"МАСЛЕНИЦА-ОБМАНЩИЦА"

10 февраля 2010 2429

"Масленица-обманщица — вильнула хвостом и обернулась Великим Постом" Поговорка

Статус Масленицы в ХХ веке был неопределенный и расплывчатый — между небом и землей. Некогда буйному языческому празднеству, с целью "перевоспитания" притянутому к христианскому календарю, без конца этим прошлым попрекали. Причем с разных сторон. Помню, моя бабушка (отнюдь не ханжа!) считала это действо "ерундистикой, недостойной доброго христианина" и "темным царством Островского".

А для ее потенциальных оппонентов — большевиков, масленица была "поповским праздником" и "пережитком дикарства". Причем — одновременно.

«МАСЛЕНИЦА-ОБМАНЩИЦА»

Журналист из уездной газеты "Плуг и молот" (предшественница "Вперёд") сравнивал наших земляков, принимавших участие в очень характерных для Сергиева Посада масленичных катаниях, с дикарями Полинезии. Ни больше ни меньше. Образно. Среди этих обитателей субтропиков с Блинной горы были замечены и местные комсомольцы и коммунисты, списывавшие все на "спортивный интерес", т.е. любопытство. Их называли "сочувствующими дикарями", хотя где находится Полинезия, наши земляки имели самое смутное впечатление.

Блин для наших земляков не был чем-то сугубо масленичным. Троицкие блины славились на весь православный мир, входили в обязательный пункт программы любого гостя города (паломника или проезжего), имели кучу разновидностей и свою "столицу" — Блинные ряды, или — Блинный двор. Ерники-балбешники даже Троицкому праздничному трезвону придавали "блинный" характер: "Блин, блин, полблина-полблина, четверть блина-четверть блина! Приходите в гости к нам — по горячим по блинам! Будем-будем, не забудем! Будем-будем — не забудем!" Ликвидацию Блинного двора в 1919-20 гг. автор одной из статей сборника "Сергиевский уезд Московской губернии" (1925) ставил в одну из крупнейших заслуг революции в городе. С тех пор блин так и не оправился, несмотря на открытие в 1973 году "Блинной" на ул. Карла Маркса. Да и сейчас подвижек в возрождении его славы не наблюдается. Скорее доживем до "Троицкой пиццы" или "Троицкого гамбургера"…

Ну а масленица? Тогда, в 1920-е ей не придумали эквивалента, вроде "Красной Пасхи" или "Красного Рождества". Кончился нэп, с ним — конные катания. Осталось что-то неопределенное сезонное полусемейное, которое зачастую просто называли "так заведено". Я помню даже одного мальца, весьма своеобразно понимавшего пословицу "Не все коту масленица, будет и Великий Пост". Масленица у него превращалась в "маслице", а Великий пост — в "двух красивых конвойных", которые должны привлечь кота к ответу за расхищение народного достояния...

Иногда делались робкие попытки притянуть масленицу к 8 Марта. Заключалось это в том, что на страницах печати появлялись рецепты блинов. Успеха это не имело, народ твердо держался "привязки" к церковному календарю. И это власти, перешедшие в 1958 году в новое наступление на религию, настораживало.

"Хрущевская оттепель". Вдруг разом общество потянуло на "корни", правда, несколько в духе героини рассказа А. П. Чехова "Попрыгунья". Умиление храмами, избами, примитивами совпало с тенденциями в дизайне и изобразительном искусстве — "Суровый стиль". Место чашек в духе Кузнецова заняли керамические сервизы, на место статуэток встали ферапонтовские и дымковские игрушки. В традициях советской пропаганды плакаты изображали идейных матрешек, с суровым видом выметавших "старый", т.е. в данном случае присущий "сталинской" эпохе быт.

Вот тогда-то и вспомнили про масленицу. Собственно, объектом эксперимента стал и праздник Троицы — его назвали "Праздником русской березки". А злополучной масленице, которую к тому времени многие люди, вслепую стремившиеся к вере, всерьез начали считать "религиозным праздником", было присвоено прозвание "Проводы русской зимы". Казалось, это должно было отделить ее от любого религиозного начала. Культуртрегеры продумали все до мелочей. Не учли только того, что и новый советский праздник был "привязан" к сыропостной неделе... И по дате "Проводов..." народ, не имевший церковных календарей, определял начало поста и дату Пасхи...

«МАСЛЕНИЦА-ОБМАНЩИЦА»

При всей заданности праздника у него сохранялись основные признаки — гулянья, блины, началось возрождение сожжения Масленицы, к тому времени сохранявшееся только в сельской местности, да еще и в самой глубинке.

Первое время "Проводы русской зимы" проводили кто во что горазд, на усмотрение местных руководителей культуры и клубных работников. Но в феврале-начале марта 1965 года (т.е. 28 февраля — 5 марта) был устроен "эталонный" праздник в спорткомплексе "Лужники", а к его проведению подготовлен фильм "Зима-весна". После этого "Проводы" повсеместно стали проходить примерно одинаково: с блинами, самоварами, фольклорными ансамблями, выездной торговлей, ряжеными, скоморохами, потешными соревнованиями, в т.ч. и с залезанием на шест, на котором был приз — петух, самовар или еще какие-нибудь дары. Реанимировалось кое-где (там, где еще сохранились лошади) катание на тройках.

Кстати, про выездную торговлю. На "Проводах русской зимы" в 1971 году одна из торгующих организаций "выкинула" дефицит — дамские сапоги. Все они были одного цвета — красные. Потом многочисленных обладательниц праздничного товара прозвали "гуси лапчатые"...

Как и всякому событию в то время "советской масленице" предшествовала (а потом и сопровождала) кампания в средствах массовой информации. В феврале женские журналы ("Работница", "Крестьянка"), а также многие газеты, публиковали рецепты блинов разного вида, по радио транслировались передачи о традициях русской масленицы, зачастую — о каждом из дней с его характеристикой, напирая на понятие "традиция". "Традиционность" должна была укреплять и передававшаяся песня из оперы "Вражья сила":

"Потешу я свою хозяйку,

Возьму я в руки балалайку!

Широкая масленица — ты с чем

пришла?"

Кстати, в самой опере поет ее отрицательный герой, да и сам сюжет отнюдь не веселый. Но это если в контексте. А без контекста — "Задорный скоморох!"

А вот детям в вечерней программе для школьников (ее транслировали с 16 до 17 часов по первой программе радио) обязательно передавали композицию по мотивам балета И. Стравинского "Петрушка".

Под названием "Проводы русской зимы" масленица прожила четверть века. Когда в 1990-е годы ей было возвращено ее первоначальное название, уже успело сложиться мнение, что вчерашние "Проводы" — это и есть древний языческий (нужное вставить) праздник Масленицы... Ведь все, что существует больше десяти лет, это значит "спокон веку так было".

Александр ЛУНЕВСКИЙ

Газета "Вперед"