НАМЕСТНИКИ ЛАВРЫ

08 октября 2007 5565

НАМЕСТНИКИ ЛАВРЫСвято-Троицкая Сергиева лавра всегда занимала в истории русской православной церкви особое место. А ее наместники играли важную роль в церковной иерархии. О тех, кто руководил монастырем в давние времена, написано много. А вот о наместниках, несших нелегкое бремя в годы, когда власть официально боролась с религией, известно куда меньше. О них, о малоизвестных страницах жизни Лавры XX века — сегодняшний рассказ.

Когда начинаешь интересоваться, чем же отличились они, выясняется масса интересного и, порой, неожиданного. Да, власть тогда бросала вызов Богу. Но... Скажем, зимой 1984 года в Лавре отслужили заупокойную по новопреставленному рабу божьему Юрию. Кто ее заказал до сих пор неизвестно. Что тут особенного, почему запомнилось это событие? Для людей старшего поколения здесь нет ничего непонятного: за несколько дней до этого в Москве скончался генеральный секретарь коммунистической партии Юрий Андропов. Было это во время наместничества владыки Евсевия (Саввина). Впрочем, давайте поведем рассказ по порядку.

Но только уточним сначала, откуда вообще взялось такое слово — наместник? На чьем же он месте? Все дело в том, что Лавру уже три века официально возглавляет Патриарх Московский и всея Руси. Он — настоятель, “священноархимандрит” Лавры. Тем самым подчеркивается высокий статус обители. Но он не может вникать в тонкости монастырской жизни. Поэтому управлением непосредственно в Сергиевом Посаде занимается его, так сказать, заместитель, или наместник.

Последним наместником перед закрытием Лавры был владыка Кронид (Любимов) в 1915 - 1920 годах — по крайней мере, официально. Неофициально монастырь жил и некоторое время после того, как большевики опечатали церкви и вскрыли мощи преподобного Сергия (архимандрит Кронид вынужден был при этом присутствовать).

Потом он, как мы бы сейчас сказали, “неформально” руководил монашеской общиной. Неудивительно, что судьба его сложилась трагично. Сперва оставленные при охране музея 43 монаха образовали “малую Лавру”. Богослужения в “малой Лавре” проходили в Пятницкой церкви. Там даже пел хор из пятнадцати монахов. К 1926 году оставленные при музее монахи были уволены, и в мае 1928 года лаврские храмы на Подоле были закрыты. Архимандрит Кронид жил на частных квартирах, к нему за советом приезжали монахи (в том числе из ссылки). Отец Кронид устраивал их в приходы, оказывал помощь инокам, заботился о духовном окормлении своих духовных чад из мирян. С 1935 года отец Кронид стал быстро слепнуть. Но это не остановило чекистов, недовольных тем, что он продолжает религиозную деятельность. В 1937 году о. Кронид был арестован. На вопрос о своем отношении к режиму в стране он твердо ответил следователю:

— Я по своим убеждениям являюсь монархистом... Но существующую советскую власть признаю как верующий: она послана народу как испытание его веры в Промысл Божий. В декабре 1937 года его расстреляли и похоронили в братской могиле.

Первым настоятелем после Кронида, когда Сталин разрешил открыть Лавру, в течение недолгого времени (1945-1946 годы) был владыка Гурий (Егоров), а затем — до 1953 года — Иоанн (Разумов). При них восстанавливали разрушенное ранее, поднимали колокола, вновь запел церковный хор.

Следующий же наместник Пимен (Извеков) впоследствии занял высшую в духовной иерархии РПЦ должность — был избран Патриархом Московским и всея Руси. Лаврой он руководил в 1954-1957 годах, но начало его монашеской жизни тесно связано с этой обителью. Постриг он принял очень рано, в 17 лет, причем на территории Сергиево-Посадского района, в пустыни Святого Духа Параклита — лаврском скиту. Случилось это в конце двадцатых, когда вовсю шла кампания за снос храма Христа-Спасителя, а комсомольцы рубили в церквях иконы на дрова. Молодой Пимен общался там с будущим мучеником о. Кронидом (некоторые потом говорили, что с возрастом он и внешне стал похож на о. Кронида, своего учителя). Так что для того, чтобы избрать монашескую стезю, требовалось немалое мужество. Есть данные, что Пимен поплатился за свой выбор — был репрессирован. Впрочем, официально об этом в советские годы старались не говорить.

