Художники номер один

31 августа 2011 2542

В музейном комплексе "Конный двор" открылась новая выставка. На ней собраны сотни керамических предметов, найденных за последнее время в нашем районе и окрестностях. Старейшие находки датируются VI тысячелетием до нашей эры, а новейшими могли бы пользоваться наши современники.

Художники номер один

Пластмасса древности

Керамике дали второе имя — "пластмасса древности". Она стала первым художественным материалом искусственного происхождения, к тому же изделиям из пластичной смеси на основе глины было легко придать нужную форму.

Позже выяснилось, что обожженная глина хоть и хрупка, но куда долговечнее обычной современной пластмассы, печально известной своей стойкостью к разложению. Именно благодаря этому свойству все те глиняные сосуды, игрушки, грузила, курительные трубки и прочие предметы быта смогли спокойно "перезимовать" в земной толще несколько тысячелетий, а современные археологи — получить неискаженную картину мира. Потребовался еще год "не-полевой" подготовки, чтобы в двух залах музея этот мир был воссоздан.

Поисками занимались несколько экспедиций Сергиево-Посадского музея-заповедника. Сотрудники отдела археологии работали как самостоятельно, так и с коллегами из других научных учреждений России и других стран.

Что интересно, далеко не каждый, кто сегодня отправляется на поиски старины, является профессиональным археологом. Романтика изысканий увлекает людей далеких от музейной работы и науки вообще. Например, в экспедициях, которые формирует наш музей-заповедник, можно встретить не только историков, но и зубных врачей, и сотрудников суда, и дворников, объединенных общим увлечением.

Особый интерес среди возвращенных к жизни предметов вызывает гончарный горн, найденный в Переславле в 2004 году. Гончарный горн — это сложная печь, свидетельствующая о том, что ее авторы достигли значительных профессиональных высот.

Впервые зрителям показали и набор посуды XIII — XVII веков, который нашли в ходе совместной с Институтом археологии экспедиции в микрорайоне Островок в Сергиевом Посаде. Кто бы мог подумать, что под нашими ногами лежит чайный сервиз семейки Флинтстоунов?

Художники номер один

Откуда прилетел кирпич?

Одни экспонаты, например кувшины, собраны реставраторами из десятков мелких кусочков. Другие, наоборот, сами когда-то были частью чего-то большего.

Это относится к коллекции кирпичей, которую собрал гость из Мытищ Валентин Маслов, местный краевед, педагог, почетный гражданин соседнего района. Увлеченность Валентина Ивановича столь сильна, что он часами может стоять перед кирпичной стеной, изучая кирпичи. Если среди сотен и тысяч мелькнет один с клеймом, то это большая удача. Маслов — охотник на клейма.

Некоторые клейменые кирпичи удавалось каким-то образом заполучить, каким-то образом найти, и в итоге сформировалась уникальная коллекция, которую также можно увидеть на выставке. Отпечатки "Романов", "Милованов" или лаконичное "Г. и Ч." или просто "ТОЛ" — все это старинные торговые марки, служившие гарантией качества.

Автор собрания может часами рассказывать о технологии производства кирпичей с незапамятных времен. В своих исканиях он обнаружил, что кирпичную глину при производстве мяли ногами, а степень пригодности для обжига определяли по тому, как она просачивается меж пальцев, или даже прикладывали изнутри к нижней губе. Прилипает? Еще рано такому кирпичу в печь.

Маслов перелистал массу словарей, пытаясь определить происхождение самого слова, — в европейских языках нет единообразия, и только в тюркских отыскался прообраз, напоминающий по звучанию современный "кирпич". В разных странах этот обожженный кусок не только по-разному зовется, но и выглядит. Например, в Китае в ходу голубой кирпич — по цвету глины.

Цвет был не единственным различием: человечество придумывало различные кладки: голландские, чешские, американские... Но примерно одинаковыми всегда оставались размеры кирпича, подогнанного под размер ладони, чтобы эффективнее было укладывать его один за другим.

Шапочка с крыльями

История не сохранила ни фамилий авторов экспонатов, ни имен их владельцев. Однако есть на этой выставке тотальной анонимности ряд предметов, чье происхождение не требует рассекречивания. Это изразцы из Троице-Сергиевой лавры.

На фоне тускловатых, черных и серых собратьев эти яркие фрагменты выглядят практически комиксами — торжественные сюжеты пересекаются с забавными, на первый взгляд, образами, и кажется, что их автору было позволено хоть немного, но отойти от строгих канонов.

Старший научный сотрудник археологического отдела музея-заповедника Виталий Щербаков среди прочих указывает на интересный художественный изразец, сюжет которого очевидно навеян греческими мотивами, — в воздухе парит... шапочка с крыльями, хорошо известная в греческой мифологии.

Впрочем, тусклыми и невзрачными прочие экспонаты кажутся только на первый взгляд. Если задержаться у витрин подольше, то примитивные объекты на глазах превращаются в шедевры первых в истории человечества художников, а отпечаток пальца на дне сосуда выглядит как полноценный исторический документ.

Все экспонаты снабжены подробными указателями. Но было бы еще лучше, если бы где-то на видном месте были размещены щиты, и тогда простые, не знакомые с археологической терминологией посетители музея могли бы узнать, чем, например, предметы льяловской культуры отличаются от волосовской. Интересно же!

Владимир КРЮЧЕВ, газета "Вперед"