ЖИЗНЬ ВНЕ СТАТИСТИКИ

03 марта 2010 2864

На днях по телеканалам прошел сюжет о решении конституционного суда Германии увеличить минимальное пособие по безработице, поскольку оно не соответствует нормам европейского существования. Сейчас тамошнее воспомоществование составляет 360 евро на человека, не считая всех льгот при этом статусе. Наша минималка в 20 раз меньше, недотягивает до тысячи рублей. Тем не менее надо еще суметь попасть в эту “обойму”. Знакомые безработные рассказывали, что занимали очередь в шесть утра, чтобы попасть к специалистам районного центра занятости.

ЖИЗНЬ ВНЕ СТАТИСТИКИ

По официальной статистике, в районе более 3000 безработных. Но стоит присмотреться к очередям на бирже труда, побеседовать с посетителями управления соцзащиты и службы жилищных субсидий, побывать на ярмарках вакансий, навести справки в знакомых семьях, и становится ясно, что скрытая безработица сегодня в два-три раза выше. Как выживают наши земляки на микропособие от государства, и есть ли жизнь за пределами статистики — об этом мы говорили с собеседниками, имена и род занятий которых по понятным причинам изменили полностью.

“Как я проиграл гастарбайтеру”

У 47-летнего коренного сергиевопосадца Сергея извилистая биография. У него был период творческого труда, потом он служил, а сейчас считает себя мастеровым человеком. Пригодилась наука, которую перенял от отца-домостроителя. Ремесло неплохо кормило, пока не грянул кризис. Фирма, где работал Сергей, подтянула поясок и выдала своему каменщику трудовую книжку. Свободен.

— Я, конечно, в центр занятости. Выстоял, как все, длинную очередь за талончиком на посещение биржи труда и настоял на том, чтобы мою незанятость официально зарегистрировали.

— А чего вы ожидали от центра занятости?

— Была надежда, что биржа предложит работу, что подвернется вариант со стабильным трудоустройством. По телевидению идут сюжеты о том, что все службы занятости якобы объединены в одну работную систему. Я же не собираюсь сидеть на шее государства, многое умею, силы есть и хочу работать. Но на районной бирже труда мне дали лишь две странички с вакансиями. Списочек почти мертвый. В нем либо никому не нужная работа, которая не покроет даже проезд в автобусе. Либо вакансии, которые “уже давно заняты”. Мне пришла мысль, что многие фирмы таким образом, очевидно, добиваются каких-либо льгот. Делают вид, что принимают участие в социальных программах, а на самом деле “места уже заняты”.

— А возможность с переобучением не представилась?

— Ну, как же, возможностей масса. Только по всем профессиям, которые представляют интерес, обучение за свой счет. А откуда у безработного деньги, если он живет на 850 рублей в месяц?

— На что же вы, в самом деле, существовали? Семья поддержала?

— Моя семья — это больная мать. Супруга ушла, как только начались проблемы с работой. А жил на то, что подвернется. Хорошо, что ремесло в руках. Кому печь сделать, кому кафель положить, а бывало, и могилы копал ради дневного заработка. И все это в условиях строжайшей конспирации, а то ведь еще и накажут. За то, что помощь от государства получаешь, да еще деньги на стороне зарабатываешь.

— Сколько выдержали в этом “подполье”?

— За полгода нахлебался унижений сполна. Надо ведь еще каждую неделю чуть не по часам отмечаться в центре занятости, как условно осужденные отмечаются в комендатуре. В общем, вышел на работу на местную пищевую фабрику. За восемь тысяч резал специальным мачете пласты готовой продукции. К концу недели рук не чувствовал от боли. На фабрике и не думают обзаводиться современными резаками. А зачем, если есть дармовая рабсила — свои безработные и гастарбайтеры.

— А между вами конкуренция?

— Еще какая! У меня напарником был таджик. С меня пот градом от работы, а он каждые полчаса отдыхает. Я к мастеру: где же этот труженик, почему не работает на равных? Она отвечает, дескать, не видишь, устал человек, на две смены нанялся. Такая меня досада взяла: я, коренной житель, вынужден от безнадеги за любую работу браться да еще вкалывать за среднеазиатского волынщика?! Плюнул и ушел.

