ВЕРА ХОВАНОВИЧ. РЯДОМ БЫЛИ ИСКРЕННИЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ

04 июля 2008 2498

ВЕРА ХОВАНОВИЧ. РЯДОМ БЫЛИ ИСКРЕННИЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИНе часто, но я нет-нет да и перебираю старые фотокарточки, среди которых очень много тех, что связаны с моей работой в редакции. А это ни много ни мало — 17 лет. Особенно приятно вспоминать первую половину этого срока, когда мы жили как одна дружная семья. И я, к тому времени уже поработавшая в столичном "Гудке", приросла сердцем к коллективу впередовцев.

Тогда там работали А. Н. Богданова — редактор, Н. П. Царапкин — замредактора, А. И. Малыгин — ответственный секретарь и мы, журналисты редакционных отделов: завпромышленным отделом, а потом и ответственный секретарь Лена Галкина, завсельхозотделом Люда Бессолова, корреспондент Ксана Кальянова, я в отделе культуры-быта-писем, фотокор Коля Кривенко, бухгалтер Люда Зимина. Я сразу почувствовала в них очень близких мне и по духу, и по взглядам людей.

Мне никто не ставил в вину, что я, работавшая в центральной печати, совсем не знаю проблем, которыми живут люди в Загорске и тем более на селе. Напротив, все готовы были помочь во всем разобраться и понять, что маленькие проблемы так же важны для человека, как и большие, которые поднимает центральная пресса. Что от их решения зависит, как в стране будут жить люди, что им принесет радость или боль, тревогу или покой....

И каждый из нас в меру своих возможностей добивался этого. О чем мы только не писали: как осушают пойму Дубны, строят ГАЭС, окружную дорогу, здание районной администрации, где были и нам отведены апартаменты, потом закладывают парк возле него, благоустраивают перед ним площадь. Мы бились за то, чтобы открыть в Загорске картинную галерею, чтобы вернуть улицам и городу исконные названия...

Все не перечислить — мы во всем стремились участвовать, жили общей со страной жизнью, даже на пресс-конференцию с очередным космонавтом умудрились послать своего корреспондента! Иногда нам здорово влетало от горкома и исполкома, и далеко не всегда по нашей вине...

И все-таки жизнь была прекрасна! Потому что рядом были искренние замечательные люди! Какие праздники у нас были! Старый Новый год мы встречали только вместе, по-семейному, приглашая своих жен и мужей, — все хорошо друг друга знали, это было крепкой традицией.

ВЕРА ХОВАНОВИЧ. РЯДОМ БЫЛИ ИСКРЕННИЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИНо самым веселым и богатым на выдумки был День печати. Обычно в этот день мы уезжали после работы на природу. Чаще всего на Торбеево озеро или в заранее облюбованный уголок на лесной полянке. С нами ездили на эти пикники и наши внештатные корреспонденты, и друзья газеты.

(Есть смысл рассказать об одной из таких поездок подробнее. В очередное 5 мая, по-весеннему теплое, вдруг оказалось, что запланированная поездка на Торбеево озеро может сорваться — ехать туда не на чем. Наверное, были проблемы с редакционной машиной, да и не поместились бы туда все. И мы обратились за помощью в милицию — с ней в те времена, когда ею руководил П. К. Сухов, у нас были хорошие товарищеские отношения: мы всегда были информированы о происходящем, да и сам начальник ОВД был склонен писать в газету. И вот там начинают срочно искать для нас транспорт и наконец звонят: ничего другого не находим, кроме, извините... машины медвытрезвителя. Ну, нас это нисколько не смутило. Повеселились по этому поводу — мы-то еще совершенно трезвые — и поехали.

