ВСЕМ СМЕРТЯМ НАЗЛО

07 мая 2008 2731

ВСЕМ СМЕРТЯМ НАЗЛОТему советских военных разведчиков, которые переходят линию фронта и устраивают диверсии в тылу немцев, подхватили многочисленные телесериалы. Мода такая. А между тем до сих пор среди нас живут люди, которые с полным правом говорят про телепридумки: "Да ерунда это все!" Потому, что они своими глазами видели, как все было на самом деле. Один из них живет на Ферме — Иван Ильич Астудин. Фронтовой разведчик-сапер.

На вопрос о том, скольких "языков" он захватил, Иван Ильич теперь уже ответить затрудняется. "Мы их как горох хватали..." — рассказывает он. На фронтовом пути от Курско-Орловской дуги до Вены.

Астудин вырос в многодетной семье в Кемеровской области. В армию он был призван в ноябре 1940 года, проходил подготовку на Дальнем Востоке. Там окончил офицерские курсы. Их, кстати, готовили в расчете на будущую войну с Японией и учили, как подрывать японские корабли... Но эта наука так и не пригодилась. В 1943 году дивизию Астудина перебросили на германский фронт.

Наша 135-я Чапаевская дивизия была в распоряжении Генерального штаба. Ей усиливали наступающие армии. Поэтому мы сражались на шести фронтах. Первые бои за Орел, расчищали путь танкам. Много за эти годы было всякого, говорит разведчик. В том числе переходов через линию фронта. Конечно, к вылазке готовишься обычно несколько дней, изучаешь в бинокль позиции противника. Заметил: ага, вот немец несет еду. В какое время? Каждый ли день? Вот и устраиваешь засаду. Или за линию фронта идешь в деревню. Заходили обычно к старосте. И тут же передавали, чтобы он слышал, по рации координаты для артиллерии. Ударить в случае чего... Он тут вынужден бывал вызвать по нашей просьбе офицера немецкого. Мы этого офицера захватывали... И к своим.

Изумили меня даты двух записей в документах Ивана Астудина. Февраль — штыковое ранение спины. И уже через несколько месяцев — осколочные ранения лица. Неужели нельзя было в госпитале подзадержаться, не спешить опять на передний край навстречу смерти? Ивану Ильичу такое и в голову не прихо-дило:

— При современной плотности огня рукопашная схватка вещь довольно редкая. Нас, разведчиков, автоматами вооружали, мы стреляли больше. Но иногда приходилось и врукопашную схватываться. Я у того немца, офицера, парабеллум отнял, но тут свалка началась, упали мы. Кто-то меня в спину штыком и ударил. Попал в госпиталь. Но ведь меня боевые товарищи ждали! Нам задачу обычно ставил сам командир дивизии. Так и говорили командиры, мол, Ванька, куда ж мы без тебя!

Обычно в семейных альбомах ветеранов не так уж много фронтовых фотографий: чем там было снимать?

А вот разведчикам трофейную "Лейку" достать было не проблемой. И потому в альбоме Ивана Астудина лица его боевых друзей.

Потери были в боях большие. Дивизия пехотная, после атаки нередко процентов на шестьдесят состав менялся. Разведчики же несли основные потери, когда их обнаруживал за линией фронта противник.

Разведчик-сапер это значит, что, помимо сбора сведений о противнике, он еще должен уметь разминировать проходы в минных полях, а также уметь взорвать какой-то важный объект. Иван Ильич, в частности, разминировал Краков, который не успели подорвать немцы. И освобождал страшный Освенцим, видел своими глазами печи, в которых нацисты сжигали узников.

А одно из самых трудных заданий было связано для него с городом Бреслау на Одере (ныне Вроцлов). Там пришлось взрывать высоченную старинную башню, превращенную фашистами в дот.

Долговременная огневая точка у них получилась отменная, вспоминает Иван Астудин. Стены два с половиной метра толщиной, снаряды отскакивали! А держала она под прицелом пять улиц, блокировала нам путь. Тогда командование вспомнило о нашем взводе.

Защищало ее человек восемьдесят. Громить их, где ползком, где короткими перебежками из одной "мертвой" зоны в другую направились... семеро бойцов! Всех почти из группы Астудина ранило, пока добирались. Но они сумели подтащить триста тридцать килограммов взрывчатки. Взорвали ту башню, забросали образовавшийся в стене пролом гранатами. И привели восемнадцать пленных.

Иван Ильич не гнался ни за чинами, ни за наградами. Но его китель украшают два ордена Отечественной войны, три Красной Звезды. И двадцать пять медалей, в том числе “За отвагу” и “За боевые заслуги”. Его воспоминания о сражениях вошли недавно в сборник мемуаров "От солдата до генерала", подготовленный Академией исторических наук, издатели обещали разослать книгу многим высокопоставленным адресатам в том числе в библиотеку президента Путина. Диплом участника сборника Ивану Ильичу вручали президент академии и глава областной организации ветеранов войны....

Тяжелые ранения ног, спины, лица казалось бы, сколько еще можно было шутить со смертью? Но уникальность судьбы Ивана Ильича была еще и в том, что после окончания сражений он оказался... в числе первых испытателей советской атомной бомбы!

После окончания войны он, пройдя соответствующую подготовку, оказался в Семипалатинске, в Казахстане. Видел, как строился полигон начиная с землянок.

В один из летних дней его взвод вывезли за тридцать километров в степь. Накануне они закончили монтаж объектов, которые предстояло разнести первой советской атомной бомбе.

Нам ничего и не объясняли тогда, секретность была высокая. Просто сказали: сидеть здесь, вон в том направлении не смотреть. А потом земля вздрогнула, все вокруг осветилось. Затем высоко-высоко в небе начал расти ядерный гриб.

- То есть на него вы все-таки посмотрели? Спрашиваю я.

 - Ну а как же... Вот мы и узнали, что у Советского Союза появилась собственная ядерная бомба. Всего я присутствовал при трех испытаниях. В том числе при наземном испытании первой отечественной водородной бомбы.

Семь лет отдал Иван Астудин Семипалатинскому полигону. Служил в подразделении особого риска... В 2001 году за участие в испытаниях ядерного оружия ему вручили орден Мужества. Прошли десятилетия. Но Иван Ильич и сегодня сохраняет ясность и твердость духа, выступает перед молодежью. Желаем ему в канун Праздника Победы еще многих лет жизни. Живая память это то, что очень нужно российскому обществу.

Алексей РЯБИНИН

Снимки, в том числе и военных лет, из семейного альбома

Газета "Вперед"