— Куда, опять в центр занятости?

— Э, нет, ушел на народную биржу труда. Свое мастеровое сообщество выручает друг друга, сбиваемся в бригады и работаем на себя, на свои семьи. Так сегодня живут и трудятся тысячи сергиевопосадцев, не учтенных никакой статистикой. В этой сфере свои трудовые ресурсы, свой ВВП, своя модернизация. Но страна предпочитает эту экономику не замечать.

Безработный делает БИЗНЕС

С прошлого года в районном центре занятости начали выдавать безработным безвозмездную субсидию в 60 тысяч рублей на открытие своего дела. При встрече руководитель службы трудоустройства Сергей Сенников сказал, что эта программа успешно продвигается. Но нам хотелось услышать отзыв от самого участника проекта. Вот что нам рассказала на днях 35-летняя безработная Марина о своих ближайших бизнес-планах.

— Марина, от кого вы услышали о возможности получить средства на открытие своего малого предприятия?

— По телевизору рассказывали. В Кабардино-Балкарии, например, все сельчане стали предпринимателями по путевке центра занятости. В каждом дворе скотина, купленная на государственные субсидии. Были безработные, а стали деревенскими предпринимателями. Я уже год на учете как безработная после увольнения из частной фирмы. Мое пособие средством к существованию не назовешь. Но я зарегистрировалась, поскольку этот статус дает возможность хотя бы пользоваться медицинской страховкой и получать бесплатное лечение по больничному.

— Года на скудном пайке хватило?

— Вполне. Созрела мысль, что ждать нечего и надо на что-то решаться. Спросила в центре занятости, могу ли я открыть свое дело при поддержке государства. Меня направили к консультанту. Оказывается, я еще в прошлом году могла подать заявку. Жаль, что не воспользовалась такой возможностью раньше.

— С чего начать тем, кто последует вашему примеру?

— В начале года, сразу после праздников, я написала заявление, а специалист центра занятости заполнил анкету и тест. Затем мне предложили составить бизнес-план и показали с помощью вопросников, как это делается.

— Надо забросить все дела на месяц, чтобы справиться с такой задачей?

— Мне потребовалась неделя, чтобы все обдумать и представить проект рентабельного малого предприятия. А здесь масса всяких нюансов. Даже расходы на рекламу вашего будущего бизнеса учитываются.

— Ну, теперь-то можно отправляться за деньгами?

— Еще нет. Бизнес-план центр отправит на экспертизу в торгово-промышленную палату. При положительном исходе я получу разрешение на открытие своего дела, а деньги поступят в марте или позже. За них, кстати, еще предстоит отчитаться перед центром.

— А стоит вся эта морока того, чтобы получить всего-то 60 тысяч рублей?

— Для меня это не лишние деньги. Хотелось бы более солидной поддержки, но в центре говорят, что это пока не предвидится. Я уже знаю, какое оборудование приобрету. Говорят, в этом году полтора десятка безработных станут бизнесменами.

Что ж, и 15 устроенных безработных — это победа. Но, согласитесь, что даже для официальных 3000 незанятых такой ресурс — капля в море.

Ни рыбки, ни удочек

Чиновники и депутаты любят повторять, что рыбки на всех не хватит, надо раздавать удочки. Человеку надо дать возможность заработать себе на жизнь. Но беда в том, что сегодня тысячи людей не имеют ни работы, ни реальной поддержки при потере заработка от государства. И при этом как-то выживают. Об этом мы говорили с 60-летним Павлом, который успел поработать в Советском Союзе, за рубежом, а ныне неучтенный российский безработный.

— Почему неучтенный, Павел?

— Я — советский человек, меня учило государство, и к нему я пришел за помощью, когда попал под сокращение. И в коридорах услышал вот что: вы же умный человек и должны понимать, денег на всех безработных не хватит. Уступите место на бирже тем, кто совсем у края жизни. И зачем, скажите, вам эти несчастные 850 рублей, при том, что вы теряете право на любой заработок? Я повернулся и ушел, с тех пор перебиваюсь случайными заработками. Это не служба занятости, это последний собес.

