Судьба-учитель

13 ноября 2010 2834

Родные и друзья Бориса Ведьмина, а также люди, знавшие его исключительно заочно, собрались на днях во Дворце культуры. Так открылся новый цикл “Дорогие мои земляки”, и первая встреча была посвящена этому человеку — строителю, фотографу и...

Трудно подобрать такое слово, которое бы охватило третью составляющую натуры Бориса Ведьмина. Пожалуй, где-то близко живет слово “просветитель”, но это не был учитель, по расписанию несущий свет знаний или — не дай-то бог — проверяющий домашние задания.

Свою любовь и свои познания мировой культуры он передавал во встречах — личных, публичных, а в последние годы жизни и в телевизионных, с помощью в ту пору делающего свои первые шаги “Тонуса”.

По свидетельству очевидцев, Борис Ведьмин обладал редким качеством по-настоящему глубоко образованного человека: широта его познаний не стесняла менее начитанного, менее любопытного собеседника, а, наоборот, словно приподнимала над обыденностью.

Судьба-учитель

Сам того не желая, Борис Ведьмин сформировал вокруг себя целый круг единомышленников. Это общество до сих пор собирается вместе несмотря на то, что Бориса Викторовича нет вот уже 15 лет. Это признание людское. Но было и официальное: в 1994 году ему присвоили звание почетного гражданина Сергиева Посада.

Судьба Бориса Викторовича как захватывающая книга, где уже одно оглавление вызывает жгучий интерес и желание зашелестеть страницами. Родился в Ростове-на-Дону, тянулся к творчеству, но получил строительное образование. Две войны прошел сапером — сначала Финскую кампанию, а потом Великую Отечественную. На три года попал в плен. Не растерял любовь к театру (известно, что в освобожденной Австрии, только-только избавившись от плена, он едва ли не первым делом стремился в театр). Затем, повторив судьбу многих соотечественников, провел восемь лет в советских лагерях. В середине пятидесятых работал прорабом на стройках Москвы и области, потом переехал в Загорск, где начинал прорабом, а завершил путь главным инженером городского строительно-монтажного управления.

Вот и сегодня, прогулявшись по Сергиеву Посаду, просто невозможно не прикоснуться к плодам его работы — столько городских объектов появилось за годы его служения в этой сфере.

Одними из первых на сцену Малого зала Дворца вышли представители родственного Ведьмину семейного клана Дайнов — мама, искусствовед Галина Львовна, и дочь, депутат Мария. Они рассказали, что решили оцифровать все обширное (а это не менее тысячи слайдов) фотографическое наследие Бориса Викторовича и уже приобрели подходящий для этого дела особенный чудесный сканер.

Затем пела идейно и душевно близкая чета Цывкиных. Сегодня они нечасто сами выходят на сцену, уступая место воспитанникам своего прославленного Центра. Пламенно вспоминал Бориса Викторовича художник-лирик Леонид Демин и размеренно — технарь-фотограф Исаак Марон.

Самый трепетный момент наступил под занавес, когда Алла Анатольевна, верная спутница жизни героя этой встречи, показала всем маленький черный конвертик. В нем лежал — его не доставали, чтобы не истрепать — листочек с текстом 90-го Псалма, охранной молитвы, переписанной давным-давно рукой матери Бориса Викторовича.

Бориса Ведьмина любили не только в родном городе: режиссер Параджанов, увидев фотографии актеров Таганки, которые Борис Викторович успевал делать вечерами на репетициях и спектаклях, написал в Загорск восторженное письмо и пригласил его в Тбилиси. На Соловках, где Ведьмины бывали 26 (!) раз, в день смерти Бориса Викторовича в местной газете появилось сообщение: “Ушел человек, который привозил нам хорошую погоду”.

Вот интересный пример человека, пережившего со своей страной все страшнейшие изломы и несправедливости ее современной истории и не ушедшего в диссидентство, не растерявшего любви к людям.

Владимир КРЮЧЕВ, Газета "Вперед"