НЕПОВТОРИМОЕ ЛИЦО МАТРЕШКИ

29 июня 2007 3711

НЕПОВТОРИМОЕ ЛИЦО МАТРЕШКИ "Знаете, чем матрешки у разных художников обязательно отличаются? Каждый рисует ей лицо по-разному. Могут совпадать узоры на шалях или какие-нибудь завиточки. Но вот лицо у всех получается свое", - рассказала мне художница с Красногорской площади. На лотке чуть поодаль - всего на одном! - я таких разных лиц у деревянных красавиц насчитал аж двадцать пять. Значит, столько у них было авторов.

Красногорская площадь уже два десятилетия кормит умельцев, реализующих товары народных промыслов. Собственно, исторически всегда так и было: на старинных гравюрах видно, что у стен Лавры и в давние времена шла торговля. Тех, кто торгует на Красногорской площади, сопровождают мифы и сплетни. Кто-то завидует: мол, сшибают люди легкий доллар с иностранцев. А одна моя знакомая пожилая женщина с Углича и вовсе уверена, что именно художники вырубают в городе потихоньку липы - "на ложки". Неужели вырубают?

- Да ерунда полная, - рассказал мне один из художников "Красногорки" Павел Мхитарян. - Для производства матрешек используется именно липа, это верно. Потому что эта порода дерева, в отличие от других, со временем не темнеет. Только вот уже много лет заготовки для матрешек в Сергиевом Посаде никто не производит. За ними едут в Нижегородскую область, где "бьют" эти заготовки поточным методом. А насчет длинного и легкого доллара - ну, постойте рядом, посмотрите...

Длинный доллар

От жары как будто плавится воздух. Художники сидят на солнцепеке, ждут. Обычно самый сезон для них - с мая до конца сентября. Кстати, летнее "пекло" - еще не самый неприятный из капризов погоды. На площади дуют сильные ветра. Иногда порыв ветра способен отбросить лоток на два-три метра, и тогда беда - побьется товар. Зазеваешься, а половины уже нет, сколько таких случаев было!

Но вот показалась группа. Довольно большая, человек тридцать. Подходят к лоткам, любопытствуют.

Начинается торг, приходится уступать. Когда сделка завершена, продавец вздыхает: всего навару получилось меньше сотни. Рублей. При том, что все сейчас на Красногорской площади торгуют только с лицензиями и, следовательно, платят налоги. А из удалившейся к автобусам группы туристов в три десятка "штыков", то есть фотоаппаратов и видеокамер, отоварились всего трое. Времена, когда на "матрешках" и прочих сувенирах можно было крупно заработать, давно ушли в прошлое.

- Я здесь после того, как ушел из строительного института. В самом начале, мне тогда всего девятнадцать было. А матушка моя по специальности экономист, но и она тоже пошла торговать сувенирами. Вплоть до того, что некоторые из своих матрешек за границу возила - в Польшу, в Грецию, - вспоминает Павел Мхитарян. - Да, в начале девяностых это действительно был очень прибыльный бизнес, в который бросились многие. В ту пору изготовление и реализация четырех "десяток" (наборов из десяти матрешек) приносили прибыль, равную хорошей месячной зарплате на производстве. Конечно, были свои сложности: милиция нас "трясла", пытаясь поймать за нарушение статьи о валютных операциях, рэкет существовал. Сейчас все это ушло. Но и цены резко упали, поскольку рынок перенасыщен.

Не перекупщики - творцы!

Много лет назад Павел и его мать Любовь Васильевна, не учившиеся профессионально художественному ремеслу, но просто от рождения хорошо рисовавшие, взялись расписывать и продавать матрешек (да и не только; Павел даже копии картин Дали писал - и покупали!). Сейчас они еще торгуют шкатулками (не своими - Палех, Мстера и другие).

Но в принципе отличие Красногорского вернисажа от столичного Измайлова или тем более Арбата в том, что большая часть работающих на нем еще и сами являются творцами, а не просто перекупщиками. Есть среди тех, кто торгует на площади у Лавры, и профессиональные художники. Некоторые из них летом прямо на площади и расписывают, чтобы не терять времени даром, свои произведения - и туристам любопытно, и не скучно сидеть и ждать "поклевки". А кто-то учился сам.

