ОБЛАКА СКАЗАЛИ: "ЛЕТО!"

31 марта 2010 2132

23 марта, во Всемирный день метеоролога, мы побывали на Дмитровской метеостанции. Она обслуживает не только свой и наш районы, но и вместе с другими шестнадцатью станциями области входит в международную систему обмена метеоданными.

ОБЛАКА СКАЗАЛИ: «ЛЕТО!»В России официальный "старт" системе гидрометеорологического мониторинга был дан 170 лет назад указом императора Николая I. Метеостанции в Дмитрове 110 лет. Вначале это был наблюдательный пост, а с 1941 года на небольшой площадке в центре старинного города ведутся полноценные, то есть по всем показателям, круглосуточные наблюдения за погодой.

"Погода" для метеорологов — это не совсем то же, что для нас. Для них это принятая международными стандартами сумма показателей в соответствии с методикой наблюдения за атмосферными явлениями. Что это такое?

В течение суток каждые три часа, то есть восемь раз, дежурный заносит в журнал наблюдений температуру воздуха и поверхности почвы или снега, силу и направление ветра, наличие снега или дождя, форму облаков и расстояние от них до земли.

Как часто средний горожанин смотрит в небо? Судя по нашему опросу, ни звезд, ни луны многие вообще не замечают. То, что у нас можно увидеть Млечный путь, для некоторых — откровение. Метеоролог на станции восемь раз в сутки разглядывает небо, облака, прикидывает, как низко они летят. Мечта, а не профессия! Но приятное с полезным, видимо, не уживаются. Зарплата наблюдателя рядовой метеостанции шесть тысяч рублей.

Заведует станцией Нина Николаевна Копылова. 47 лет назад она пришла сюда после окончания техникума да так и осталась. Весь штат в шесть человек, естественно, женский. "На наши доходы, — смеется Нина Николаевна, — мужчины не пойдут".

Нам еще раз напоминают, что на метеостанции погоду не предсказывают — за ней наблюдают, и мы с Ниной Николаевной идем на площадку.

* * *

На небольшом огороженном участке — 26 на 26 метров — разбросаны приборы. В сколоченном из деревянных реек ящике прячутся от прямого ветра психрометры. Поднимаемся по лесенке, открываем. Термометры показывают текущую температуру — минус один градус по Цельсию, но прибор позволяет зафиксировать температурный максимум и минимум за три часа. Там же смотрим влажность: 46 процентов. Мы и сами чувствуем — воздух сухой, при этом испытываем странное удовольствие от того, что приборы подтвердили наши ощущения.

Три термометра прямо под ногами, не наступить бы. Они измеряют температуру поверхности почвы, в нашем случае, конечно, снега. Быстро смотрим высоту снежного покрова — 20 см. Затем вытаскиваем из трубы, уходящей в землю, тонкий резиновый шланг и пальцами находим место, где вода внутри его замерзла. Промерзание почвы — 90 см.

Заглядываем в осадкомер. Внутри почти космических "закрылков" (это ветровая защита, чтобы не попадал "косой" дождь) стоит цилиндрическое ведро из нержавейки. Ведра меняют четыре раза в сутки. Но сегодня день не только "без осадков", но и на редкость солнечный, поэтому в ведре пусто.

Сила и направление ветра, как и почти все показатели, от датчиков сразу попадают на самописцы приборов в лаборатории наблюдения. Ветер западный, семь метров в секунду — не ветер, а одно удовольствие!

Покатая "горка" — прибор для "измерения гололеда".

И, наконец, облака. Они плывут над нами — редкие и, как говорит Нина Николаевна, «кучерявые», характерные для летней погоды. Приборы показывают расстояние от земли до этих предвестников весны. Их сравнят с образцами по атласам облаков (их три), закодируют и по сети отправят в "вышестоящие инстанции".

ОБЛАКА СКАЗАЛИ: «ЛЕТО!»

Все показания — как визуальные, так и снятые с приборов — кодируются. Международные коды метеорологов — это набор цифр, где за каждой "прячется" показатель погоды: сила ветра, форма облака или температура на снегу. Все это каждые три часа отправляется в Гидрометцентр. Там с цифрами работают уже синоптики: чертят графики, анализируют и выдают свой прогноз, который либо сбывается, либо — нет.

Справка

Метеорология — наука о строении и свойствах земной атмосферы и совершающихся в ней физических процессах. Статистика, накопленная за последнее десятилетие, показывает, что более 80% всех стихийных бедствий имеет метеорологическое или гидрологическое происхождение.

Сегодня практически нет такой отрасли, которая не испытывала бы влияния гидрометеорологических условий. Почти все сферы экономики — потребители гидрометеорологической информации или информации о загрязнении окружающей среды. Это сельское и водное хозяйства, авиация, железнодорожный и автомобильный транспорт, топливно-энергетический комплекс, строительство и коммунальное хозяйство, здраво-охранение, ресурсные отрасли, оборона, население, служба борьбы с чрезвычайными ситуациями.

В 50-е годы потери от всех случавшихся в мире стихийных бедствий оценивались в четыре миллиарда долларов в год, а в 90-е годы — уже в сорок миллиардов долларов в год.

Анализ показывает, что прогнозы российских метеорологов позволяют уменьшить возможные экономические потери в среднем на 40% (от 15% в морской отрасли, до 46% в строительстве).

От первого лица

ОБЛАКА СКАЗАЛИ: «ЛЕТО!»— Нина Николаевна, вы верите в прогноз погоды, который мы слышим по телевизору? И расстраиваетесь ли, если он не сбывается?

— Сейчас многие прогнозы составляют. Но мы работаем только с Гидрометцентром, ему и верим. Конечно, прогноз не всегда сбывается. Редко, но такое бывает: говорили "без осадков", а идет дождь. Но мы не расстраиваемся, мы понимаем, что синоптик дает ориентир: "может — не может" что-то состояться. Состоится ли на самом деле, зависит от атмосферных явлений. Нельзя на сто процентов предсказать, что произойдет с воздушной массой. Например, идет арктическая масса, а по пути она может захватить влажный теплый воздух.

— Говорят, раньше прогноз был более точным.

— Если погода устойчивая, тогда можно спрогнозировать ее на пять-семь дней. В свое время были даже некие условные критерии: примерно через десять дней погода менялась. Но сейчас такого нет, устойчивость погоды стала меньше. Таких перепадов, какие мы наблюдаем сейчас, прежде не было. Раньше лето было летом, а зима зимой.

— Сейчас много говорят о потеплении. Вы наблюдаете за погодой более сорока лет. Заметили ли вы изменение климата?

— Если раньше была среднегодовая температура плюс 3,8 градуса, то теперь она приближается к 5. Есть повышение, и оно устойчиво. О перепадах погоды я уже сказала.

— Когда начнется настоящая весна, и какой она будет?

— Еще раз хочу напомнить, что мы погоду не предсказываем. Но неужели вы не видите: облака-то на небе — летние! Зима в этом году была холоднее, чем обычно. Поэтому если обычно в конце марта снега почти не бывает, то сегодня снежный покров до двадцати сантиметров. Какой будет весна дальше, зависит от физических процессов в природе, как пойдут воздушные массы, с каким фронтом. Если день и ночь плюсовая температура, ждите больших затоплений. Но у нас благодаря мартовским ночным морозам, низкой влажности и солнечным дням, хоть их было и не так много, произошла выжимка воды из снега. Можно надеяться на умеренное половодье.

Галина СЕРОВА

Газета "Вперед"