Пусть дольше века длится жизнь

23 октября 2011 1766

Пусть дольше века длится жизньВотчина долгожителей, конечно же, Кавказ.

В средней полосе России столетние юбилеи, увы, редкость. Тем приятнее поздравить Наталью Ефимовну НАЗАРОВСКУЮ с сотым днем рождения. Секрет ее долголетия — в неустанном труде и православной вере. Для самой виновницы торжества это ничем не примечательная круглая дата — обычный день рождения. "Сто лет пробежали как один день, я и не заметила", — шутит она. Вообще о своей жизни наша героиня вспоминает с улыбкой, хотя она была далеко не сахарной.

С вершины таких лет далеко видно. Открылась с годами Наталье Ефимовне простая истина: не то важно, что ты живешь долго, а то важно, правильно ли. Наверное, причина долгожительства моей тещи в потрясающей стойкости и воле к жизни. Как призналась сама именинница, именно работа, которой всегда было очень много, помогла ей дожить до 100 лет.

В молодости она была красивой девушкой с энергичным и на редкость ровным характером. Природа щедро наделила ее умом и талантом. Лидерство проявлялось у нее с самого детства. Росла бойкой, веселой. Песню запоет — заслушаешься, плясать пойдет — залюбуешься.

Родилась она в деревне Семенково Александровского района Владимирской области 8 октября 1911 года. Окончила четыре класса начальной школы, что по тем временам уже считалось хорошим образованием для ребенка из многодетной крестьянской семьи. А было у Натальи Ефимовны три сестры и два брата.

Она вспоминает:

— Эх, как мне хотелось учиться! Но родители сказали: "Хватит, пора и хлеб зарабатывать". Учитель несколько раз домой к нам приходил, мол, нельзя мне школу бросать, способная. Но жили трудно. Не было возможности меня дальше тянуть.

Мы, дети, трудились с раннего возраста. Собирали колоски, вязали снопы, сгребали сено... Работы на селе всегда хватало. Вручную сеяла, жала, молотила. Я и не помню, что чего-то не умела... Пахала не хуже мужиков, косить начну — никто не угонится, и прокосы — дай бог. Приходилось жать хлеб, теребить лен, пилить лес. Уставала, однако понимала: трудно не мне одной.

Нелегкие были те годы, а вот вспоминаются они со светлой печалью — как что-то очень и очень дорогое. Быть может, потому это так, что воспитывали нас когда-то отцы и матери одним примером — собственной жизнью.

Родительский дом — всего-то кухня да две комнаты. Как жилось в эту пору? Тяжело, конечно, приходилось, но все дела отец Ефим Григорьевич Кольцов с мамой Устинией Васильевной делали всегда вместе. Мама встает утром печь топить, корову доить, и папаня вместе с ней. Чистит картошку, капусту режет, скоту корм выносит. Отца за все прожитые им годы никто никогда и нигде не видел под хмельком.

На маме был образцовый порядок в доме, уют и ласковая тишина. На них двоих — сад, огород, дрова, грибы, ягоды...

Характеры у них были разные: мама боевая, любила пошутить, а папаня спокойный, больше молчал да улыбался. Хотя решающее слово было вроде бы за мамой, она всегда согласовывала его с отцом: "Как отец", — говорит. А он: "Как мать..." Через всю совместную жизнь несли они взаимоуважение, верность, любовь друг к другу. Это и есть основа хорошей, дружной семьи.

В Александрове жили сестры отца, Акулина и Мотя, к ним и приехала из деревни Наташа. А Вера Степановна, ее двоюродная сестра, работала табельщицей в паровозном депо станции Александров. Она и познакомила Наташу с машинистом паровоза Николаем Назаровским. Он ухаживал за паровозом, будто хорошая хозяйка за домом. О нем как лучшем машинисте депо в газете писали. Парень-то мировой. Серьезный, самостоятельный. Родителей Натальи уже не было в живых. Списались с родителями Николая. Те прислали свое благословение и просили их не забывать.

Под счастливой звездой свела судьба молодых, связала крепким доверием сердца, наказала гордиться друг другом да радоваться.

Наташа была маленькая, худенькая, он — рослый красавец с голубыми глазами. Подружки ей завидовали. Он так берег невесту, что даже поцеловать боялся...

Возглавил строительство дома Николай. Мастеровитый, любого труда руки его не чурались. Наташа энергично помогала ему. Орудовала топором наравне с мужем. Крышу дранкой крыла. Небольшой сад около дома был прежде всего делом рук Натальи Ефимовны. Она вспоминает: "Мы с мужем хорошо жили. Я любила его. А он меня. Дочь Тамара родилась в 1936 году, Тоня — в 1941-м. Только жить бы, да война помешала. Полыхнула она и спалила наше с Николаем счастье..."

