ЗВЕРСТВО

27 марта 2008 3073

ЗВЕРСТВОКрасивую, интеллигентную собачку взяла себе в дом женщина, у которой умер муж. У нас на поселке говорят, что взяла в утешение. Через год тоска и боль притупились, и собака была выставлена на улицу.

У бездушия много оправданий, у жестокости их - миллион. Только звери, скорее всего, не знают этого истребляющего правила.

Светло-серая, с темными пятнышками, с примесью благородных кровей новенькая адаптировалась на улице, видимо, очень тяжело. Ее в крепко сбитых, с суровыми нравами дворовых стаях никто не ждал, поэтому "аристократке" пришлось хлебнуть всякого.

Она оказалась между людьми, которые теперь вызывали у нее неприязнь и беспощадными сородичами, которые злобно скалились на любое ее приближение.

Знакомство - по любви ли или по принуждению все же состоялось, и после Нового года красавица ощенилась. Инстинкт выживания загнал ее в узкий лаз под плиты теплоузла за 19-й школой. Далеко не ушла, а осталась в двух шагах от дома, где она когда-то так безмятежно жила. Вот ведь неистребимая собачья вера даже в бессердечных людей...

На свет появилось девять очаровательных щенков! Если до родов она чуралась людей, то теперь страх пришлось преодолеть, тянуться к ним в надежде получить хоть какой-нибудь кусок. Вскоре детенышей осталось семь, но они каждый день требовали все больше и больше молока, вытягивали из нее все жизненные силы. Худая, с отяжелевшими сосками, она бегала вокруг норы, не решаясь оставить своих малышей.

А люди? Они разные. Одни отмахивались и бежали дальше по своим большим человеческим делам. Другие ей сочувствовали, даже останавливались, говорили что-то ободряющее, и тогда, даже не получив ни крохи, она преданно бежала следом, благодарила и за такую толику внимания.

Хорошо, что есть третьи. Они начали подкармливать беднягу. Вокруг собаки со временем образовался небольшой женский кружок милосердия. Незнакомые прежде перезнакомились, как будто объединились когда-то расставшиеся родственники.

Собачья мама ободрилась, окрепла телом и духом, нескольким кормилицам поверила и даже поджидала их по расписанию. Из-за этих добрых людей она, наверное, даже простила прежнюю хозяйку.

С первого знакомства я назвала ее Дворянкой - а как еще именовать такую красавицу? Глазищи большие, выразительные, почти человеческие, фигурка - залюбуешься. Потом, правда, оказалось, что зовут ее Ладой. Тоже красиво, но Дворянка ей подходит больше.

С утра до вечера она хлопотала около оставшихся семерых очаровательных малышей. Вот бы многим мамкам-людям так опекать своих детей!

Ребятишки-школьники постоянно толпились у собачьего пристанища с тех пор, как щенки начали выползать на белый свет - брюнетики, серые и палевого окраса. Дети брали их на руки, гладили, нянчили. Даже самые хулиганистые сюсюкали и нежничали. А Дворянка бегала рядом, переживала, но рычать не решалась.

Больше всего женщины-опекуны боялись, как бы она не попала под случайный отлов. Тогда конец щенкам и всей истории про материнскую самоотверженность. Однако сеть отловщиков миновала четвероногую семейку, даже теплая январская погода благоволила к ней.

Щенки подрастали и убывали. Некоторых брали сердобольные взрослые, других ребятишки разносили по домам.

Однажды их осталось трое. Крепенькие, толстолапые, общительные и невероятно доверчивые, они вместе с мамой начали обживать окрестности. Она уводила их от пристанища, начала приближать к уличным сородичам. Не хотела, чтобы они пережили ее муки, а встретили жизнь закаленными псами. Утопая в снегу, они барахтались, визжали от холода, но брали эти уроки, инстинкт выживания побеждал щенячью нежность.

Потом у нее остался только один детеныш, сын. Она уже надолго убегала от него, увереннее осваивала территорию, упорно искала пути в стаю, и все меньше и меньше зависела от людей...

Наконец, она осталась одна. Теперь Лада-Дворянка нашла общий язык с друзьями и подругами, самостоятельно ищет пропитание, но тех, кто поддержал ее в трудный момент, не забывает. Увидит, бежит издалека, резво подпрыгивает и лижет в лицо.

ЗВЕРСТВОА вот другая история. Красивый, гордый, молодой, сильный пес светло-коричневого окраса выделялся из стаи уличных собратьев: у него была очень интеллигентная лобастая морда, на которой отчетливо читалось чувство собственного достоинства. Добрый, озорной, он почему-то невзлюбил женщину с пуделем, которая гуляла по поселку. Так случается и у людей: не зная друг друга, они проникаются взаимной неприязнью.

Собачья же нелюбовь привела к стычке, в которой, как говорят, уличный герой прикусил то ли пуделя, то ли хозяйку. Та в долгу не осталась и "заказала" его подросткам. Те добросовестно и безжалостно отработали свои тридцать три серебреника, изувечили пса до ужасного состояния. Видимо, они отбили ему все внутренние органы, кровь текла из разбитых ушей, живой кровью налились оба глаза. Полуживой, он приполз на оттаявшую землю теплотрассы и умирал. Он не понимал, за что его убивали люди, которым он ничего плохого не сделал. За несколько дней между жизнью и смертью он потерял всю природную красоту, осанку, превратился в больного старика. Еду с анальгином принимал равнодушно и все время испуганно пригибал к земле разбитую голову.

Сейчас пес понемногу встает, охотнее ест и на каждое проявление людской заботы слабо виляет хвостом.

В обоих случаях первопричиной собачьих трагедий были женщины...

Валентина БОЛОТОВА

Фото автора

Газета "Вперед"