Интересное было дальше. В лесу у озера мы нашли прелестную поляну, выгрузились со своим скарбом и договорились с водителем, когда за нами приехать. Несколько часов у костра, на котором готовилась тушеная картошка, песни, мяч и т. д. За это время на большой поляне появилось еще несколько компаний, никто друг другу не мешал. И вот под вечер появляется на опушке "наша" машина. Что тут началось. Надо было видеть, с какой скоростью собирали свои пожитки и исчезали в лесных дебрях соседи по поляне! Наши попытки объяснить им, что ничего страшного не происходит, были безуспешны. Потом этот случай, как и многие другие, стал постоянным предметом воспоминаний и шуток в следующие дни профессиональных праздников "журналистов, братьев-скандалистов". — Прим. редакции.)

ВЕРА ХОВАНОВИЧ. РЯДОМ БЫЛИ ИСКРЕННИЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИК каждому событию в редакции готовились веселые стенные газеты, мы писали в знаменитую редакционную "желтую" книгу стихи на горячие, животрепещущие темы редакционной жизни: бухгалтер везет в Москву отчет за квартал, вернется ли с долгожданной премией; сотрудник неосмотрительно отправился в лютый мороз на лыжах и отморозил все, что ему дорого; потрясающую по двусмысленности ошибку удалось отловить на полосе буквально перед подписью номера "в свет"; а вот и внештатный автор повеселил нас, описывая, как "два голых проводника болтались в верхнем правом углу комнаты наискосок под самым потолком". При этом мы умели беззлобно подшучивать друг над другом, разыгрывали комические сценки, пели любимые песни, и не только на популярные тогда есенинские стихи, но и мало кому известные — о журналистах, о тощих гонорарах и ляпсусах в газете, о "пыльных подшивках забытых газет, где останутся наши следы"...

И сейчас помню такие строки:

Лопнула шина у нашей машины,

нету бензина у нашей машины.

Голиков, милый, в чем же причина?

Вечно в ремонте наша машина.

И каждый вечер в час назначенный,

очки воздвигнувши на нос,

согнув свой стан, ремнем охваченный,

готовит цензор нам разнос.

Постой, паровоз, не стучите колеса,

И Лавра, не бей в колокола,

Ведь наши ребята эфир занимают

В неделю всего лишь два разА...

(это о коллегах из радиовещания)

А сколько интересных поездок нам удалось совершить!

ВЕРА ХОВАНОВИЧ. РЯДОМ БЫЛИ ИСКРЕННИЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ"Лена, — ныли мы над душой у Лены Галкиной, уже наметив вместе с нею маршрут, — проси машину на твоих предприятиях или еще где, только чтобы не очень дорого было..." И Лена или Коля Царапкин, зная всех руководителей в районе, искали, как теперь говорят, спонсоров, Люда Зимина ломала голову, как рекламой оплатить транспорт.

И вот мы уезжали! В Михайловское, Тригорское, в Спасское-Лутовиново, были в Ульяновске и Тарусе. Всего и не упомнишь. В Константиново, в дом-музей Есенина, мы приехали, когда практически войти туда было невозможно — столько набралось народу, а люди все шли и шли. Не мог же наш Витушкин, который тогда еще только должен был прийти к нам работать, но мы его уже с собой взяли в поездку, не проявить свой настойчивый и обаятельный в то же время характер, чтобы мы вошли в музей! И мы там благодаря его стараниям побывали.

А сколько веселья приносили нам поездки за грибами! Многие из нас не столько грибы собирали, сколько радовались возможности выбраться на природу! Но были и чемпионы. Лучше всех собирали грибы Кривенко, Богданова и Люда Зимина. Их улов мы придирчиво проверяли — у Люды всегда было больше всех: она не пренебрегала здоровенными "лаптями" — каждый на полкорзинки.

Не могу не вспомнить редакционную "картофельную эпопею". Весной все сажали картошку. Сотрудникам горкома тоже давали какие-то жалкие сотки. Мы решили, что и нам пора самим вырастить урожай. Меня как секретаря парторганизации редакции отправили "выбивать" землю. Особого труда это не составило — нам дали свой "надел" у Березовой рощи на Гражданском поселке в низине. Больше всех загорелась наша троица: я, Люда Бессолова и Лена Галкина. Мы купили на рынке мешок картошки, мужья помогли вскопать землю и в жаркий по-летнему майский день, обливаясь потом, посадили-таки ее.

