Смотрим радио

04 июля 2011 2716

В середине июня группа журналистов из России, включая вашего покорного слугу, очутилась в Швеции. За неделю, что мы провели в этой стране, нам удалось познакомиться с работой десятка национальных и региональных радиостанций — таким образом мы успели не только хорошо услышать местное радио, но и как следует его рассмотреть. И все это благодаря учебной поездке, организованной российским Фондом независимого радиовещания и шведским институтом подготовки журналистов Fojo.

Смотрим радио

Голоса со всей страны

Журналисты собрались из Перми, Мурманска. Казани, Петрозаводска, Нижнего, жили в Стокгольме и иногда наведывались в другие шведские города.

В отношении СМИ Швеция — вполне децентрализованное государство, где вторая по популярности газета издается на противоположном от столицы берегу (и это довольно далеко), а на первой странице сайта Sveriges Radio, Общественного радио, основного и самого старого шведского радиоканала, парой кликов можно запустить прямой эфир откуда-нибудь из городка Лулео на севере. Все далеко и все рядом.

Даже пригласивший нас институт подготовки журналистов Fojo работает не в Стокгольме, а в провинциальном (в хорошем смысле этого слова) городе Кальмар. Как гласит похожая на правду легенда, институт появился на свет после того, как один из прежних министров экономики, уставший читать некомпетентные материалы в шведской прессе, рассерчал и повелел учредить специальный институт, дабы пишущие люди могли поучиться финансовой (и не только) грамоте.

Сама страна вовсе не такая уж маленькая, как многие бы подумали. Это пятое по площади государство в Европе. Единственно только, кажется, что не сильно населенное — по крайней мере, в понедельник, в утренний час пик на центральной станции Стокгольма непривычно просторно и тихо.

Смотрим радио

Самая страшная стиральная машина

В это трудно поверить, но до середины девяностых шведское государство практически единолично властвовало в национальном радиоэфире. Коммерческие частные станции получили голос, то есть лицензию на официальное вещание, только в начале девяностых, и до этого их вещание считалось пиратским, а, значит, нелегальным.

Нам представили одного бывшего радиопирата, ныне диджея модного столичного радио “Микс Мегапол”. Теперь он крутит хит за хитом, запускает веселенькие викторины, “заряжает хорошим настроением” и, наверное, умело шутит. Словом, все как в России, принципиальных отличий на этой ниве нам обнаружить не удалось. Исключением показался смешной конкурс, придуманный той же станцией, когда звонившие в прямой эфир слушатели соревновались, чья стиральная машина звучит страшнее, просто поднося к гудящему “монстру” свой мобильный телефон.

Все по-другому на противоположном конце эфирного спектра — на Общественном радио, которому по-прежнему принадлежит львиная доля вещания в стране, если измерять в часах и частотах.

Оно существует за счет специальных налогов, как, например, в Великобритании Би-би-си. Рекламы нет ни на одной из четырех главных “кнопок”: будь то основной радиоканал P1 с содержательными разговорами и передачами о культуре и науке, канал классической музыки и джаза P2, канал для молодежи P3 или четвертая программа — гибрид из передач 28 региональных редакций.

Смотрим радио

Популярность по графику

Вспоминается график, который нам изобразил писатель и журналист Августин Эрба (дело было в одной из переговорных комнат Общественного радио). Вот одна кривая: стабильная популярность программ общественного радио в начале девяностых резко идет на убыль. Ее фатальное, казалось бы, падение сопровождается ростом второй кривой — только что проклюнувшиеся коммерческие станции демонстрируют резкий рост.

Но за следующие два десятилетия происходит самое интересное: кривые меняются местами, и общественное радио вновь выходит на первое место, хотя и с потрепанным рейтингом.

Общественное радио в Швеции по-прежнему слушают. Популярности можно только завидовать: около девяноста процентов шведов доверяют этой вещательной корпорации (которую в нашей делегации не преминули окрестить “государственной” — ну, конечно же, деньги на вещание формально собирает государство).

При этом Общественное радио трудно упрекнуть в заигрывании с властью. Нам демонстрируют ролик, который радиожурналисты сняли в кабинете министра юстиции Томаса Бодстрома и выложили на сайт передачи. В процессе интервью Бодстрому предлагают пройти простой тест на наркотики — процедуру, которую он в свое время продвигал. Медсестра, журналист и сам министр направляются в сторону туалета (анализируется состав мочи), но после зачитанного перечня наркотических средств, которые обнаруживает тест, министра как подменили. “Не думаю, что готов к этому”, — говорит он. Всё это видят и обсуждают молодые шведы, причем на якобы государственной площадке.

