СДЕЛАЛИ СЕБЕ АФРИКУ

26 мая 2010 2489

О семье фермеров, которые занимаются разведением страусов, мы узнали от авторов другого экзотического проекта — по выращиванию в теплицах шампиньонов и вешенок. Может быть, в Запольском воздух такой пьянящий, что смельчаков тянет на сельскохозяйственные приключения. Но фермеры-пионеры действительно живут в одной деревне, добрососедствуют и помогают друг другу в трудный момент. А главное, смелые идеи хоть и сопряжены с немалыми трудами, но оказываются жизнеспособными и успешными.

СДЕЛАЛИ СЕБЕ АФРИКУО запольских грибниках наша газета уже рассказывала, а теперь представился счастливый случай побывать на настоящей страусиной ферме. И своими глазами оценить, как прижились африканские нелетающие птички почти трехметрового роста в Северном Подмосковье, не заскучали ли по родной Эфиопии?

Деревенская "флотилия"

Подъезжаем на окраине деревни к забору высотой под стать "высокомерным" обитателям необычной фермы. Хозяин заранее предупредил, чтобы стучали громче и дольше. У него весь день ремонтные работы на крыше страусиного загона. Майский ураган сначала поднял как парус металлическую крышу с высокого "ангара", а потом и вовсе оторвал с гвоздями широкие листы. Их собирали на соседнем поле, и теперь хозяин, раздосадованный работой подрядчиков-бракоделов, собственноручно пришпиливал шифер специальными креплениями.

Пока Сергей Васильевич спускался со своей высокой стройплощадки, прислушиваюсь к звукам за забором. Удивительная, благостная тишина на подворье. Помнится, однажды побывала на цесариной птицеферме — это был чудовищный гвалт! Пестрая братия так оглушительно галдела, что невозможно было расслышать собеседника в двух шагах. А тут даже полет шмеля ничто не заглушает. Фермер ведет к страусиному "ипподрому" в дальнем конце участка и подтверждает, что его великаны на удивление неразговорчивы.

Он вспомнил, как на первых порах просыпался по ночам от характерного гулкого "пароходного гудка". Семья тогда, как полагается сельским новоселам, жила в баньке и достраивала деревянный дом. Даже удивлялся спросонок: неужели Волга так близко, что корабельные "голоса" доносятся до Запольского? Только потом узнал, что это самцы так переговариваются. А болтушка-страусиха за три года, что он разводит экзотическое стадо, вообще попалась только однажды. Это была не очень рослая птица, которая все время жаловалась и лопотала. Статные соседки снисходительно и молча поглядывали на нее: яйца-то у болтушки были так себе — меньше килограмма, а у великанш под два кило.

У загона подбираю скорлупку. С двух сторон отверстия — как мне объяснили, чтобы выдуть яичную массу. Эта порция равна содержимому 35-50 куриных яиц. Большую компанию надо собрать, чтобы затеять страусиный омлет. Рассказывают, что вкус у этого африканского блюда самый что ни на есть яичный, но гурманы в ресторанах готовы дорого платить за экзотику. У самой "скорлупки" вес как у фарфоровой вазы, она и отзывается на щелчок пальцем как прекрасный фарфор. Эта диковина тоже нарасхват, тут в очередь стоят другие "гурманы" — мастера художественной росписи. В ход идут перо на театральные костюмы и суперпрочная кожа, из которой африканские бедуины делали кольчуги от стрел. Одна тушка — это 70 кило мяса, похожего на телятину, косметологи расхватывают омолаживающий жир. Фермеры говорят, что страус — это безотходный коммерческий проект.

Сергей Васильевич меняет профессию

Офицер запаса и юрист, служивший в стране и за рубежом, говорит, что сам бы не поверил, если бы кто-то десять лет назад сказал ему, что они с супругой станут страусоводами. Одно знали точно, что непременно выберутся за пределы Москвы на волю. Оставили квартиры детям и перебрались в пригород. А спустя пару лет обнаружили, что столица снова дышит в спину. Стали колесить по Подмосковью в поисках нового "причала" и однажды попали в Запольское. Террасы с лугами и лесами, раздолье на четыре стороны очаровали всю семью, здесь и осели три года назад.

Не испугали их ни изрядно захламленный участок на краю деревни, ни отсутствие электричества и весь набор бытовых неудобств на первых порах. Бывшие столичные жители сами расчищали и осваивали свое подворье, караулили стройку, брались за любое непривычное дело — в общем, верой и правдой осваивались на земле. Почему занялись страусами, а не чем-то другим? Сергей Васильевич говорит, что мечты такой раньше не было, и с детства он у страусов в зоопарке дни напролет не проводил. О страусиных фермах узнал из Интернета. Подошли они с супругой к этому выбору не из баловства, а как к статье семейного дохода. Сразу рассчитывали, что страусы должны стать со временем их стабильными кормильцами.