Окучивать ее нам почему-то было некогда: в июне ушла одна в отпуск, в июле — другая, в августе — третья... Мы, конечно, вспоминали о нашей забытой полоске и чувствовали себя при этом как-то неуютно. Потом нам стали о ней напоминать другие. Горкомовцы сказали, что они уже и выкапывать свою собираются, а нас что-то все не видно. Исключительно для очистки совести мы поехали туда на редакционной машине... в октябре, по снежку. Наша делянка была видна издали — среди чистого перерытого вдоль и поперек поля с кучками засохшей ботвы высоко "колосился" островок бурьяна. Рыться в поисках урожая мы не стали...

Время шло, к нам пришли новые сотрудники — Николай Жигулев, Надежда Журавлева, ушла в горком Люда Бессолова, на пенсию — Александра Николаевна Богданова. Газету возглавил Анатолий Валентинович Диенко. В газете он проработал не больше двух лет, но оставил о себе много памятного. Это был человек, фонтанирующий таким множеством идей, что успеть за ними было непросто. Мы выпускали развороты к знаменательным датам, рассказывали о деревенской жизни, о талантах загорской земли (особенно о художниках, к которым мы все, и Диенко особенно, относились с большим интересом), словом, о жизни во всех ее проявлениях.

Наш шеф ушел в обком партии, а еще раньше уехал и его заместитель Коля Царапкин (в ТАСС). Редактором стал Вячеслав Витушкин. Коллектив он знал превосходно — был когда-то внештатником в моем отделе культуры, исколесив весь район на велосипеде. Потом заведовал сельхозотделом, заменив Бессолову, а когда ушел Диенко, то лучшего редактора трудно было найти. Он вообще удивительный человек — душевный и прямой, готовый за своих сотрудников биться как лев. Он очень много сделал для газеты — в оснащении техникой, внедрении прогрессивных методов набора и верстки газеты, в организации досуга сотрудников.

Мне повезло работать во "Вперёд" с тремя очень разными, но чрезвычайно интересными редакторами. Каждый из них был уникален как профессионал и оригинален как человек. Работать с ними было интересно, весело, беспокойно и часто неожиданно. Не все они дожили до такого большущего юбилея родной газеты. Светлая память о них жива в наших сердцах.

Отличные люди были со мной рядом в редакции. Как у каждого из нас, и у меня были свои бытовые трудности — переезды, устройства на новом месте. Моя семья по роду службы мужа не раз переезжала из города в город. Мне не хотелось менять место работы в газете, которое и вправду стало моим вторым домом. Но и ездить каждый день в Москву было очень трудно. Меня выручали Люда Бессолова и Люда Зимина — я жила у них, а домой ездила по средам и на выходные. Потом меня взяла к себе Александра Николаевна — человек бесконечно добрый и отзывчивый. Ей я обязана очень-очень многим. Я помню ее всегда. Таких людей сейчас все меньше.

Мне кажется, что доброта жила тогда в каждом из нас, и лозунг " Человек человеку друг, товарищ и брат" воспринимали мы вполне серьезно и старались ему следовать.

Для меня эти воспоминания, как глоток свежего воздуха. А ведь это сотая доля того, что хранит память.

Новый коллектив газеты живет теперь по сути в другом времени, совсем в другой стране, идеалы и цели, возможно, отличаются от тех, с которыми прожили (и надо честно сказать, неплохо прожили) мы.

Теперь дерзайте вы, новое поколение, стройте жизнь на свой лад. Главное, чтобы она была не хуже, чем была у нас. И пусть в ваших делах и поступках, а значит и в газете, будет место добру, совести, уважению к людям.

Газета «Вперед» , №47, 02.07.2008