"ВАША ШКОЛА ЗАМИНИРОВАНА"

06 июня 2006 3083

«ВАША ШКОЛА ЗАМИНИРОВАНА» Этой публикации здесь быть не должно. Потому что любое лишнее внимание к "телефонному терроризму" может спровоцировать очередное "минирование" школы шаловливыми детишками. Приедет много красивых машин с мигалками, всех эвакуируют, и дядя с собакой будет ходить по кабинетам. Дорогие дети, не читайте этих строк.

Эвакуация из любопытства

К сожалению, все это правда. С этим согласны и милиция, и психологи. Первых убедила практика, вторые говорят, что согласно науке так и должно быть.

Реальная история из жизни. Некоторое время назад милиционеры проводили в школах специальные уроки, где рассказывали о пагубности "телефонного терроризма". О том, что на каждый ложный звонок отвлекается много сил и средств. Что за такие "шутки" предусмотрена уголовная ответственность. Что все звонки в экстренные службы обязательно записываются, а потом экспертиза способна определить звонившего. Рассказали о реально задержанных и осужденных "шутниках".

Последствия "рейда" были для многих неожиданными. Ложных звонков о якобы заминированных школах стало больше. Интересно же проверить, правду говорили люди в погонах или так, просто стращали?

Большинство звонивших были вычислены. Но школы перед этим эвакуировали исправно, и поисковые мероприятия проводили по полной программе.

"Взрывная" статистика

В этом году в районе уже зарегистрировано 13 ложных звонков о якобы заминированных школах. Может быть, когда вы читаете эти строки, их уже 14 или 15. "Чемпионом" остается школа №14 - четыре вызова. На втором месте - школа №1 (три). Третье делят школы №4 и №21 (по два вызова). По разу милиция, пожарные, "скорая" и взрывотехники выезжали в школу №15 и физматлицей. В шести случаях звонившие установлены, возбуждены уголовные дела, ведется следствие.

В 2005 году ложных сообщений о якобы заложенной в школе бомбе было восемнадцать. "Отличились" первая, четвертая, седьмая, девятнадцатая и двадцать первая школы. Осудили, однако, всего троих.

Вместо концерта - бомба

Девочки, ученицы девятых и двенадцатых классов вечерней школы, ехали на учебу. Младшей предстояло в этот день выступать на концерте, читать стихи. Ей этого очень не хотелось: может, лень было, может, текст не выучила. Она попросила старшую помочь - позвонить в "Службу спасения" и сообщить, что школа заминирована.

Девушка согласилась. Незадолго до этого она нашла где-то дешевый телефон "Моторола". С него она позвонила в "Службу спасения" - "в школе заложена бомба". После чего выбросила аппарат в урну. Занятия отменили, концерт не состоялся. Никакой бомбы специалисты, конечно, не нашли.

Девчонок вычислили и задержали. Выяснилось, это не первая их "шалость". Как-то, гуляя возле школы №18 на Ферме (старшая жила неподалеку), им захотелось "пошутить". Каждая со своего телефона набирала номер и скоро-

говоркой произносила: "Школа №18 заминирована!" Барышни, видимо, не знали, что все подобные звонки с мобильных поступают на пульт дежурного в Москве. Слово "Сергиев Посад" ими произнесено не было. Возможно, по этой причине в местное УВД сигналов не поступило. Итог - старшая из подружек по первому делу "заработала" полтора года условно, а по второму - год. Младшей дали год условно.

Отдали на поруки

В прошлом году суд рассматривал еще одно дело школьницы. Она уговорила подружку позвонить в милицию и сообщить, что школа №1, где они обе учились, заминирована. Обещав за это уладить конфликт со старшеклассницами. Подружка позвонила с ближайшего телефона-автомата. Школа "стояла на ушах", экстренные службы выезжали, ничего не нашли.

На следующий день девушка позвонила в милицию уже сама. На следствии она утверждала, что об этом ее якобы просили все ученики класса. Занятия снова отменили. Процедура снова повторилась.

Заслушав стороны, суд освободил девушку от наказания, прекратил уголовное дело и до 18 лет передал "шалунью" на поруки матери. Говорят, в интересах девушки действовал очень бойкий адвокат.

Cуммы издевательские

Рублем никого из юных "террористов" (то есть их родителей) не ударили. Пожарные, милиция, "скорая" и спасатели дружно отказались предъявлять гражданские иски.

Формальная сумма ущерба издевательски мала: милиция, например, может выставить претензии в размере около 900 рублей. Начальник районного УВД Сергей Моргачев нам объяснил, что расчеты для такой ситуации не менялись с советских времен и не составляют даже десятой части реально затраченных средств. А сумма, которую можно взыскать с родителей "террориста", "погоды не сделает".

Спасатели утверждают примерно то же - очень небольшая сумма не стоит сил, затраченных на хождение в суд и бумажную волокиту. Важно и то, что деньги, которые взыщет суд, поступают не управлению по чрезвычайным ситуациям, а в фонд государства, то есть неизвестно куда.

"Дайте реальные примеры!"

Как кардинально побороть это явление, не знает никто. Панацеи нет. Есть варианты. Самый радикальный, но неосуществимый вариант - перестать реагировать на детские вызовы. Не будет машин с мигалками, эвакуации и остановки занятий, не будет и "телефонного терроризма" в школах. Увы, так делать нельзя: если один из тысячи вызовов окажется верным, мы никогда себе этого не простим.

Реальное отсутствие наказания лишь провоцирует "телефонный терроризм". В этом единодушны и сотрудники УВД, и учителя, и психологи. Кто в этом виноват и на кого кивать - сказать трудно. Начальник районного УВД Сергей Моргачев на наш вопрос, почему суды столь мягки по отношению к юным "звонарям", сказал, что, по его мнению, борьба с терроризмом в нашей стране зачастую ведется только на бумаге.

И в самом деле: "телефонные террористы", школьники, чаще всего отделываются чисто символическими наказаниями. Педагоги жалуются: если бы мы могли привести детям хоть один реальный пример серьезного наказания - все, вероятно, было бы по-другому. Солидный штраф или исправительные работы (хоть дворником летом, по два часа в день) могли бы повлиять на ситуацию. Но такие примеры учителям неизвестны.

Известны, правда, случаи, когда лишь заподозренных в причастности к "телефонному терроризму" подростков не принимали в престижные школы.

"Терроризм" начинается с семьи

Психологи утверждают - корни всех случаев "телефонного терроризма" школьников так или иначе уходят в семью. В таких семьях всегда есть серьезные проблемы. Часто это неполные семьи, где ребенка воспитывает одна мама.

Психологи советуют проводить в школах не беседы о вреде "телефонного терроризма" (вызывающие обратный эффект), а тренинги по выходу из кризисной ситуации. То есть направить отрицательную энергию подростков в безопасное для окружающих русло.

А вообще одна из главных причин "телефонного терроризма" - окружающая нас действительность. Взрывы, захват заложников, разнообразные катастрофы стали явлением почти обыденным. Дети тоже смотрят телевизор. И реагируют. По-своему n

Александр КОНДРАТЬЕВ
Фото Алексея СЕВАСТЬЯНОВА

Благодарим за сотрудничество Сергиево-Посадский городской суд, УВД Сергиево-Посадского района, муниципальный центр "Семья" и школьных учителей.

Газета "Вперед"