СНЫ О ЧЕМ-ТО БОЛЬШЕМ

28 октября 2009 2545

Никогда не думала, что встреча с маленьким ребенком может произвести на меня такое сильное впечатление. Когда я впервые увидела 10-летнюю Варю, она показалась мне очень живым и жизнерадостным человечком. В тот момент я не знала, что судьба лишила эту девочку зрения.

СНЫ О ЧЕМ-ТО БОЛЬШЕМ

Трудно описать чувство, которое ты испытываешь при виде слепого ребенка. Для нее наш мир не больше, чем одно черное пятно, и вся жизнь этого маленького создания проходит в вечной темноте.

Варвара ослепла, когда ей было полтора года. Во время беременности ее мама заразилась токсоплазмозом от домашней кошки (токсоплазмоз — широко распространенное паразитарное заболевание человека и животных, которое вызывается простейшими микроорганизмами). У Вари нет никаких психических отклонений, она неплохо интеллектуально развита. Во всей этой истории есть только одна проблема: девочка абсолютно ничего не видит. Жизнь не позволила ей насладиться всеми красками окружающего мира, и поэтому она создала свой собственный. Единственным спасением для маленькой Вари стал сон.

— Я люблю, когда ручки и ножки становятся слабыми и хочется спать. Потому что после этого приходит сказка. Я засыпаю и вижу. Только ночью я вижу, — так начала свой рассказ наша героиня. Во сне она вновь обретает свой утраченный дар. Пусть только на какие-то мгновения, но в этом мире иллюзий к Варе возвращается зрение.

— Почти всегда это одна и та же картинка, но она такая красивая, живая и настоящая. Мне становится очень легко и хорошо. Я могу дотронуться и увидеть пушистую домашнюю кошку, полюбоваться облаками. Так странно, мама говорит, что небо голубое, а в моей сказке оно почему-то серое. Я не помню, какого оно на самом деле цвета. Ведь когда я ослепла, то была еще совсем маленькой, — откровенничает со мной Варенька.

После этих слов уже трудно что-либо добавить. Мы, зрячие, постоянно жалуемся на свои проблемы, но какая это мелочь по сравнению со страшной бедой, которая внезапно обрушилась на беззащитного ребенка.

— Благодаря снам я живу, — продолжает Варя. — Тяжело постоянно быть в темноте. А когда я засыпаю, то вдруг появляется свет.

У меня есть один секрет: каждый вечер я ложусь, крепко обнимаю подушку и прошу у бога, чтоб он позволил мне когда-нибудь проснуться и увидеть тот свет, который приходит ко мне в моей ночной сказке.

Что будет с Варей дальше, пока никто не знает. Самое ужасное — мы ничем не можем ей помочь.

СНЫ О ЧЕМ-ТО БОЛЬШЕМ

Уже попрощавшись с маленькой девочкой, я обратила внимание на небольшую картину, которая висит на стене в ее комнате. Признаюсь, пейзаж, который я увидела, вызвал у меня искреннее изумление. На картине был изображен ненастный зимний вечер. Заснеженные деревья, пошатнувшиеся от ветра, небольшое озеро, которое крепко сковал лед — здесь не было ни одного яркого штриха. Казалось бы, ничем не примечательный пейзаж. Но когда смотришь на картину, по всему телу вдруг пробегает страшный холод.

Я поинтересовалась у мамы девочки, откуда у них этот странный пейзаж. Честно говоря, ответ поразил меня даже больше, чем само изображение.

— А это моя Варенька нарисовала. Даже слепой ребенок может быть очень талантливым. Жизнь забрала у моей дочери зрение, но это не повод, чтобы опускать руки, — сказала Елена, мама нашей маленькой героини.

Спрашиваю у Вари, что она хотела передать в этом холодном угрюмом пейзаже и почему именно он висит у нее на стене.

— Я нарисовала то, что пришло ко мне во сне. Там я видела нашу жизнь. А жизнь — это и есть холодная зима…

Тяжело знать, что невинный ребенок страдает от страшной неизлечимой болезни. В ее жизни больше никогда не будет яркого солнца, она так и останется жить в своем призрачном мире иллюзий и надежд.

Но многим из нас можно поучиться у Вари искренней любви к жизни.

ЖИЗНЬ В ОСОБЕННОМ ДОМЕ

Таких домов в мире всего два: в американском Перкинсе и в подмосковном Сергиевом Посаде. Уникальные дома-интернаты для слепоглухих детей. В России в этом году отмечают 100-летие образования общества помощи таким детям. А через четыре года лучшему в мире детскому дому исполнится полвека. Сергей Страхов узнал, как здесь учат слепого ребенка видеть, а глухого — говорить.

ЖИЗНЬ В ОСОБЕННОМ ДОМЕ

Освоить гитару и обычному человеку не так-то просто. Но Володя смог, несмотря на то, что с рождения почти не слышит и совсем ничего не видит.

Когда-то Володя ходил в обычную школу и ухаживал за больной матерью. Ему было всего девять, когда она умерла и мальчика поместили в психиатрическую клинику. Педагоги этого детского дома вытащили его оттуда. Здесь он успевает и учиться, и работать. А в свободное время помогает младшим друзьям.

По статистике, слепоглухих детей в России рождается 8 на 10000. А такой центр единственный даже на территории стран Содружества. Мест здесь всего 260. Самым младшим воспитанникам нет и года.

Маленькая Ариша не слышит и не видит с рождения. Когда она поступила сюда, она не умела даже ходить. Сейчас девочка ничего не боится и потихонечку учится с помощью специальных предметов. Свеча, например, здесь означает начало занятий: Ариша берет в руки коляску и начинает осваивать пространство.

Методика работы с детьми в этом центре уникальна. Педагог сначала учит ребенка «видеть» руками предметы, друг друга. Только через руки они узнают, что такое дождь и снег. Несколько лет такой кропотливой работы дают колоссальный результат. Алёна тоже с рождения слепоглухая. За четыре года здесь ее научили говорить.

Для детей время течет незаметно, но даром его никто не теряет. Все строго по расписанию: в 7 утра подъем, а в 9 уже занятия. Все как в обычной школе, только со своей спецификой. Сегодня пишут сочинения, как провели лето. Точками рассказывается история о том, как Коля был в дельфинарии. А рядом Маша описывает, какое ласковое море на ощупь. Этим летом всех ребят свозили в Геленджик. Возможно, в последний раз: спонсором было одно из московских казино. После закрытия игорных заведений детский дом остался без благотворителей. А еще игорные фишки помогли обустроить территорию в 12 гектаров, содержать которую сейчас просто нет средств. Перспектива одна — детдом станет учебной базой для стажировки специалистов.

«Мы хотели бы, конечно, чтобы были перспективы, и как можно быстрее, чтобы они осуществились. Но это возможно только при помощи правительства», — говорит заместитель директора Сергиево-Посадского детского дома-интерната для слепоглухих Елена Николаевна Топоркова.

Пока же помогать детям и их родителям решено через Интернет. Проконсультироваться у специалистов теперь можно, не выходя из собственного дома. Однако с этим категорически не согласен Володя. Он считает, что помочь ребенку можно, только при личном контакте. И обещает: когда он станет известным музыкантом, то сможет помогать детям без Всемирной сети. Сегодня заветная мечта стала ближе.

Мария ЖДАНКИНА

Газета "Вперед"