НАД ГНЕЗДОМ КУКУШКИ

25 марта 2008 2706

НАД ГНЕЗДОМ КУКУШКИГоворят, есть страны без детских домов, а все дети-сироты растут в семьях. Нам в это трудно поверить. У нас в детские дома очередь. А дети, брошенные в роддомах, не один год живут в больницах.

Их всего сорок

Демография - сегодня одна из самых обсуждаемых тем в обществе. После двадцати лет реформ под лозунгом "Даешь экономическую свободу и пусть выживет сильный!" эксперты констатировали: убыль населения России такова, что страна не может обеспечить рост производительности труда, необходимый для ее дальнейшего развития. Можно захлебнуться от нефтедолларов и остаться нищими.

Надо поддерживать семью, стимулировать рождаемость. Еще один шаг - попытка улучшить ситуацию с детским сиротством. Ясно, что в ближайшие десятилетия в России вряд ли удастся закрыть детские дома, но если дело хотя бы сдвинется с мертвой точки, уже хорошо.

Что делать - об этом уже не спорят. А ведь не так давно считали, что коллективное воспитание имеет преимущества перед "частнособственническим" семейным. Но оказалось, что жизнь свою человек строит по образу и подобию той модели, которую видит в детстве. Учится жить, "подглядывая" за окружающими его близкими людьми. Статистика плачевна: как правило, если ребенок заканчивает детство в детском доме, позже он не может создать семью. Модель семьи он видел разве что по телевизору. Поэтому устройство ребенка в семью, где он может участвовать во всех семейных процессах, - безусловный приоритет.

Объявив 2008 год Годом семьи, правительство дало сигнал: запрос общества на восстановление семейных ценностей услышан, государство готово помочь семье и детям.

А вот готово ли шагнуть в этом направлении само общество?

На сегодня в районе проживает более 200 усыновленных детей и 800 детей-сирот и оставшихся без попечения родителей. Большая часть последних - 448 человек - находится под опекой и попечительством. Немногим меньше в детских домах: 29 - в Бужаниновском коррекционном детском доме, 33 - в Хотьковской специализированной школе-интернате, 178 - в МООСО (детдом для умственно отсталых), 35 - учатся в Московском профессиональном колледже (для детей-инвалидов), 29 - в детдоме для слепоглухонемых детей. Порядка двух десятков мальчиков - в школе-интернате им. Преподобного Сергия. Восемнадцать - в приемных семьях. (Кстати, за два месяца в районе родились две приемные семьи; есть районы, где по пять-шесть.)

Все наши детские дома специализированные, и детям, живущим там, требуется особый уход. Так что потенциально для усыновления или приемных семей - 19 брошенных в роддоме малюток, живущих в РБ, и дети из приюта "Надежда" (сейчас их там 24, но не все сироты). То есть всего сорок на весь район, которых надо усыновить или взять в приемную семью. Тех, кто ждет свою маму.

НАД ГНЕЗДОМ КУКУШКИКто эти дети? В приют попадают в основном из неблагополучных семей, после лишения родительских прав. В Районную больницу привозят из роддома, где их оставляют, по-прежнему мотивируя это материальными соображениями. Убеждать таких мам трудно, практически невозможно. Часто они изначально знают, что откажутся от ребенка в роддоме, не встают на учет по беременности, ведут асоциальный образ жизни. Одна из последних отказниц ушла из роддома уже через три часа после родов. И ее нашли только по правильно названному адресу, хотя женщина была без документов и сообщила другую фамилию. Оказалось, ей 21 год, она работает в банке и... год назад также оставила ребенка в роддоме.

Свое право отказаться забирать младенца из роддома такие мамочки знают и решение принимают осознанно. Можно сколько угодно их судить да рядить, но нет стран, где не оставляют детей. Просто в цивилизованных их тут же "подбирают" - всех, даже самых больных. И не потому что там народ добрый, а у нас злой. Там это, во-первых, престижно, во-вторых, государство оказывает мощную поддержку.

Кому отдать ребенка?

У большинства детей, которым нужны новые родители или опекуны, есть родственники, живущие здесь, у нас. Казалось бы, родные - это и есть потенциальные новые семьи. Однако традиция воспитывать родственника-сироту у нас утеряна. Когда в одной знакомой семье в автокатастрофе погибли родители, никто из работоспособных и вполне благополучных родственников не принял двух уже больших мальчиков. Опеку оформила еле ходящая слепая бабушка, которая вскоре умерла. И сегодня это не единичный случай, а стандартная ситуация.

