"ВПЕРЕД"...КАК МНОГО В ЭТОМ ЗВУКЕ...

24 июля 2008 2021

«ВПЕРЕД»...КАК МНОГО В ЭТОМ ЗВУКЕ...Шестнадцать лет моей жизни (1991 — 2007) связаны с газетой "Вперёд". И это, пожалуй, лучшие годы. Потому что занимался любимым делом, потому что чувствовал себя в центре событий (а на события эти годы были богаты), потому что журналистская и редакторская профессия свела меня со многими интересными людьми.

После того как в конце 1990 года первым секретарем Загорского горкома КПСС стал Василий Гончаров, мне, инструктору идеологического отдела, пришлось искать новое занятие. Как раз в то время в газете "Вперёд" произошел раскол по идеологическим мотивам и часть сотрудников ушла в газету "Колокол" — ее начал издавать Александр Коровников. А с Вячеславом Витушкиным мы были, что называется, одной группы крови. Тем более что "Вперёд" была мне не чужая — работая в горкоме, я время от времени пописывал на актуальные темы.

А самой актуальной темой в то время была политика. Страна бурлила в ожидании перемен, и это бурление отражалось и на страницах местной прессы. Здесь шли ожесточенные споры о будущем страны, об экологии и экономике, о демократии, патриотизме ... да о чем угодно. Шлюзы открылись, и у многих оказалась потребность самовыразиться. Кто-то шел в депутаты, кто-то принимался строчить в газету.

Конечно, среди этого девятого вала было немало графоманов, но попадались и содержательные, интересные люди. (Как далеки мы от того времени сейчас, когда в газету пишут в основном пенсионеры с благодарностью врачам и социальным работникам да несгибаемый Вадим Владимирович Аронов, пытающийся пробить головой очередную бюрократическую стену.)

То было время надежд и ожиданий, вот-вот — и "свобода нас встретит радостно у входа". Многим тогда казалось: избавимся от засилья КПСС, перейдем к рынку, а дальше все пойдет как по маслу — заживем как нормальные люди. Вскоре выяснилось, что все не так просто, наступило разочарование, моральная усталость. И соответственно пресса постепенно переставала быть предметом жизненной необходимости — особенно центральная. Но вернемся в то бурное время...

КАК НАС УЧИЛИ ДЕМОКРАТИИ

Тираж газеты в 1991 году составлял около 27 тысяч — почти в три раза больше, чем сейчас. При том что верстка, шрифты, дизайн были примитивные, компьютерные технологии только начинали внедрять. А с оперативностью было совсем неважно: "Вперёд" печаталась в Мытищах, об Интернете и электронной почте тогда и не слыхивали, так что газета версталась за два-три дня до выхода в свет. Во время августовского путча 1991 года это обстоятельство сыграло с нами злую шутку.

Путч, как известно, начался в понедельник, 19-го, и уже к исходу среды завершился бесславно для ГКЧП. А в номере вторника, куда мы даже теоретически не могли успеть, была запланирована акция солидарности печатной прессы, протестующей против непосильного повышения цен на бумагу, полиграфические услуги и доставку газет. Выражался этот протест в виде пустого куска газетной площади на первой полосе. И вот на второй день власти ГКЧП читатели получают газету "Вперёд" с такой дыркой и делают вывод, что это дело рук возобновившейся цензуры.

А редакция эти три дня стоит на ушах, добывает информацию, в том числе указы и обращения Бориса Ельцина и Верховного Совета РСФСР (тогда они были еще союзниками). Готовится забойная первая полоса на четверг, куда верстаются эти злободневные в тот момент материалы. И — на всякий случай — туда же попадает обращение членов ГКЧП.

Короче, скорость изготовления районной газеты оказывается меньше скорости падения путчистов. В четверг почти вся страна ликует. Горбачева освобождают из форосского плена, телевидение без конца крутит кадры сходящего по трапу самолета Михаила Сергеевича в сопровождении двух лихих парней с автоматами (одним из которых оказывается Александр Коровников), уже начинают раздавать награды от лица победившей демократии... А газета "Вперёд" выходит в вышеописанном виде, с документами Ельцина и Янаева и тревожными заголовками. Ну не обидно?

