ковчега" не стало обращаться в мастерские, где шьют костюмы другие театры, и решило устроить швейный цех прямо у себя в театре. Машинки стучат и жужжат днем, чтобы максимально сократить неудобства для соседей.

"Все постановки с 2005 года сделаны на собственные средства", — утверждает директор. На что же тогда уходит бюджетное финансирование? На зарплату, налоги и коммунальные платежи. В условиях, когда бюджет не благоволит музам, "Театральному ковчегу" не остается ничего другого как мобилизировать собственные ресурсы и зарабатывать больше денег самим.

Как говорят, губернатор Громов — большой театрал. Он не просто любит, но и поддерживает театры в меру сил. "Он знает, что в области работают 23 муниципальных театра, шесть областных. Знает он и о нашем театре", — говорят в "Ковчеге", признавая, что коли бы не губернатор, то, скорее всего, не было бы и театра.

В колокола театр не бьет. Если речь идет о просто выживании в новом году, то беспокоиться не о чем. При тех условиях, конечно, что театр будет больше заботиться о собственной коммерческой деятельности, а также о привлечении меценатов. "И это происходит", — уверяет директор, протягивая список известных в городе предпринимателей, оказавших помощь как в чрезвычайной ситуации (когда летом разорвавшаяся труба залила часть зала), так и в повседневной жизни. Планы "Ковчега" в этом отношении весьма амбициозны — увеличить собственные доходы на двадцать процентов.

Пессимистических настроений нет, уверяет директор. И добавляет: театр будет, что бы ни случилось. Перед ней на столе лежит подробная карта России. Это не просто так: впервые в своей жизни "Театральный ковчег" собирается на гастроли.

Владимир КРЮЧЕВ

Газета "Вперед"