ДОСТУЧАТЬСЯ ДО НЕБЕС

21 октября 2009 2364

Эти педагоги не избалованы вниманием и наградами. Их особенные подопечные не становятся победителями школьных олимпиад, в обычную школу этим ребятам путь заказан. Кто-то не выговаривает половины букв, другие вообще с трудом изъясняются, есть психологические "отшельники" — аутисты и дети с ДЦП. На этих уроках совершается поистине титанический труд. Потому что сделать таких детей обучаемыми, все равно что достучаться до небес. Сегодня гость редакции учитель высшей категории и сурдопедагог, дефектолог специальной общеобразовательной школы №7 Ирина Анатольевна Пискунова. Педагог и врачеватель юных душ в одном лице.

ДОСТУЧАТЬСЯ ДО НЕБЕС

Педагогическая "скорая"

— Ирина Анатольевна, я знаю сергиевопосадского героического культработника, которая могла вести профессиональный хор, а вместо этого ездила каждый день в коррекционную Константиновскую школу разучивать песни со сложными детьми. И объясняла себе это так: "Ведь я же это могу". А как вы оказались в педагогической "скорой помощи"?

— Сколько себя помню, всегда была председателем отряда, командиром дружины, вожатым и комсоргом. Хотела помогать другим и особенно обиженным судьбой. Моя тетя эти особенности натуры подметила и посоветовала выбрать педагогический вуз.

— И профессия без всяких сомнений приняла в свои объятия?

— Да нет, сначала получилась осечка. Поступила в Ярославский пединститут, но уже на первых курсах затосковала по семье, маме и папе. В общем, институт я бросила. Вернулась домой и пошла работать в интернат слепоглухих.

— Это вы себя так за "дезертирство" из педвуза наказали? Студенческую вольницу бросили, а юдоль печали себе назначили...

— Вероятно, в интернате я нашла то, что искала, — возможность помогать детям, которые в этом остро нуждаются. Всем детям требуется внимание, как солнце всему живому. Но моим детям без участия, причем методического и грамотного, просто не выжить.

— Вы называете ребят с отклонениями "мои дети". А седых волос ваша специальность не добавила?

— Конечно, добавила. Однажды в интернат слепоглухих привезли с какого-то полустанка девятилетнюю девочку. Мы не поверили, когда узнали ее возраст, ребенок выглядел двухлетним. Она была такая щупленькая, что складывалась пополам как книжка, не умела есть, говорить, ходить. Ничего кроме манной каши и киселя несчастный ребенок не видел, у нее и зубы за ненадобностью почти атрофировались. И вот такое дитя мы научили всем главным житейским навыкам. Теперь девочка отчасти сама себя обслуживает, общается со сверстниками и даже ходит. Подросток живет и учится в интернате слепоглухих детей. Такая работа меня по-настоящему захватила. Из интерната ушла, потому что супруга-военного перевели в Нижний Новгород. Там тоже работала по своему профилю в коррекционной школе.

Конец мифу о "необучаемых"

— Ирина Анатольевна, вы никогда не работали в обычной школе. Любите задачи посложней?

— Я и правда считаю, что обучать благополучных, способных ребят — это стандартная педагогическая задача. В общем-то, обычное дело. А вы возьмите ребенка, которого из общеобразовательной школы, мягко говоря, выпроводили. И дайте ему стимул к успешной учебе, разумеется, в посильном объеме. А чего стоит достучаться до аутистов, на таких детях в советское время ставили клеймо "необучаемые" и определяли в специнтернаты с дежурным диагнозом.

— А сейчас что-то изменилось? Помню, пару лет назад в Москве прошла демонстрация в День защиты детей. Всегда это был слащавый праздник с рисунками на асфальте и вдруг шок — многочисленный пикет родителей с детьми-инвалидами, которые отлучены от школы и всякой возможности учиться. Оказалось, что таких ребят в стране больше миллиона.

— Не знаю, что меняется в медицине по отношению, например, к аутистам. Из общения с родителями складывается впечатление, что даже в столичных центрах психоневрологических отклонений не очень доискиваются до причин и ограничиваются все тем же дежурным диагнозом и лечением. А вот миф о "необучаемых" дефектологи, можно сказать, развенчали. Наша школа, и это заслуга директора Фаины Федоровны Беляковой, не отказывает родителям, которые упорно занимаются своими сложными детьми, стараются ввести их в круг сверстников, социализировать, определить на специальные занятия к дефектологам.

Одни дети способны учиться в классе, других приводят на индивидуальные занятия. Никому школа не отказывает. И если ребенок-аутист идет в класс и успешно учится по своей программе — это такой успех, ни с какими наградами не сравнишь.

"Майкрософт" их взял бы на работу

— Ирина Анатольевна, за какое время вы сами справляетесь с очередной детской загадкой?