Еще обиднее было, когда в скором времени явился в редакцию некий деятель из правоохранительных органов с суровым выражением лица: что это вы публикуете документы государственных преступников? Интересно, что бы он стал говорить, продержись ГКЧП еще хотя бы неделю...

СОТРУДНИКИ

Газета — это в первую очередь ее авторы, неважно — штатные или внештатные. Даже скромный по составу журналистский коллектив может делать хорошую газету, если у редакции есть верные помощники и друзья. У "Вперёд" их всегда было немало.

Владислав Елицур и Александр Майзельс — без них не обходилась ни одна полемика на политические и экономические темы, хотя кое-кто и считал их "демшизой". Владимир Долгирев — краевед из Пушкина — задолго до рождения "Краеведческого вестника" снабжал газету интересными историческими материалами. Борис Свадковский, профессор-патологоанатом из Москвы, переехавший в Семхоз; он недолго успел посотрудничать с газетой, но оставил очень яркую память. Искусствовед Виктор Соловьев с его порой спорными, но очень профессиональными и искренними суждениями об искусстве. Их уже нет с нами, но "Вперёд" 90-х годов немыслима без этих имен.

Исаак Львович Марон на страницах нашей газеты впервые опубликовал свою знаменитую "Скобянку", и я рад, что был его редактором. Трудно представить себе более взыскательного читателя, столь болезненно относящегося к газетным ляпам и небрежностям, как он. Юрий Николаевич Палагин — он хорош не только как исследователь литературы, но и как автор небольших злободневных заметок. А "три богатыря" нашего краеведения: Лидия Гирлина, Александр Луневский и Константин Филимонов? В самых превосходных эпитетах можно выразить оценку их подвижническому труду по сохранению истории Сергиева Посада.

Вадим Владимирович Аронов силен не литературным даром, а своей твердой гражданской позицией: мы должны жить лучше, мы это заслужили, нужно только, чтоб каждый честно делал свое дело и не был безразличным. Человек, постоянно доказывающий, что и "один в поле воин". Недавно появившийся во "Вперёд" Анатолий Северинов с его увлекательными сериалами — они очень украсили газету. А Валентина Болотова так давно и регулярно сотрудничает с редакцией, что назвать ее внештатником язык не поворачивается. Мало кому удается, как Валентине Алексеевне, так хорошо писать о людях.

Среди штатных сотрудников редакции тоже было немало ярких личностей. Я застал еще Веру Ивановну Хованович, работал с Николаем Михайловичем Кривенко, Людмилой Павловной Зиминой. Очень тепло вспоминаю Лидию Николаевну Миронову — вроде бы скромная наборщица текстов, а каким примером отношения к работе и людям она была для нас... Или Олег Федотов, трудоголик из трудоголиков, заложивший основы компьютерной верстки. Как не вспомнить Игоря Николаевича Борисова — это профессионал высшей пробы, тонко чувствующий, прекрасно владеющий словом; он умудрялся работать заместителем редактора газеты и быть автором и ведущим двух телевизионных программ на "Радонежье". Раньше нас всех он понял перспективы газеты, связанные с Интернетом, и всячески продвигал в редакции технический прогресс.

А две наши дамы, ушедшие в большую литературу? Оля Белова и Лена Яковлева, я горжусь, что тоже чему-то вас немножко поучил. Наталья Андреева, выросшая на глазах до замредактора; теперь она успешно руководит управлением по связям с общественностью в городской администрации.

Конечно, я назвал не всех, кто заслуживает добрых слов, не обессудьте.

ЕСТЬ ТОЛЬКО МИГ, ЗА НЕГО И ДЕРЖИСЬ

Журналистика хороша тем, что сводит порой с интересными людьми, и когда ты своим знанием делишься с читателем — в этом и заключается смысл твоей профессии.

