ЗВЕРСТВО. ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ

17 октября 2008 2166

ЗВЕРСТВО. ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИМожно было бы и не возвращаться к судьбе собаки, выброшенной прошлой зимой из дома на Рабочем поселке (о ней мы писали в газете «Вперёд» 22 марта этого года). Но в ее жизни так много драматичного, что не вернуться к этой истории автор посчитал невозможным.

Я вижу ее несколько раз в день, часто она бежит рядом, прижимается головой к ноге, провожает до дома, а у подъезда смотрит вопросительно. «Жди, подруга»,- говорю ей и выношу еду.

Так делают и многие другие на поселке, потому что Ладу нельзя не любить. За девять месяцев уличных скитаний она не потеряла ни присущей ей интеллигентности, не озлобилась несмотря ни на что.

…Так бывает: родится человек, одарит его природа и внешней красотой и талантами – кажется, все у него есть для долгой счастливой жизни. Однако уже смолоду жизнь так начинает его бить, мять да ломать – только держись.

Так и Лада-собака. Красивая, умная, грациозная, а уж доброты в ней – на целую стаю. Однако судьба посылает ей одно испытание за другим. Перед Новым Годом хозяйка выставили ее беременную на улицу, люди помогли ей пережить зимнюю стужу, выкормить щенков после первых родов. Несколько ладиных дочек и сыновей прижились в добрых семьях.

Она трудно осваивалась в уличном сообществе, так и не прибилась ни к одной стае. Живет сама по себе, в двух шагах от бывшего своего дома.

Весной - от природы не уйдешь - пришел срок снова заневеститься. Стая бесцеремонных поселковых женихов преследовала бедняжку денно и нощно. Пережив трудное материнство, она – то ли поэтому, то ли по другим, ей ведомым причинам, пыталась спасаться от преследователей. Как последнюю защиту вспомнила бывшую хозяйку, выла у подъездной двери, почти кричала по-бабьи. Соседка, у которой не выдерживали нервы, просила: «Люся, да впусти же ты собаку, они же ее затерзали!» Из-за двери раздавалось: «Моя собака дома».

Так и получилось, что Ладушка в конце июля снова родила кучу очаровательных деток. Там же, в лазе под теплоузлом, около 19-й школы.

Около нее опять захлопотали местные женщины, кормили, поили. А она снова проявила самые лучшие материнские черты: обихаживала каждого детеныша, облизывала, поджимала под себя, оберегала. Когда малютки открыли глазки и начали выползать на белый свет, поселковые дети нянчили их, гладили и обмирали от умиления. Она не сердилась на человеческих детенышей, доверяла им самое дорогое.

Вскоре дети начали убывать. Может, кто-то их брал себе, может, худые руки истребляли – точно никто не знает, не сидел же рядом.

Когда осталось три бутуза, в один из дней прошёл ливень и затопил собачье жилище. Лада взяла каждого детёныша за шиворот и перенесла к Люсиному подъезду. Но хозяйка не прониклась этим доверием и вернула щенков на прежнее место. А потом они и вовсе куда-то исчезли…

Я видела Ладу в те дни: около норы ходила кругами понурая собака, изредка поднимала больные глаза на прохожих и, как мне послышалось, постанывала. Полные молока соски набухли, и чтобы она избежала мучительной гибели от мастита, я начала давать ей специальные, сжигающие молоко таблетки.

А через несколько дней она лежала в травке с шестью малюсенькими малышами, красавцами-брюнетиками! Оказалось, кто-то заприметил самоотверженную мамочку и подбросил ей шесть воспитанников. И она их не отвергла, представляете? Пережила глубокую обиду от человека и от человека же приняла чужих щенков.

Ободрившаяся опекунша не стала испытывать судьбу, взяла да и перенесла новоявленных дитенков в расположенную рядом нору под вторым теплоузлом.

Таблетки были немедленно выброшены, молоко еще не перегорело, и щенки прилепились к ладиному животу. И у нее появился аппетит. Жизнь большой семейки наладилась, и всем стало веселее.

Как-то солнечным утром, как обычно, по дороге на работу я подошла поздороваться с «подругой». Как она от меня шарахнулась, как нырнула в убежище! Видно, ночью случилось что-то такое, от чего добрейшая собака не поверила даже близкому человеку. Вечером того же дня, неуверенно виляя хвостом, подпустила, дала себя погладить, приняла ужин и наши отношения восстановились.

Что ждет ее дальше? Никто не знает. Возможно, накроет сеть отловщиков или еще какая беда. Доживет ли она до зимней стужи, станет ли вновь жертвой невоспитанных, грубых собачьих мужиков.

Кто знает… К сожалению, сострадающие ей друзья уже имеют животных в доме, приютить её не могут. После первой публикации в редакцию газеты был звонок от какой-то женщины. Хочу, сказала она, взять эту собачку домой. А потом, как это бывает, сердечный порыв, видимо, прошел, трезвый расчет взял свое, и просьба не повторилась.

Лада собака контактная, доброжелательная, чуткая, умная, но и к ней нужен подход: вначале надо пообщаться, приручить, покормить, и так не один день. Вероятнее всего, ей комфортнее жить в частном доме, на квартирное обитание она уже может не согласиться, попробовала свободу. Но если найдется хороший человек, уверяю вас, лучшего домашнего любимца, то есть любимицы, вряд ли найти. Она же Лада, Ладушка. Если нужен посредник в дружбе с будущей питомицей, проблем не будет, мой телефон в редакции.

И последнее. Я знаю адрес, имя, фамилию и даже отчество Люси, и по нравственным законам надо было бы ее назвать, выразить ей общественное осуждение. Однако что-то удерживает меня от этого, пусть её судит тот, кто всем нам судия.

Валентина Болотова

Фото автора