— Через месяц дефектолог должен принять решение и, если ребенок учится в группе, согласовать свою программу с классным руководителем. Сколько детей, столько головоломок. Многие аутисты, например, в два счета справляются с компьютерными программами. Родители покупают обучающую игру и думают, что их малыш будет весь вечер пыхтеть над задачкой. А нестандартное чадо за 5 минут справляется с тем, над чем даже взрослому надо посидеть пару часов. Не зря же в компании "Майкрософт" 70 процентов программистов — это аутисты. Я знаю выпускников нашей школы, которые сейчас трудятся в фирмах программистами и у них репутация "золотых" работников. Во-первых, они без устали работают во Всемирной паутине по 12 часов в сутки. А теперь представьте сотрудника, которого ничто не отвлекает, он всегда сосредоточен и ему это не в тягость. Другим надо курить, пить кофе, общаться в социальных сетях, слать бесконечные эсэмэски, а ему до этого дела нет. Мечта любого офиса — сотрудник, весь день поглощенный работой. Во всемирно известной компании уже определились, какие работники лучше. Нам, нормальным, с ними еще придется конкурировать.

— Вот это да! А ведь в некоторых семьях на своих "странных" малышей махнули рукой, решили, что замкнутость и отчужденность — признак слабоумия. В знакомой семье первым сдался папа. Супруге, которая верит в способности сына, он заявил:

— Пора бы уже понять, что ребенок слабоумный. Оставьте вы его в покое с вашими занятиями. Пожалейте инвалида...

А десятилетний мальчик обернулся от компьютера и очень серьезно отцу ответил: "Я не инвалид!"

— Среди аутистов встречаются люди со средними способностями, а бывают и настоящие интеллектуалы. Но есть моменты, где они не могут соперничать со сверстниками. Например, не в состоянии пересказать прочитанное. Для них мука подбирать слова, потому что они мыслят образами. Благодаря отличной памяти они способны выучить текст наизусть, но проблема пересказа останется. Такие моменты дефектологи в нашей школе обязательно обговаривают с учителями русского языка и литературы. Это другие дети, им ставят задачи по силам.

— Бывали случаи, которые выходили даже за ваши многосложные стандарты? И что вы делаете в этом случае?

— Был у меня воспитанник-аутист. Я никак не могла пробиться к пареньку сквозь глухую стену отчуждения. Нет контакта и все. В то же время было ясно, что с ребенком надо "поговорить", что-то вызывало у него болезненные ощущения. Перепробовала все известные методики, а потом обратилась за профессиональной поддержкой к дочке Елене, она студентка IV курса пединститута и будущий клинический психолог. Нашлась новая методика для общения с такими детьми. Мальчик сам выбрал предметы и цвета, а мы расшифровали его послание по тестам. Так он сам "рассказал" нам, что у него сильные головные боли.

— Про вашу школу в городе ходят легенды. Рассказывают, что здесь начинают говорить даже безнадежные молчуны.

— Что-то нам действительно удается. Есть у меня подросток, который не выговаривал треть звуков. За три года поставили все, остается ввести в речь лишь последние три звука. Это большой и длительный совместный труд педагога и самого ребенка.

Взрослые хотели как лучше

— Ирина Анатольевна, а родителей по ходу воспитывать не приходится?

— Воспитывать — нет, а вот привлечь на свою сторону родителей, конечно, желательно. Но тут случаются неудачи. Старательная девочка изо всех сил пытается освоить звук, и я призываю отца поощрять эти усилия. А в ответ слышу: "Я не говолю букву "р", но мне это лаботать не мешает". Понимаю, что поддержки не будет, за звуки будем бороться вдвоем. Бывают ситуации и похуже. К нам в школу привели ребенка, который не выговаривал букву и над ним подтрунивала учительница. Теперь подростку нужна помощь дефектолога и психолога. К сожалению, школьных психологов везде сократили и даже в нашей школе. А у нас был замечательный специалист...

Пожалей ребенка — спрячь жалость

— Что бы вы пожелали семьям, которые не отдали своих особенных детей в специнтернаты и растят их сами? Некоторые считают, что "неудачное" дитя надо жалеть с удвоенной силой.

— Худшее, что можно сделать, это со слезой во взоре жалеть таких детей. Спрячьте слезы и относитесь к своим детям, как к обычным. Такая тактика дает удивительный результат. Поверьте, эти дети могут все, и надо загружать их обучающими программами на полную катушку. С поправкой, естественно, на индивидуальные способности. Выпускники нашей школы поступают в профессиональные училища и вузы.

— А вы заметили, что теперь можно чаще увидеть на улице "разговор" глухонемых. Чем вы это объясните, инвалидов стало больше?

— Думаю, что общество становится более открытым и люди с ограниченными возможностями не стесняются свой недостаток обнаружить. Это очень хорошо. Значит, у моих детей больше шансов найти свое особое место в жизни.

Визитная карточка

Ирина родилась в семье ведущего инженера ЗЭМЗа Анатолия Григорьевича, мама Татьяна Васильевна тоже инженер со Скобянки. А обе дочери заводских инженеров стали педагогами. Старшая Ирина окончила Московский государственный педагогический институт им. Ленина и выбрала специальность дефектолога. Она соавтор книги "Вызывающее проблемное поведение детей со множественными пороками развития". В издании этого учебника для дефектологов участвовали российские и голландские ученые.

В книге использован опыт работы в интернате слепоглухих детей, где Ирина Анатольевна прошла путь от воспитателя до замдиректора по воспитательной части. Работала в коррекционной школе в Нижнем Новгороде, куда выезжала с супругом-военнослужащим. Сейчас трудится в сергиевопосадской коррекционной школе. Дочь — студентка педагогического вуза и сын — школьник.

Светлана АНИКИЕНКО

Газета "Вперед"