Я был знаком с Николаем Ивановичем Барченковым и его женой, Людмилой Николаевной, бывал у них. И, конечно, посчитал своим долгом взять интервью у нашего самого выдающегося художника. Николай Иванович уже болел, говорить ему было нелегко. Я трепетно готовил этот материал. И надо же такому случиться, что как раз номер "с Барченковым" типография запорола — оттиск получился бледный, невыразительный. Я думал у меня случится инфаркт. А Николай Иванович стоически вынес сей факт, он вообще был исключительно добрый человек. Через несколько лет он умер, и уж тут я поправил ошибку — интервью с Барченковым было опубликовано еще раз, уже с комментариями и нормального полиграфического качества. Это был, пожалуй, уникальный случай повторной публикации.

А вот Виктора Ивановича Балдина, другого нашего знаменитого патриарха от культуры, я бездарно упустил. Мы сошлись, когда летом 1992 года в газете "Вперёд" вышла полоса, посвященная Балдину, в том числе статья о нем Бориса Викторовича Ведьмина. Приурочена эта публикация была к вручению

В. И. Балдину международной премии за сохранение архитектурного наследия Лавры. После этого не раз Виктор Иванович намекал, что ему есть о чем рассказать, но встречи наши все откладывались, переносились, вот уже дата назначена (а Балдин жил в Москве) ... и вдруг внезапная смерть. Так что спаситель шедевров Бременской коллекции в 1945 году и реставратор Троице-Сергиевой лавры, возможно, что-то недосказал своим потомкам.

Не повторяйте таких ошибок, коллеги-журналисты.

КАК СЛОВО НАШЕ ОТЗОВЕТСЯ

Когда-то газету "Вперёд" в народе называли "болтушкой". Была в этом некая снисходительность: что, мол, с вас взять? Потом ситуация стала меняться — и газета становилась содержательнее и острее, и отношение читателей — более взыскательным.

Действенность публикаций — вот что важно для любой редакции. Расскажу о двух случаях, когда мнение газеты оказалось решающим.

Весной 1994 года умер Борис Викторович Ведьмин — исключительный человек, строитель, фотохудожник, краевед, публицист. И при этом никакой не почетный гражданин, хотя больше Ведьмина это звание едва ли кто заслуживал. Так-то оно так, кивает начальство, но поезд, к сожалению, ушел — не положено "почетного" давать после смерти. Пришлось взяться за перо, напомнить, какого Человека мы потеряли. Сделали исключение, благо в администрации нашлись понимающие люди.

Или такой случай. Малюсенькой заметки на первой полосе под броским названием "Банком как танком" оказалось достаточно, чтобы остановить строительство нового здания Сбербанка на бульваре Кузнецова. А ведь уже колышками площадку размечали! Как видите, поползновения к коммерческому использованию единственного в городе бульвара были и раньше.

ДВА СЫНА — ДВЕ СУДЬБЫ

Среди памятных газетных материалов — два с рассказом матерей о своих сыновьях. Зоя Александровна, мама Димы Холодова, журналиста "Московского комсомольца", погибшего в октябре 1994 года, побывала у нас в редакции год спустя после смерти сына. Ведь они местные, наши — Дима Холодов родился в Загорске, каждое лето проводил у бабушки на Каляевке. Еще свежа была боль утраты, разговор давался нелегко, буквально каждая строчка кровоточила.

А за полгода до той встречи мы записали рассказ матери, вернувшей сына-солдата из Чечни. Тогда только началась первая чеченская война, и такие случаи были не редкостью. В этой истории было много нелицеприятной правды о войне, которую у нас стыдливо называли "восстановлением конституционного порядка". Рассказ матери заканчивался словами: "Я как на том свете побывала". И хотя фамилию этой женщины мы не называли, написали даже, что она из соседнего района, но все равно она в последний момент передумала — боялась, что военкомат или правоохранительные органы ее вычислят. Так и осталась эта верстка в единственном экземпляре, в моем архиве.

Газета живет один день — такое мнение довольно распространено даже среди газетчиков. Я никогда не был сторонником этой формулы. Отражать настроение общества, давать людям полезную информацию, помогать разобраться в происходящем вокруг, предоставлять пищу для размышления и возможность для увлекательного чтения — вот к чему следует стремиться. Пусть это будет моим пожеланием газете "Вперёд" на следующие 90 лет.

ЮРИЙ СТЕПАНОВ

Газета "Вперед"