Трудно сказать, кому из покупателей что понравится. Однако замечено, что классических матрешек чаще берут европейцы, а туристов из Азии почему-то больше интересует "жженка" - те резные фигурки, на которых контуры сперва обведены выжигателем, а потом уже использована краска. Некоторые вообще считают, что "матрешка" в Японии и родилась, а нами только позаимствована. Интересно, а там она какая? Впрочем, есть и диаметрально противоположная версия: Сергиев Посад и вообще Россия - ее исконная Родина. А бывает, гениальные в своей простоте художественные идеи приходят в голову одновременно нескольким творцам в разных странах. Так что поди разбери, кто был первым.

А вот насколько качественный предлагается товар? Помню, больше десяти лет назад на Арбате я с интересом наблюдал, как приятель-иностранец выбирает "командирские" часы. Выбрал, заплатил. Выяснилось, бракованные.

- У нас сейчас такая ситуация невозможна в принципе. Часами я и сам иногда торгую, с расписными циферблатами. Но поступают ко мне эти циферблаты по договору прямо с завода. Я обеспечиваю роспись, а потом часы "Полет" на заводе собирают и мне отдают на реализацию. С фабричной гарантией, - говорит Мхитарян. - Иногда брак может попасть на лотки в качестве сильно уцененного товара. Но тогда вас предупредят, объяснят, почему шаль, которая стоит пять сотен, продается за две (при себестоимости триста пятьдесят целковых). Мы тут все давно уже друг друга знаем, знаем, кто чего стоит, и репутация у нас - не пустой звук (кстати, мы уже давно сложились как коллектив, вплоть до того, что иной раз и праздники отмечаем всей "площадью", и отдыхать вместе выезжаем).

К сожалению, пару лет назад коллектив тех, кто торгует на площади изделиями народных промыслов, пополняться практически перестал. Дело в том, что художников очень жестко ограничили по месту. Теперь на каждого из владельцев лицензий приходится 1,8 метра. Новичкам встать просто некуда. Торгуют те, кто занимался этим много лет (при том, естественно, что поставщики продукции могут у них меняться - всего, включая членов семей мастеров, "Красногорка", можно смело сказать, кормит тысячи три человек, даже при нынешнем объеме продаж).

Не такая уж редкость на Красногорской площади - семейный подряд ("отец, слышишь, рубит, а я отвожу..."). Но Павел Мхитарян, отец троих детей, не хочет, говоря откровенно, чтобы они пошли по его стопам.

- Дочь у меня проявляет хорошие способности к художественному творчеству, но заниматься народными промыслами - слишком тяжелая вещь, - считает он. - Чтобы эти самые матрешки приносили доход, возможны два варианта: либо ты делаешь очень высокохудожественную эксклюзивную продукцию (но далеко не все на это способны), либо производишь в месяц 80-100 "десяток". Кроме всего прочего, их надо, как у нас говорят, "лачить" - покрывать лаком, а при этаких объемах данная процедура уже может создать проблемы для здоровья. Когда у тебя в квартире (а у большинства изготовителей это все в квартире и происходит) в одной комнате одновременно сохнет сотня матрешек, только что покрытых лаком, поневоле заработаешь проблемы и с легкими, и с другими органами. На мой взгляд, "коробейники" достойны уважения. Уже хотя бы тем, что не клянчат помощи у государства, а сами организовали небольшие, но работающие предприятия, которые позволяют им и их близким зарабатывать "насущный хлеб". Власть должна им хотя бы не мешать, и этого уже будет достаточно, чтобы промысел выжил. Но может чем-то и помочь, раз уж декларирует на всех углах, что Сергиев Посад должен развиваться как мировой туристический центр. Прорезавшаяся у людей художественная жилка - тот ресурс, который позволит городу реально стать туристическим центром.

Алексей ВАСИЛИВЕЦКИЙ
Фото Алексея СЕВАСТЬЯНОВА
 
Газета "Вперед"