Бабушки - самые частые опекуны. Они более-менее справляются с малышами, но с подростками у них часто возникают большие проблемы. К тому же, если маму ребенка лишили родительских прав, это говорит о том, что именно та самая бабушка в свое время не сумела воспитать своих детей. Ее шансы справиться на старости лет с четырнадцатилетним сорванцом практически равны нулю. Таким детям требуются совсем другие опекуны, но благополучным родственникам они, как правило, не нужны. Желание не иметь дополнительных проблем оказывается сильнее кровных уз. Между бабушкой и приютом выбирают, конечно, бабушку.

Органам опеки хочется (и это было бы правильно) давать детей сильным - тем, кто состоялся, материально обеспечен. Кто умеет не просто родить, но и вырастить детей - воспитать, уберечь от улицы и дурной компании, дать образование, помочь устроиться в жизни. Но где они, такие опекуны?

Да, сегодня мода на семейные ценности. Чрезмерный шик становится признаком дурного тона, политики предъявляют обществу не молоденькую жену-модель, а реноме надежного семьянина. И жены у обеспеченных мужей часто не работают. Иными словами, есть средства, время, силы, умение. Размышляя об идеальных приемных родителях, подумалось: как минимум половина мощного депутатского корпуса (района и поселений) - прекрасные кандидатуры! И доход, и в жизни устроены, и сил полно. Как раз хватило бы на всех детей-сирот района. Но это теория. На практике, если есть все - свои дети, интересная работа, деньги, дом и т. д. - зачем что-то еще?

Оказывается, чтобы решиться взять чужого ребенка, необходимы не столько условия и возможности, а мотивация. "Зачем?" - вот вопрос, который постоянно задают, когда речь идет о трех и более детях. "Да еще чужих?!" Вот и мы, пытаясь разобраться в проблеме, многим задавали этот вопрос.

Зачем тратить двадцать лет жизни, чтобы вырастить чужого ребенка? Не берут ли в приемные семьи детей, чтобы получать за это деньги? Не от личной ли неустроенности делают такой шаг? Зачем ввязываться в такое явно невыгодное дело, как воспитание чужого, почти наверняка с дурной наследственностью, ребенка?

В результате опроса пришли к очень простому выводу: кто может ответить для себя на вопрос "Зачем?", тот ребенка и берет. Разумеется, органы опеки отслеживают все правила: материальная обеспеченность, жилье, здоро-

вье, моральный, так сказать, облик. Но все требования, как показывает простой анализ, достаточно скромны. Потому что жить в семье в любом случае лучше, чем в детском доме.

Делать анализ, кто и по какой причине становится приемным родителем, на страницах газеты не будем, это работа специалистов. Но если кто-то берет чужого ребенка, пожелаем удачи. И может быть, подумаем: а почему это не я?

Мать и мачеха

Государство готово хорошо поддержать тех, кто решился организовать приемную семью. На содержание каждого ребенка выплачивается от 6900 до 12479 рублей, с этого года плюс ежегодное пособие в размере 22 тысяч. Размер оплаты труда каждого приемного родителя за каждого приемного ребенка - 9200 рублей в месяц; за воспитание детей-инвалидов, проблемных и до трех лет она увеличивается на четыре-пять тысяч. То есть доход может составить далеко за сто тысяч.

Что это - полноценная семья или все-таки по существу семейный детский дом? Этот вопрос, на первый взгляд кажущийся из области рассуждений на тему моральных ценностей, на самом деле очень важен. Неправильное позиционирование сторон может привести к возникновению непростых конфликтных ситуаций.

Будем откровенны, вопросы возникают. И кроме вышеупомянутого "Зачем?", на который мы попытались ответить, много других. Например, если это семья, почему в нее берут так много детей (до восьми), ведь в обычных семьях многодетность - исключение, а не правило? Нет ли здесь соблазна побольше заработать? В обычной семье родители работают, чтобы содержать детей, а в приемной, наоборот, за заботу о детях получают зарплату. Но если так, то это уважаемый, нужный обществу труд, но все-таки не семья? Насколько имеют право приемные родители навязывать свой образ мышления и свой образ жизни ребенку, за воспитание которого они получают деньги и срок проживания которого в семье прописан договором? Проблема, которая часто возникает в семьях, где приемные родители - священники и их жены. Вдруг обнаруживается, что после нескольких лет религиозного воспитания девочка-подросток надевает короткую юбку и убегает на дискотеку. Можно ли, наконец, шлепнуть приемного ребенка за непослушание?

