СЛОМАННАЯ СУДЬБА

13 ноября 2006 1933

СЛОМАННАЯ СУДЬБА Две недели назад в законную силу вступил приговор в отношении нашего земляка, четырнадцатилетнего Дмитрия Р. Подросток осужден за совершение разбоя: с ножом в руках он отобрал у девочки мобильный телефон и нанес ей травмы. Продав аппарат стоимостью около шести тысяч рублей за 200 рублей, он купил себе и двум сестрам пепси-колы, леденцов и прочей немудреной ерунды.

Суд приговорил его к двум с половиной годам лишения свободы условно. Сейчас ведется следствие еще по нескольким аналогичным случаям с его участием. Вероятнее всего, парень окажется в детской колонии. Однако ситуация не так проста, как может показаться на первый взгляд.

В поселке неподалеку от Хотькова жила-была обычная семья: мама, папа и трое детей. Мама по профессии акушер, папа — железнодорожник. Детям, Дмитрию, Виктории и Анне, сейчас четырнадцать, десять и пять лет. доподлинно неизвестно, как это произошло, однако факты налицо: в течение последних девяти месяцев мама вообще не живет дома, бродяжничая где-то в Москве, а отец семейства перебивается случайными заработками и пьет. В 2005 году за жестокое обращение с детьми его осудили по 156-й статье Уголовного кодекса, приговорив к исправительным работам. Тогда он избил старшего сына. Насколько нам известно, наказание осталось чисто формальным.

При расследовании дела в отношении подростка закон требует выяснить, что именно толкнуло несовершеннолетнего на преступный путь. В данном случае прокуратура считает: жестокость и невнимание со стороны взрослых, прежде всего собственной семьи, матери и отца. Но и должностных лиц тоже.

Зимой 2005 года дети сами пришли в милицию за помощью, прося отправить их в приют. На формальном языке это называется “находиться в социально опасном положении” — они недоедали, не посещали школу, отец к тому времени уже был осужден за жестокое обращение с собственными чадами. УВД направило письмо в органы опеки. Однако реальной помощи дети не получили.

В районном отделе опеки и попечительства (где хорошо знакомы с историей этой семьи, присутствовали на недавнем суде и так далее) об этом факте узнали от нас и поначалу даже не хотели верить. Начальник отдела Елена Николаевна Шлюкова поделилась с нами своим видением проблемы.

По ее словам, о положении дел в семье Р. они знали и неоднократно бывали у них дома. Квартира производила очень приличное впечатление — все чисто и аккуратно, в холодильнике всегда была еда. В то время семья была еще полной. После того как отца осудили, полную ответственность за детей приняла на себя мать. Поэтому формальных поводов для лишения их родительских прав не было.

Осенью этого года отца вновь привлекли по той же статье — он избил среднюю дочь. Мать к этому времени уже давно находилась в загуле, поручить детей родственникам не представлялось возможным. И тогда органы опеки и попечительства инициировали в суде процесс о лишении супругов родительских прав. Детей из семьи немедленно изъяли, старшего сына как совершившего преступление отправили на временное содержание в милицию, а дочерей — в приют. В ближайшем будущем парень, скорее всего, отправится в детскую колонию, а девочки — в один из областных детских домов.

Прокуратура, однако, считает, что органы опеки недостаточно серьезно вникали в ситуацию и в какой-то момент пустили ее на самотек. “По данному факту прокуратурой направлено представление главе района, по результатам которого начальник органа опеки и попечительства привлечена к дисциплинарной ответственности за проявленное бездействие, за непринятые своевременно меры по изъятию детей из семьи, которое привело к таким последствиям”, — говорится в поступившей в редакцию официальной бумаге.

Однако обвинять в случившемся одну только Елену Николаевну, конечно, нельзя. Виноваты многие взрослые, которые по разным причинам не смогли оказать попавшим в беду детям какой-либо помощи. Если бы год назад детей, как они просили, отправили в приют, возможно, многое было бы по-другому.

Александр ГИРЛИН

Материал подготовлен по данным городской прокуратуры

Газета "Вперед"