Газета — мама Интернета

15 января 2011 2773

Накануне Дня российской печати появился весомый повод поразмышлять, а нужна ли вообще государству пресса? Недавно по печатным изданиям и интернет-форумам прокатилась волна критических публикаций после обращения президента России Дмитрия Медведева к Федеральному собранию в части, касающейся прессы. Используя знаменитую стихотворную строчку из детской классики, президент объявил, что органам власти надо избавляться от "несвойственных функций владения заводами, газетами, пароходами".

Газета — мама Интернета

Газетная оговорка по Фрейду

Многие сочли, что это просто фигура речи и оговорка. Но тогда это оговорка по Фрейду, высказывали свое мнение газетчики солидных изданий. Учитывая, из чьих уст прозвучали эти слова и какой резонанс они будут иметь во властных структурах. Как известно, с заводами и пароходами разобрались в первую волну приватизации. А газеты, как важнейший инструмент власти, государство поостереглось полностью отдавать в руки ненасытному капиталу. Даже в период финансового банкротства политическая власть страны всегда находила экономические рычаги так или иначе поддержать печать, формирующую общественное сознание.

Не приходится сомневаться, что именно президентскую установку многие чиновники в Кремле и на местах выполнят неукоснительно и даже с большой радостью. Припомнят газетчикам все критические публикации в свой адрес, журналистские расследования о коррупции, финансовых аферах, махинациях с бюджетными деньгами.

Любопытно, что сразу после памятной фразы в Послании развернулась дискуссия в Интернете, причем с участием губернаторов. Руководители регионов отважились возразить гаранту Конституции, отстаивали право поддерживать региональную печать. Не осталось больше наивных, полагающих, что коммерческая пресса может быть независимой в суждениях. Тут цензура похлеще царской и советской — цензура даже не рубля, а доллара.

Будем надеяться, что пресс-служба Кремля к профессиональному празднику газетчиков все же сделает аккуратное разъяснение по поводу неосмотрительного заявления. Потому что иначе возникает казус: право на информацию является конституционным, и доступность его оплачивается бюджетом государства. То есть нашими налогами. Будет ли информация доступна каждому, если ее разом модернизировать в электронный формат, а газеты оставить только частные, коммерческие?

Где же тут гарантированное право на информацию? Номер общественно-политической газеты — местной или региональной — стоит от пяти рублей до десятки. А в каждом ли доме сегодня компьютер с доступом в Интернет? Про ту же самую модернизацию вам расскажут коммерсанты с точки зрения выгоды. А где властные структуры смогут доступно разъяснять населению суть текущих реформ и отстаивать общественные интересы? Почему государство добровольно лишает себя важнейшего политического инструмента обратной связи с народом?

Любой закон работает со дня опубликования в печати. Сюжет с экрана к делу не пришьешь, и болтовню в блогах под анонимными никами трудно назвать общественным мнением. Тогда как газетное выступление может быть основанием для работы правоохранительных органов и депутатских комиссий. За защитой личных, общественных и социальных прав человек по-прежнему обращается в авторитетную газету — местную или региональную.

Давайте вместе в канун дня российской прессы оглядим свой собственный печатный ландшафт. В районе выходит пяток устоявшихся изданий, переживших не одну смену властей и сообща представляющих жителям достаточно полное освещение общественно-политической жизни района. Представим на минутку, что из этого поля выпала муниципальная газета "Вперёд"...

Дыра в пейзаже

Куда крестьянину по-даться со своей земельной проблемой или горожанину с коммунальной? Районка, как все свои 92 года, продолжает исправно осуществлять взаимосвязь населения и власти. Полоса писем читателей остается фирменным продуктом старейшей газеты района. И можно утверждать, что это одна из самых читаемых страниц издания. По полосам газеты любой читатель может восстановить всю историю решения того или иного вопроса. Интернет пока не стал таким уникальным инструментом.