Ирина Николаевна, у которой, между прочим, несколько городских профессий и опыт управления, прошла в институте птицеводства специальный курс по разведению страусов. Получила сертификат о том, что овладела необходимыми навыками. Автор проекта тем временем наводил мосты с подмосковными страусоводами и готовил вольеры для приема диковинных постояльцев. Здесь потрудилась вся семья — и малые, и старые. Павильоны и загоны строили по рекомендациям ученых ВНИТИП, всю работу делали сами.

Ирина Николаевна доказала квалификацию страусовода, когда в отсутствие электричества на подворье, без инкубатора, собственным живым теплом, как наседка, вывела птенца. Говорит, что даже ночью не разлучалась с двухкилограммовой деткой в фарфоровой броне. Первенца фермы благополучно вырастили, его потом отдали новым хозяевам. Сегодня на ферме наконец появилось электричество, можно задействовать инкубаторы, выводить птенцов. Есть планы увеличить поголовье до 12-15 птиц. Сергей Васильевич уже мечтает о приобретении семей австралийских страусов эму. Спрашиваю у главы семейной фермы, не пожалел ли он о своих трудах и окупаются ли усилия всей семьи?

— Три года мы сами пахали на своих страусов, — размышляет фермер. — Вкладывал деньги, которые зарабатывал прежней профессией. Но в этом году, утверждаю как человек, сведущий в бухгалтерии, ферма начала приносить доход. Пока небольшой, но это уже источник дохода.

Страусу ушанка не нужна

К нам присоединяется Ирина Николаевна с полуторагодовалым внучком на руках. У Марка "традиционный" наряд участников африканских сафари — подгузники и крапчатая широкополая шляпа с перьями. Маленькая изящная головка страусихи Белоснежки с трехметровой высоты ныряет почти к земле. "Балерина" точным щипком выхватывает у малыша хлебную корочку. Карапуз — в рев, дама в перьях безмятежно хлопает длинными ресницами. Через пару минут мальчонка протягивает птичке пучок травы, и все повторяется: щипок, малец в слезы, дедушка с бабушкой только посмеиваются.

Захотелось взять шалунью за тонкую шейку и как следует потрясти изящную глазастую головку: что же ты делаешь, птаха, человечьего птенца обижаешь?! И тут мне самой достается щипок. Оказывается, это не больнее приятельского хлопка по рукам. То-то Марк так быстро утешился и улыбка на его солнечной рожице уже от уха до уха. Говорят, страусов не просто разозлить. Наблюдаем, как вожаки своих семей Федя и Соломон в черно-белых "фраках" выражают друг другу неудовольствие. Остановились друг против друга, скривили открытыми клювами презрительные гримасы и разошлись в разные углы "ринга".

СДЕЛАЛИ СЕБЕ АФРИКУ

Но иногда эти танцовщики превращаются в разъяренных кинг-боксеров. Сергей Васильевич рассказал, как однажды домашний диктатор Федя устроил расправу над подружкой. Не дожидаясь, когда тиран нанесет бедняге фирменный удар двумя ногами в прыжке — а это таран в 150 кг живого веса, — фермер бросился на защиту страусихи. И так отдубасил самодура, что тот с перепугу весь день не выходил из дальнего угла загона.

О своих подопечных фермер постоянно узнает что-то новое. Оказалось, что африканцы легко переносят стужу Северного Подмосковья. До 25 градусов мороза зимуют в своих домиках без обогрева. Как-то ночью хозяин заглянул в вольер, а Федя распластался на земле, и шея у него, как брошенный водопроводный шланг. Думал, конец хулигану, а потом узнал об удивительной особенности страуса. Целые сутки, даже во сне, у этой осторожной птицы шея держится вертикально, как перископ подводной лодки, и только на пару минут страус позволяет себе расслабиться полностью. Тогда шея просто валяется на земле.

Услышав шум за пределами фермы, страусы то "становятся на цыпочки" и осматривают окрестности с высоты, если быть точной, 2,8 метра. Или же ныряют вниз и буквально прикладывают ухо к земле. Вот за этот маневр страусов и записали в трусы, которые при первой опасности закапывают голову в песок. На самом деле, у них отличное зрение и слух, а также отменный здравый смысл. Почуяв опасность, страусы включают автомобильную скорость. Но бойтесь разгневанного страуса и особенно его двойного удара ножными "кулаками", предупреждают фермеры.

Марк продолжает забавляться с Белоснежкой, которой он достает лишь до колена, а мы прощаемся с хозяевами страусиной фермы. И заранее просимся в гости, когда в Запольском появятся австралийские пришельцы.

Светлана АНИКИЕНКО

Газета "Вперед"