Муж ушел на фронт, а она осталась с двумя детьми. Страшная была пора: тяжелая, не по женским рукам работа. Муж погиб на Смоленщине под ельнинским селом Плющевом.

Коленьку своего она никак забыть не могла... Невосполнимую утрату помогли пережить люди. В труде прошли многие годы вдовы. Но ни трудности, ни переживания не убили в ней большую душу, доброе сердце.

В нелегкие послевоенные годы кем только не пришлось работать Наталье Ефимовне. Она поступила на работу в отделение паровозного хозяйства железнодорожного депо Александрова. Загружала паровозы углем, убирала шлак. Почти тридцать лет проработала на железной дороге на разных должностях. Ее часто хвалили, ставили в пример, портрет не сходил с Доски почета.

Скажут ей, что надо вторую смену подряд отработать, — останется. Для таких людей совестливость превыше всего, потому живут так, будто ищут, где работа потяжелей.

В 1966 году проводили Наталью Ефимовну на пенсию: 56 рублей пожизненно. Но страсть не любила она зряшных разговоров и бездельного сидения на лавочке. Не та закваска.

С пенсии особо не нашикуешься, но все необходимое было. Огород выручал. Своя картошка, лук, капуста, морковь, огурцы с помидорами.

Она работала также старательно и честно и дальше, но уже в Александровской райбольнице в должности санитарки.

В 1971 году приехала Наталья Ефимовна жить в Загорск на улицу Карбушинскую. И поступила на работу в детские ясли трикотажной фабрики дворником, сторожем. Здесь она встретилась с добрым, отзывчивым персоналом. Коллектив ценил Наталью Ефимовну как неутомимую труженицу.

Она всегда сохраняла жизнерадостность, обаяние. Давно хотел написать о ней, о такой, какая она есть, без прикрас и преувеличений. Пишу и вижу ее перед собой. Сидит она среди внуков, что-то объясняет: ну, совсем как учительница, мудрая, добрая. И так тянет подойти к ней, улыбнуться, сказать что-то приветливое...

На нашей с Тоней свадьбе Наталья Ефимовна по-матерински обняла меня, поцеловала и, смахнув навернувшиеся слезы, сказала: "Благословляю вас, дети. Коли решили одной дорогой идти, то будьте счастливы, любите и уважайте друг друга".

С тех пор прошло без малого полвека. Хранительницей очага, главной опорой семьи до последних своих дней была мне моя жена. Печали не знал я с Антониной. Спасибо Наталье Ефимовне за добрую спутницу жизни, которую она мне подарила. И сама она для меня будто не теща, а вторая родная мама. Нетребовательны наши старушки. И чаще всего не особых благ ждут от нас, а сердечного слова. Не показного внимания, а доброты... Ласковые слова лучше мягкого пирога. Уважаю я свою тещу за ее доброту, за мягкость душевную. Мы с ней легко понимаем друг друга. Советуемся, как что сделать.

Лады в семье — большое счастье. Хотите — верьте, хотите — нет, но я со своей тещей ни разу не поругался за всю жизнь. Слова обидного не сказали друг дружке. И часто мне хочется отвесить ей глубокий поклон за все, что сделала и делает для нас. Незаметно живут среди нас бескорыстные, добрые люди. Всю свою жизнь они излучают удивительный, согревающий душу свет. Ах, как хорошо с ними посидеть рядком да поговорить ладком!..

Когда я спросил, есть ли у Натальи Ефимовны секреты долголетия, она ответила, не задумываясь:

— Их у меня не было и нет! Я трудилась всю свою жизнь, работала физически. То же я пожелаю читателям газеты "Вперёд", тем, которым сейчас 80 и 70 лет, и еще более молодым!

Наталья Ефимовна считает: от каждого встретившегося ей на жизненном пути доброго человека вошла в нее какая-то светлая частичка, которая требует ответной платы: за добро — добром. И до сих пор эта женщина не потеряла способность дарить тепло и любовь.

Именинница считает, что ее рождение в день кончины Сергия, игумена Радонежского, всея России чудотворца, предопределило всю ее судьбу:

"Преподобный Сергий скончался 25 сентября 1392 года по старому стилю, по новому 8 октября. Перед кончиной он завещал братии блюсти единомыслие, чистоту душевную и телесную, любовь нелицемерную, удаляться от злых желаний, воздерживаться в пище и питии, иметь усердие к смирению и страннолюбию. Его предсмертные слова, безусловно, обращены к каждому русскому человеку. И если мы сегодня хотим иметь Преподобного своим молитвенником и заступником, мы должны свято исполнять то, что он заповедал нам". Так она и живет…

Виктор КУПИН, газета "Вперед"