Ответит ли чиновник частной газете на злободневный вопрос? А муниципальной ответит, если намерен привлечь на пользу дела такой ресурс, как общественная поддержка. И если дорожит своей карьерой в том числе. Последние события в городе подтвердили, что последовательная и принципиальная позиция прессы по-прежнему действенна и приводит к реальным отставкам.

Президент предложил органам государственной власти избавляться от "несвойственных функций" — издания газет. Некоммерческую журналистику подвигают на вольные хлеба. И что мы будем иметь в итоге? Пересохнет испытанный, надежный канал призвать власть к разговору и обсуждению назревших проблем. Демократические альтернативы сегодня есть, но эффективность их пока скромна и выборочна. Попробуйте прорваться на личный твиттер президента. Но даже если это удалось, результат бывает почти курьезный.

В одной сергиевопосадской школе барышня-старшеклассница сумела отправить личное письмо главе государства. Написала Дмитрию Медведеву, что учебное заведение в ужасном состоянии и все покрыто опасными трещинами. Через неделю все педагоги в прединфарктном состоянии: проверку школы проводила высокая правительственная комиссия. Факты не подтвердились, барышня созналась, что хотела виртуальным способом добыть школе денег на благие цели. Попади письмо в местную прессу, его проверили бы сведущие в теме журналисты. И разрядили бы глупую ситуацию.

Газетный пасьянс

Итак, передо мной несколько стопок газет, и я честно пытаюсь разобраться, какому изданию доверила бы свою насущную проблему. Есть симпатичная газета "Ярмарка" — яркая, современная, ироничная, бесплатная. Делается газета на хорошем профессиональном уровне.

У коммерческой газеты есть своя коронная "фишка" — стабильный источник эксклюзивной информации. С долей профессиональной зависти могу сказать, что в силу своей мобильности и лаконичности издание часто успевает первой сообщить многие новости. Причем находит для этого точную и даже остроумную форму подачи. Газета приглашает читателей обращаться в редакцию со всеми житейскими заботами. Вот тут, коллеги, позволю себе не поверить в подобную заявку. Неделями разбираться в житейских дрязгах — дорогое удовольствие, вряд ли оно по карману частнику. Зато, как и полагается газете-коммерсанту, занимательной информации вдоволь. "Я" всегда была корректна в своей тональности и верна позитивному диалогу с властями. Но не в обиду, коллеги: где завтра будет это успешное издание, если к нему потеряют интерес учредители?

Однако у сергиевопосадского мини-"Коммерсанта" гораздо больше оснований называться городской газетой, чем у издания "Наш город". Газета считалась изданием городской администрации, но фактически была пиар-проектом мэра, за удаление от власти которого в канун нового года проголосовали сергиевопосадские депутаты. Обычно с сожалением отношусь к закрытию СМИ, но тут с облегчением скажу: покойся с миром, недобрая газета.

Выпускать такое издание могли только те, кому глубоко безразлична судьба города и района, его жителей. Тем не менее настоятельно рекомендую полистать упомянутое издание всем, кто считает, что выделять бюджетные средства на поддержку местной печати — это

"обман" и бесполезная трата денег. Кто не хочет поддерживать здравомыслящую прессу и тратиться на конструктивную информационную политику, будет платить чемоданы денег заезжим пиар-ателье. Мы хотим, чтобы в Посаде появилась еще одна "наша в доску" газета?!

Недавно была в Ярославле и увидела в гостинице пачку газет, как две капли похожих на "Новое зеркало" — даже похожий логотип на красном квадрате. На мой взгляд, если газета не желает удивить читателя — это признаки внутреннего кризиса. Если бы газета не металась между ролями "Ярмарки"-2 и районки-2, то уже давно бы поняла, что может стать городской "Вечеркой" №1. Непрерывное общение с жителями на улицах, облегченные материалы из бань, фитнес-центров, салонов красоты, увеселительных заведений, пирсинг-студий — вся эта полурекламная (в обход, кстати, норм законодательства о допустимом максимуме коммерческих материалов) продукция вполне совпадает со стилем городской "Вечерки".

