"А дальше такие пойдут с палкой в музей"

26 августа 2015 3506 Газета "Вперед"

Две новости последних дней не имеют между собой, на первый взгляд, ничего общего, но при этом обе они тесно связаны.

 

Сначала "православные активисты" ворвались в "Манеж", где идёт выставка "Скульптуры, которых мы не видим" — ретроспектива работ авторов, стиль которых обозначают как советский или подвальный нон-конформизм.

Вскоре директор "Эрмитажа" Михаил Пиотровский опубликовал письмо, в котором выразил беспокойство по поводу снятия полицейской охраны — возможного в том случае, если МВД пойдёт на экономию. Опасения, ходившие и до скандала в "Манеже" подтверждаются: полицейские посты, до этого по закону положенные такого рода учреждениям, сняты в трёх десятках больших федеральных музеев. Музеи малые, провинциальные, не исключают, что и их ждёт подобная участь.

"Час икс" назначен на 1 ноября, когда меры по сокращению бюджета вступят в силу, и учреждения культуры, судя по всему, будут вынуждены воспользоваться услугами частных охранных предприятий. Услуги ЧОПов влетят в копеечку, и это ещё полбеды. Работники культурной сферы опасаются, что частная охрана не лучшим образом подходит на эту роль.

В свете последних событий мы узнали настроения руководителей пяти сергиевопосадских музеев — как федеральных, так и частных.

1. Что на практике изменится в ноябре?
2. Ваше отношение к инциденту на выставке в Манеже?
3. Были ли в истории вашего музея случаи, когда посетители пытались причинить вред экспонатам?

 

Елена Хохлова, и. о. директора Музея игрушки

1. Об изменениях нас уведомили за три месяца, как это положено по закону. Нам уже поступили предложения от разных ЧОПов и ФГУП "Охрана", но разъяснения от правоохранительных органов и учредителя ещё нет. Информацию по этому вопросу ждём к середине сентября. На практике вместо вооруженного сотрудника полиции на входе будет находиться сотрудник охранного предприятия без оружия и с неясными пока полномочиями и ответственностью. Финансовый вопрос тоже стоит остро: будет ли это дороже или дешевле? Моё мнение сводится к тому, что государство должно само охранять свою музейную собственность силами государственных структур.

2. Присоединяюсь к мнению музейного сообщества в том, что такие акты вандализма недопустимы. Подобная дикая выходка озлобленных людей, которые прикрываются своей верой, была бы немыслима в толерантном к другим пластам культуры обществе.

3. Такие случаи мне неизвестны. Экспонаты музея в основном не вызывают негативных эмоций у посетителей. В то же время некоторая специфика у нас есть: отдельные предметы, находясь в открытом хранении, немного пострадали от ручек любопытных маленьких посетителей. А игротека вызывает ещё больший интерес: посетители порой не желают расставаться с игрушками, поэтому пополнение её фонда происходит ежегодно.


Светлана Николаева, заместитель генерального директора Сергиево-Посадского историко-художественного музея заповедника:

1. В любом случае музей не останется без охраны. Речь идёт о сокращении постов вневедомственной охраны, и это действительно беспокоит сотрудников большинства российских музеев. Этот процесс, связанный с общегосударственной политикой оптимизации, начался не сегодня — уже в 2013 году региональные и муниципальные музеи не вошли в список объектов, подлежащих обязательной охране силами МВД. Абсолютно согласна с мнением коллег в том, что подобные решения не согласуются с понятием о роли государства как гаранта сохранности национальных культурных ценностей. Необходимо добиваться общего принципиального решения этого вопроса на государственном уровне для всех музеев, хранящих предметы государственного музейного фонда.

2. У каждого, кто занимается публичным представлением любого вида творчества должно быть понимание ответственности за возможные последствия в случае провокационных форм демонстрации. В то же время любые агрессивные формы протеста против явлений в сфере культуры также неприемлемы вне зависимости от правоты протестующих и могут дискредитировать "защищаемые" принципы.

3. Попыток нанесения ущерба музейным экспонатам в нашем музее, к счастью, не было.


Елена Воронина, директор музея-заповедника "Абрамцево"

1. В случае упразднения стационарных постов полиции музей вынужден будет прибегнуть к услугам частных охранных организаций. Такое развитие событий, по нашему мнению, негативно скажется на уровне безопасности как культурных ценностей, так и сотрудников и посетителей музея.

2. Отношение резко отрицательное. Не очень понятно, почему сразу не вмешалась служба охраны. Вне зависимости от содержательной стороны произведений был нанесён ущерб музейным предметам, которые входят в состав Музейного фонда РФ, являются национальным достоянием.

3. В 2012 году сотрудники полиции пресекли попытку проникновения постороннего в один из объектов музея. В последнее время, я думаю, все заметили, что музеи сделали шаг на-

встречу посетителям — организуются интерактивные программы, проводятся театрализованные экскурсии. Однако это привело к тому, что некоторые стали считать, что в музеях можно вообще всё — бегать в залах, шуметь. Огромный ущерб наносят свадебные компании — они нередко пьют, кричат, включают музыку на полную громкость так, что её слышно в Хотькове — какая уж тут усадебная тишина и пение птиц! Жалобы на это мы получаем регулярно, многие посетители уже стараются не приезжать в музей по субботам.


Анастасия Остапенко, директор Дома Бокова в Язвицах

1. Мы не слышали об этом пока. Свой музей мы взяли под централизованную вневедомственную охрану только с января, а раньше у нас работал лишь один сторож. Мы планируем сотрудничать в этом же режиме и в следующем году. Финансирование охраны осуществляется за счёт бюджета Краснозаводского поселения.

2. Моё отношение к подобным акциям негативное. Музеи являются хранителями наследия, это единственное место, где время живёт. Наследие следует сохранять и не громить.

3. Слава Богу, у нас такого не было. Наши посетители ведут себя культурно. Даже при том, что в нашем музее проходят многолюдные праздники, а к некоторым экспонатам можно прикоснуться, сложных моментов не возникает. У нас даже возник свой термин — "боковская терапия", снимающая стрессы и печали.

 

 


Виктор Багров, директор частного музея народного быта "Жили-были"

1. Мой музей находится в моём же доме. Я тут и сторож, и охранник, и уборщик — всё в одном лице. В этом смысле ничего не изменится.

2. Воспитание у них плохое, что ещё! Тут пришёл в гости к внуку мальчишка, его друг — стоит, бьёт палкой по цветам. Просто так, ему всё равно. А дальше такие пойдут с палкой в музей.

3. Воровство случается часто. Поставил тут самовар почистить — упёрли среди бела дня. Три дня назад оставил болгарку в саду, а сам отошёл пообедать. Вернулся, и нет болгарки. В полицию даже не обращался — будут ли они с этим связываться?

 

 

Подготовил Владимир Крючев

Фото Алексея Севастьянова