В Троице-Сергиевой лавре он запомнился особым аскетизмом. Пимен хорошо пел в церковном хоре. И, надо сказать, до конца жизни поддерживал Лавру (а жил он долго, до 80 лет). Постоянно приезжал туда молиться (даже тогда, когда в конце жизни жестоко страдал от рака). Монахи воспринимали его как отца — строгого, но справедливого. В 1957-1965 годах его сменил в Лавре другой отец Пимен (Хмелевский). Впоследствии он возглавлял Саратовскую епархию — до своей кончины в начале 90-х годов.

Отец Платон (Лобанков), который был наместником в 1965-1970 годах, застал на этом посту не самые солнечные для церкви годы. Никита Хрущев объявил о том, что к 1980 году в стране будет построен коммунизм. А для этого все советские люди должны стать воинствующими атеистами.

— В 1961 году появилась 19-я статья из советского законодательства о налогообложении, согласно которой у священников и лиц, работающих в церкви, высчитывалось около 40% из зарплаты. И началось. Бедняг-певцов, с кем я потом начал работать, без конца вызывали в финотдел, который располагался как раз напротив Лавры, — вспоминал впоследствии знаменитый регент хора Лавры отец Матфей (Мормыль). — Старостой хора у нас была Вера Васильевна Матвеева, родная сестра Николая Васильевича Матвеева, известного московского регента. Потом она приняла монашество и умерла в 1969 году. В Лавре ее постригли, здесь же и отпевали. Знаете, по тем временам казалось невероятным, чтобы в мужском монастыре монахиню отпеть. Наместник о. Платон распорядился: “В Лавре, только в Лавре отпевать”. Он-то знал, сколько приняла на себя Вера Васильевна, чтобы отстоять хор.

После Платона Лавру недолгое время (1970-1972 годы) возглавлял Августин (Судоплатов). А затем в течение десяти лет монастырем руководил еще один выдающийся религиозный деятель отец Иероним (Зиновьев). За свои особые заслуги он даже похоронен на территории Лавры (ушел он рано — от кровоизлияния в мозг).

До того, как приехать в Лавру, Иероним возглавлял Духовную миссию Русской православной церкви в Святой Земле — в Иерусалиме. На этом посту ему нужны были не только твердость в вере, организаторские способности, но и дипломатические таланты. И, думаю, твердость нужна была еще в одном. Точных данных у меня нет, но догадаться нетрудно, ведь советское посольство в Израиле закрыли в 1967 году, а духовная миссия осталась. Наверное, у КГБ был большой соблазн как-то использовать ее в своих “играх” на территории считавшегося враждебным государства. Уберечь миссию от скандалов — тоже требовало мужества...

Именно при Иерониме началось очень тесное взаимодействие монастыря с находившейся на его территории Духовной академией и семинарией. Ведь ее ректором стал в тот момент друг Иеронима владыка Владимир (Сободан), нынешний митрополит Киевский. О сменившем Иеронима на недолгое время отце Евсевии (Саввине) мы уже упоминали.

А за ним пришел черед еще одной очень интересной личности — Алексия (Кутепова). Говорили, что он приходится родственником белому генералу Кутепову, которого агенты ГПУ выкрали из Парижа и убили. Так ли это или нет, не берусь утверждать. Но образование, достойное аристократической фамилии, у него явно имелось. Люди приходили слушать проповеди о. Алексия так, как иные пошли бы на выступление выдающегося актера. Говорили даже, что отец Алексий может стать новым патриархом. Однако же монашеская жизнь подчинена суровой дисциплине. Когда руководство РПЦ приняло решение направить его епископом в Казахстан, место, мало подходящее ему по климату, у Алексия даже мысли не возникло спорить. Он уехал, служил в Семипалатинске, Алма-Ате, но тяжело заболел. Сейчас он — епископ в Туле.

Наконец, с 1988 года и по настоящее время — уже почти два десятилетия — наместником Лавры является владыка Феогност (Гузиков), первый в этой должности в епископском сане. Про него рассказывали историю, будто он во время службы в ВМФ на подводной лодке попал в экстремальную ситуацию и тогда якобы дал зарок уйти в монахи. Однако, насколько я знаю, он был тесно связан с церковью и до службы во флоте (постриг он принял в Лавре в 1983 году). При Феогносте в Троице-Сергиевой лавре, включая монахов, студентов и преподавателей семинарии, а также наемных работников, трудится полторы тысячи человек — больше, чем в дореволюционные годы.

Алексей Василивецкий

Фото Алексея СЕВАСТЬЯНОВА

На снимке: наместник Лавры владыка Феогност (слева) и Патриарх Алексий II

Пользуясь случаем, редакция поздравляет владыку Феогноста с днем рождения, который он сегодня отмечает.

Газета "Вперед"