— А как вы себе представляете бюро трудоустройства?

— Я уже искал работу в европейской стране. Обратился в агентство по труду. Мне могли позвонить в любое время дня и ночи, если подворачивался нужный вариант. Это была настоящая заинтересованность, а не профанация службы трудоустройства, как в нашей стране. Фирма поручалась за меня, а я в случае успеха рассчитывался с ней своим первым заработком.

— У нас никак не могут подсчитать безработных. Это невыполнимая задача?

— Скоро будет перепись населения. Включить в анкетирование еще один вопрос — и будем знать точно, какими неучтенными трудовыми ресурсами располагает страна. Но одно можно сказать и без опросов: не может быть безработицы в стране, которая намерена развиваться и модернизироваться.

ОТ РЕДАКЦИИ. Мы познакомили читателей с некоторыми мнениями о проблемах безработицы и рассчитываем, что обсуждение актуальной темы поддержат наши читатели. Ждем ваших звонков и писем.

Комментарий

ЖИЗНЬ ВНЕ СТАТИСТИКИСергей СЕННИКОВ, директор Сергиево-Посадского центра занятости населения:

— Действительно, по сравнению с прошлым годом количество безработных в нашем районе значительно возросло и сейчас составляет 3005 человек. Но уверен, что эти цифры не учитывают скрытую безработицу, которая реально может быть и в 2 раза больше. Безработица у нас — одна из самых высоких по области. Увы, это из-за структуры экономики территории. В советские годы у нас были заводы-гиганты, которые сейчас в глубоком кризисе, и сельхозпредприятия, преобразованные нынче в акционерные общества.

Поэтому и с вакансиями у нас не густо. Сейчас районные предприятия нуждаются в 487 сотрудниках. И это в основном рабочие с низкой оплатой труда. Плюс есть вакансии в Мытищах, Пушкине, Москве. Но их мы предлагаем довольно редко, потому что откликаются люди с неохотой: сами посудите, в столице первыми под сокращение попадают жители области, да и уровень оплаты рабочих с учетом затрат на проезд и питание оказывается мизерно выше. В Дмитрове есть вакансии, но ведь туда на общественном транспорте добраться практически невозможно.

Тем не менее районный Центр занятости сам занимается поиском вакансий и по району, и в общероссийской базе данных. Но вы поймите, с работой сейчас везде не густо. Обычно ведь у нас было по 800-900 мест для трудоустройства, а сейчас, как я уже упоминал, менее 500. Поэтому с уверенностью могу утверждать, что кризис и спад производства мы еще не пережили, хотя некая стабилизация ситуации наметилась.

К примеру, по сравнению с концом прошлого года-началом нынешнего наметилась тенденция к уменьшению темпов роста безработицы. Хотя и сейчас мы ежедневно регистрируем не менее 20-30 граждан, оставшихся, что называется, на улице. Большинству из них выплачиваем пособие по безработице, которое в зависимости от многих индивидуальных факторов составляет от 850 до 4900 рублей в месяц.

Вот некоторые собеседники жалуются, что в Центре занятости очереди. Они и вправду бывают. Но их выстаивают только первично обратившиеся в службу. И то из-за того, что количество ежедневно обращающихся невозможно регулировать. А те, кто состоят у нас на учете, приходят отмечаться в строго назначенное им время и не задерживаются долго. Отмечаться им необходимо, ведь пособия выплачиваются из государственной казны, а за расходованием этих денег всегда особый контроль.

Кстати, каждому обратившемуся мы предлагаем переобучение. Но это не свободный выбор профессии за государственный счет, как многие могут подумать. Мы направляем на переобучение по востребованным специальностям, но с одним условием: стоимость переобучения за казенный счет не должна превышать 8600 рублей. Это не каприз Центра занятости — таков закон. Наши специалисты всегда стараются дать новую профессию как можно большему числу безработных. Но есть лимит, который выделяет на каждый район государство. В этом году по Сергиево-Посадскому району он составляет 850 человек. Именно на их переобучение будут выделены средства бюджета.

Светлана АНИКИЕНКО

Газета "Вперед"