Ответы на все эти вопросы только ищутся, ведь опыт накоплен очень небольшой. Тем не менее он есть. Священник Владимир Янгичер и матушка Татьяна Александровна в течение многих лет воспитывали приемных детей, через их руки прошли почти три десятка девочек. И не все, насколько нам известно, удалось сделать так, как хотелось. Владимир Васильевич дал предварительное согласие поучаствовать в работе родительского клуба, который создается в районе при управлении опеки и попечительства, поделиться опытом. Здесь же есть три ставки психологов, которые будут оказывать в том числе и консультативную помощь приемным семьям. Чтобы они не остались один на один со своей проблемой.

Кое в чем уже появляется определенность. Так, специалисты подчеркивают, что приемная семья должна понимать: она заключает не трудовой, а гражданско-правовой договор. Следовательно, "оплату труда" надо понимать как общий доход на содержание семьи. И дело не только в деньгах, это говорит о том, что ориентация делается на семью, а не семейный детский дом. По факту за это "проголосовали" и сами приемные родители, и дети: во всех семьях дети зовут приемную маму "мамой"n

P. S. Телефоны управления опеки и попечительства: 548-63-66, 548-61-97.

Галина СЕРОВА

Фото Алексея СЕВАСТЬЯНОВА

Словарь терминов

Усыновление - наверное, самая понятная и традиционная форма устройства ребенка в семью. Как правило, усыновляют те, кто не имеет своих детей. Ребенок приобретает все права родного, включая право наследования имущества. Но при этом теряются права, которые имеют сироты, в том числе на получение государственного жилья. Усыновление производится судом, выдается новое свидетельство о рождении, куда вписаны не только новые родители, но и новые (по решению суда) дата и место рождения. Новые мама и папа приобретают все права на ребенка, который уже никогда не сможет вернуться к биологическим родителям. И все обязанности по его содержанию и воспитанию. Несмотря на то что юридически усыновители ничем не отличаются от родных родителей, государство оказывает им материальную поддержку. В соответствии с законом Московской области выплачивается 20 тысяч рублей единовременного денежного пособия и ежемесячно по 6 тысяч до достижения ребенком 18 лет. Также на усыновленных детей распространяются выплаты, положенные семьям при рождении детей.

В районе более двухсот семей, имеющих усыновленных детей. К сожалению, хотя и редко, но бывают возвраты детей. За четыре года их было три.

Опека (до 14 лет) и попечительство (от 14 до 18 лет) отличается от усыновления тем, что за ребенком сохраняются все имеющиеся у него имущественные права и "сиротские" льготы, но не возникают права на имущество опекуна. Опекун обязан содержать ребенка, заботиться о его воспитании, здоровье и образовании, обеспечить сохранность его имущества; при этом не вправе препятствовать общению с родственниками, в том числе родителями. Денег за свою заботу о ребенке не получает. Государство оплачивает только его содержание: от 6900 до 12479 рублей ежемесячно в зависимости от возраста и ежегодное пособие в размере 22 тысяч. Чтобы исключить махинации, на содержание подопечных, добровольно переданных родителями под опеку, денег не положено.

Патронат устанавливается, когда не могут быть применены другие формы семейного обустройства. Обычно это касается неблагополучных семей с пьющими родителями и детьми без присмотра. Лишение родительских прав - крайняя мера; стараясь сохранить для ребенка возможность проживания в семье, его берут на контроль. Патронатный воспитатель навещает семью, пытается вразумить родителей, если они пренебрегают своими обязанностями. Постинтернатный патронат предполагает регулярное посещение выпускника детского дома до достижения им 23 лет.

Непосредственно патронатное воспитание устанавливается на срок не более 6 месяцев; оно хорошо в тех случаях, когда потенциальные усыновители хотят лучше присмотреться к ребенку. Он живет в семье, которая получает на его содержание средства, как на опекаемых детей, и 5 тысяч в качестве вознаграждения за патронат каждого ребенка. Сложный момент состоит в том, что патронатный воспитатель не является законным представителем ребенка, то есть в принятии решений, касающихся него, весьма ограничен.

Приемная семья - форма устройства детей-сирот и оставшихся без попечения родителей, которой сегодня уделяется особое внимание. Она может оказаться одной из самых перспективных. Ребенок передается на воспитание в приемную семью на основании договора между органами опеки и приемными родителями. В договоре указываются размер оплаты труда приемных родителей, размер денежных средств на содержание ребенка, срок, на который он передается в семью, организация контроля. Приемные родители являются законными представителями ребенка, но никаких наследственных или алиментных прав не возникает. Взять в приемную семью можно не более 8 детей.

Газета "Вперед"