Но кое-чему для этого статуса придется поучиться. В одном из недавних номеров издание сообщило, что нет у нас в городе гражданского общества, хоть плачь. Позвольте, а разве это не сергиевопосадцы дали недвусмысленную оценку деятельности городской администрации и настояли на отставке непопулярного мэра? Сама газета вроде бы принципиально вне политики. Как результат она стала единственной, которая буквально в остывающий след — накануне отставки мэра —

подготовила интервью с Николаем Масловым. И зачем-то еще раз познакомила с громадьем планов "неутомимого" градоначальника.

Газета "Вперёд" и издание областного медиа-холдинга "Сергиевские ведомости" — два издания, которых стишок про заводы, газеты, пароходы касается впрямую. Если районка потеряет свой статус и станет одной из частных газет, думаю, что эта утрата многих искренне огорчит. Почта едва не утащила на дно подписку "Вперёд". Но в районе и сейчас не менее десяти тысяч семей, для кого "Вперёд" родная газета. Полвека читатели на районку подписываются. А ведь это единственное издание, которое по подписке доставляют даже в самые отдаленные деревни и на малые сельские фермы.

Наверняка есть свой читатель и у газеты "Сергиевские ведомости".

Интернет, не помнящий родства

Поколению, выросшему на Интернете, хочется сказать: блоггеры, берегите газету, она — мать ваша. Иначе неоткуда будет черпать фактуру. В эфире останутся одни слухи и сплетни. А вот тем, от кого зависит сегодня судьба профессиональных печатных изданий, адресую следующий довод в защиту бюджетных СМИ. Во-первых, избавляясь от соучредительства, власть рубит под собой сук и лишает себя инструмента взаимодействия с обществом. Во-вторых, с исчезновением последних статусных некоммерческих изданий окончательно умрет и социально ответственная журналистика, которая еще держит планку культурного уровня и соблюдает этические нормы.

Рекламно-коммерческие издания будут продолжать обслуживать промышленно-финансовые или политические группы, далекие от общественных интересов. А общественно-политические издания без бюджетного прикрытия, скорее всего, упадут в руки идеологизированных движений, способных их содержать. Эта стихия сейчас в активном поиске организованных читательских аудиторий. Свободная политическая трибуна всегда лакомый кусок для популистов и демагогов.

Странно слышать от ученых мужей о том, что идеология, дескать, больше не востребована. Позвольте не согласиться и напомнить: свято место пусто не бывает. Если власть не будет заполнять образовавшийся за минувшее 20-летие идеологический вакуум позитивными и объединяющими идеями, быстро найдутся причудливые и опасные альтернативы.

Иллюзией было бы считать, что исключение газет из "несвойственных государству" функций коснется лишь официальных изданий. Если чиновники буквально выполнят наказ президента, прямо или косвенно это материально подкосит большинство информационных печатных изданий.

Светлана АНИКИЕНКО

Глас народа Дайте слово!

Пройдет еще немного времени, и первая партия обученных в Сергиевом Посаде журналистов покинет университетские стены. У студентов местного филиала Шолоховского университета Сергея, Седы, Анастасии и Алексея разные мотивы и разные представления о будущем. Накануне праздника мы спросили у них, какими они видят себя и свою профессию через несколько лет.

Сначала мы поинтересовались, что привело их сюда...

Сергей:

— Готовился к поступлению последний год. Я занимаюсь фотографией и однажды решил, что надо осваивать эту профессию во всех нюансах. Узнать то, что не видел и не знал раньше в силу отсутствия знаний. Пишущим журналистом вряд ли буду — максимум, что мне приходилось делать сейчас, это писать небольшие поясняющие очерки к снимкам для выставок.

Седа:

— Я приняла решение спонтанно, в какой-то мере это было решение родителей. Мне бы хотелось получить другую профессию, но это будет очень трудно сделать из-за большого конкурса. Чтобы не терять время, решила начать с этого. Может, в дальнейшем мне и понравится, посмотрим.