Интересная деталь: шведское радио до сих выпускает передачи на русском языке. В СССР их слушали наряду с остальными “голосами”, но при этом шведов не глушили как, например, Би-би-си или, что уж говорить, “Свободу”. Наверное, потому что шведское радио было более умеренным в подаче, а, может, кому-нибудь в политбюро просто нравилась Агнета или Фрида из “Аббы”.

Еще больше историй

Есть у шведских радиослушателей одна, но пламенная страсть — документальные радиопередачи. Жанр, который почти полностью отсутствует в России, процветает в этой тихой скандинавской стране, где повод для значимого сюжета, казалось бы, искать да искать. К новостям тут подход вообще особый.

Можно вспомнить первую полосу свежего номера либеральной “Дагенс нюхетер”, самой популярной газеты в королевстве; наш провожатый Петер перевел: на первой же странице “ДН” дотошно сравнивает цены в супермаркетах по всей в стране и делает из этого выводы. И все это будет читаемой, популярной, утренней всешведской новостью.

Две мелочи: логотип (он же — шапка) газеты “Дагенс нюхетер” заканчивается точкой, а сама газета, вернее, один ее выпуск, стоит (в пересчете) почти сто рублей.

Так вот, о документальном радио. Шведское радио ищет сюжеты по всей стране и делает из них огромные, на час-полтора, разговорные передачи. Местные люди их просто обожают. В метро, по дороге на очередную радиостанцию, Петер рассказывает о своем сыне, который только что отправился на Бали. Что взял с собой молодой серфер Макс? Конечно, плеер с записанными на него документальными передачами шведского радио, и вовсе не потому что сказалось влияние папы, успевшего поработать в дюжине крупных шведских СМИ, а просто Макс знает, что получит отлично сделанную интересную историю.

Впрочем, не все так радостно в жизни Общественного радио: его критикуют и за недостаточную глубину в содержании, и за недостаток журналистских расследований, и за пренебрежение интересами меньшинств. Но все-таки получить девять из десяти шведов в качестве верных слушателей — сильный аргумент.

Было бы странно, если бы шведское радио не пользовалось преимуществами, которые предоставляет Интернет. На третьей, молодежной программе, нам вообще сказали крамольную вещь: им теперь уже неважно, как слушатель станет получать информацию. Будет ли это эфир или та же аудиозапись передачи, анонс в Фейсбуке или Твиттере. Главное, чтобы слушатель пришел и послушал.

Фабрика радио

Редакция общественного радио южной провинции Эстергетланд, куда мы отправились на третий день, располагается в помещении бывшей ткацкой фабрики города Норчепинг. В прошлом этот город называли “шведским Манчестером”, у нас же он был бы известен, наверное, как “шведское Иваново”.

Мировое ткацкое производство теперь переместилось в Поднебесную, а в Норчепинге местные радиожурналисты успешно осваивают два этажа старинного дома из красного кирпича.

Внутри простой, приятный и удобный дизайн (как и везде в этой стране), отличное оборудование и в целом какая-то ненапряженная домашняя обстановка. Холл редакции плавно переходит в небольшую кухню с повсеместно присутствующими в Швеции кофемашинами. Где начинается сама редакция — тоже не очень ясно.

Наверное, там, где за стеклом студии у микрофона восседает местный адвокат и диджей, как нам представили этого пожилого человека, а на полу лежит его пес. Адвокат-диджей ведет программу ретро-музыки.

То, что мы увидели собаку, случай удивительный, пояснили нам позже. Шведы трепетно относятся не только к окружающей среде, но и к окружающим людям, и приводить животных в общественные места не очень хорошо для возможных соседей-аллергиков.

Это уважение к другому располагает. Помню, как примерно в течение минуты крутил настройки фотоаппарата в надежде сделать приличный снимок и так увлекся, что не заметил, как за это время на дороге выстроилась чуть ли не очередь из прохожих, ожидающих, когда же, наконец, закончится этот фотосеанс.

Звуки, оставшиеся за кадром: аудиоиллюстрации из шведской радиопоездки слушайте на сайте oontz.ru

 

Владимир КРЮЧЕВ

Газета "Вперед"