УЧЕНИК ШПАГИНА, СОЛДАТ ВОЙНЫ

10 мая 2007 1910

УЧЕНИК ШПАГИНА, СОЛДАТ ВОЙНЫ Перед войной Николай Горулев пришел учеником слесаря на "Скобянку". Новый завод только-только вставал на ноги, но шестнадцатилетний паренек сразу понял, что вещи здесь делают серьезные. Вскоре Николай вышел из ученичества, стал настоящим слесарем.

Ему доверили "оборонку".

В канун Великой Отечественной войны, как известно, знаменитый оружейный мастер Георгий Шпагин создал не менее знаменитый ППШ - пистолет-пулемет Шпагина. Впоследствии сам изобретатель говорил: "Я хотел, чтобы боец полюбил мой автомат и уверовал в него".

Нынешнее поколение вряд ли знает, что в 1940 году Шпагин приехал из Коврова в Загорск на "завод наркомата вооружения СССР", то есть на "Скобянку", где как раз и доводили автомат до совершенства. Георгию Семеновичу было тогда 46 лет, к делу он относился ответственно, очень переживал за него и потому был строг с заводчанами. Николай Владимирович и через 67 лет помнит, как Шпагин лично, своими руками показывал ему все операции доработки оружия. Экзамен Николай выдержал. Первая партия автоматов была изготовлена в Загорске.

Когда завод эвакуировался в Вятские Поляны, туда уехал по брони и Горулев. Шла война, ровесники воевали, а "бронированные", оказались, как они сами считали, не совсем при деле. Главное дело было на фронте.

- Мы, несколько ребят, совершили серьезный проступок, - рассказывает Николай Владимирович. - Мы подделали подпись главного конструктора на повестке, без нее бронь не снимали. А военкомат этого не заметил!

В июне 1943 года на Курской дуге старшего сержанта Горулева тяжело ранило в ногу. Он пробыл в госпиталях девять месяцев, а потом оказался в отдельном полку резерва офицерского состава. Подучили до лейтенанта - и эшелоном опять на фронт. Помнит, как на "студебекерах" привезли под Кенигсберг. Новоиспеченному лейтенанту приказали принять роту. Как, удивился он, не по званию мне ротой командовать!.. Но было надо!

На полтора месяца засели в окопы. Впрочем, засели - неправильно сказано, на самом деле бои были тяжелые, но на этом участке наши войска никак не могли сдвинуться с определенного места. В атаку - в окопы, в атаку - в окопы... Нервы у всех были на пределе. Немало боевых товарищей полегло в тех местах, а кто выживал - коченел в окопах.

- Измучились, спасу нет, - вспоминает Николай Владимирович. - Один раз поднялись опять в атаку, я не выдержал, снял шапку и хоть был коммунистом, но перекрестился и то ли закричал, то ли прошептал: "Господи, хоть бы убило или ранило!" И что вы думаете? Через несколько шагов мне в ногу - шарах! Накликал.

Горулеву раздробило берцовую кость, перебило седалищный нерв. Отнялась нога, и он решил, что теперь дела его плохи. В госпитале попал на стол к хирургу Сапожникову. Была у этого человека особинка: когда оперировал, страшно ругался матом, вроде как подбадривал себя. Раненые же, от боли, отвечали ему примерно так же. А он: "Давайте, давайте!"

В Иванове лейтенанту Горулеву сшили этот самый нерв, но хромота осталась. Ограниченно годного в октябре 1945 года его отправили в запас.

Вернулся домой инвалидом, на жительство пошел опять в Лавру. Здесь, в здании академической библиотеки, он жил с 1927 года, да еще пять лет после войны. В монастырских стенах тогда ютились тысячи людей.

Со временем Николай Владимирович построил дом, создал семью. Сегодня у него уже пятеро правнуков. Они знают о войне не только из кино или книжек, о ней много им рассказывает дед. Недавно ко дню его рождения выпустили большую домашнюю стенгазету, в центре которой наклеили фото дедушки-ветерана при полном параде.

Здоровье, как он сам считает, ему вернула матушка-природа. С ранней весны и до первого снега уже много лет он ходит в лес. Благодарный пациент посвятил "зеленой поликлинике" немало поэтических строк. К примеру, такие:

Да здравствует природа!

А я - родной ей сын.

Природа для народа

Бесплатный магазин!

В праздник, конечно, он останется дома, с семьей

Валентина БОЛОТОВА

Газета "Вперед"