Анастасия:

— Мой выбор был связан с моими увлечениями. Я довольно давно слушаю тяжелую музыку, и мне не очень приятно, когда такие направления, как рок, металл и любую альтернативную музыку в целом поливают грязью, называют сатанинской. Я сделала этот выбор осознанно и после окончания института собираюсь посвятить жизнь музыкальной журналистике, чтобы показывать людям правду и убедить их в том, что эта музыка не так плоха, как они думают.

Леша:

— Спорт меня всегда интересовал. Я и сам играю за две команды, люблю и смотреть. Если появилась такая возможность — написать о спорте, почему бы и нет?

ПОТОМ СПРОСИЛИ

О ПРАВДЕ И НЕПРАВДЕ...

Сергей:

— Я разделяю в своем представлении газеты бесплатные и те, за которые надо платить. Бесплатные — это спам. Это реклама, какие-то статьи о прекрасном местном управлении, проще говоря, заказуха чистой воды. Что-то познавательное не раскидывается по почтовым ящикам как листовки. Я живу в Софрине, и одно время у нас было столько этого спама, что его ежедневно приходилось буквально выгребать из почтового ящика, особенно перед выборами. В газетах писали, как все хорошо, но я живу там и вижу, что происходит на самом деле. Мы на местном портале выкладывали сканы таких газет и по пунктам сравнивали: что пишут и что есть на самом деле. И реакцию это вызывает очень бурную, хочу заметить.

Леша:

— Чувствую ли я, когда газета говорит неправду? Не знаю, я не читаю газеты, только спортивные. В спорте бывает вранье, но там все быстро узнается. Запрос даешь соответствующий, на сайт команды залазишь. Вот там все и написано. Либо опровергают, либо подтверждают. О Манежной площади я вранья не заметил (речь идет об информации о митинге против «этнопреступности», посвященном гибели фаната «Спартака» с выходцами с Кавказа, переросшем в крупные беспорядки). В принципе, спартаковские болельщики правильно сделали, а испортили все только скинхеды.

Седа:

— Честно говоря, я думаю, это все было скоординировано. Хотя я и не смотрю новости...

Сергей:

— Не нужно это расписывать как этнические войны, потому что есть много организаций, которые на этом весьма удачно греют руки. Просто ксенофобия у людей в крови, это можно увидеть, углубившись в историю, и если бы кто-то со мной не согласился, я бы попросил его аргументировать свое несогласие. Не буду, конечно, говорить обо всей нации, но многие из нас не ведут уважительно по отношению к самим себе, и приезжие видят это. Мои родственники ездили в гости в аул — им там дали принятую в тех краях одежду. Если не носить ее, то просто камнями закидают.

И еще: о чем хотели бы рассказать читателям, зрителям и слушателям:

Леша:

— Прежде всего, о ЖКХ. Можно писать просто постоянно!

Анастасия:

— Проблем куча, в одном Сергиевом Посаде только!

Сергей:

— Общая тенденция сегодня — привлечь заголовком, хотя под ним может быть полный бред. Вот на этом строится политика средств массовой информации, которые "рулят" в Интернете. У печатных изданий ответственности больше, оттого они новости стараются подавать более осмысленно.

Леша:

— О музыке, культуре, спорте — там что-то происходит каждый день.

Сергей:

— О бездействии властей в период задымления в Центральной России. Я работаю в Москве, и каждый день мне приходилось туда ездить. Находиться нельзя было не только на улице, но и в помещении. Смертность, говорят, выросла в тридцать раз, и вместо того, чтобы спасать людей, определенные люди занимались пчелами. Вспомним Лужкова. О хорошем? Затруднюсь, наверное. Я заметил, что если происходит негатив, то это случается в глобальном масштабе, а маленькие радости происходят на личном уровне, и знаем о них, как правило, только мы.

Настя:

— В ушедшем году я бы вспомнила уход из жизни многих талантливых, замечательных людей. Вспоминается Белла Ахмадулина, потрясла смерть лидера группы "Круиз" Александра Монина.

Леша:

— У меня всегда есть позитивные новости. Нам дали чемпионат в 2018 году. Что же еще... А, да — Плющенко возвращается!

Глас народа услышал Владимир КРЮЧЕВ