"БЕГУ НА РАБОТУ, КАК НА ТУСОВКУ"

05 ноября 2008 2330

«БЕГУ НА РАБОТУ, КАК НА ТУСОВКУ»

Олег Гакер — личность в районе действительно известная. Будучи руководителем подросткового туристического клуба, он почти двадцать лет занимается работой с детьми, и его авторитет в этой сфере огромен. Достаточно сказать, что первые его воспитанники сегодня приводят в клуб своих детей, чтобы Олег Максимилианович поучил их уму-разуму и привил правильные представления о жизни. О том, что Родина — это всегда с большой буквы. Что историю нашего народа, особенно ее героические моменты — Брест, Севастополь, Сталинград, Курск — надо помнить и знать. Что дружба — это очень важно. Что к природе надо относиться бережно, а ее красоту нельзя уродовать. Что людям надо приносить пользу. Да и просто любить их, тогда и у тебя самого в жизни все будет хорошо.

Все это — не громкие и пустые слова. Недавно Олегу Максимилиановичу исполнилось шестьдесят. Отмечали это событие, понятное дело, по-туристски, в лесу, на поляне. Первое время именинник из любопытства пытался сосчитать приходящих, и, по его собственным словам, сбился на девяносто шестом.

Если к вам в день рождения по зову сердца когда-нибудь придет столько гостей — считайте, что жизнь удалась.

После юбилея мы попросили Олега Максимилиановича немного рассказать о себе.

Физик и актер

"Я родился в Одесской области. Там же окончил школу. Вероятно, предполагалось, что поступлю на юридический: я сын потомственных юристов — как минимум пять поколений. Отец, дед, прадед, прапрадед и прапрапрадед были адвокатами. Отец окончил два университета, Варшавский и Боннский, имел дипломы лингвиста и правоведа. Но судьба распорядилась мной по-иному.

В 50-х годах, когда в стране поднимали Целину, мы всем классом на пионерском собрании приняли решение ехать туда. Нас, конечно, никуда не отпустили, но я уверен: если бы я поехал, то был бы хорошим механизатором или председателем колхоза и всю жизнь проработал в сельском хозяйстве.

Потом, в 1961 году, в космос полетел Гагарин, и мы, уже на комсомольском собрании, решили: все, кто имеет пятерки по математике и физике, должны пойти заниматься физикой и математикой. Чтобы дальше продвигать нашу страну, чтобы она всегда была первой.

И я поступил на физико-математический факультет Одесского университета, специализация — физика высоких температур. Это совпадало с моими интересами, я ни разу не пожалел о выбранной профессии. Мне было очень интересно учиться, у меня получалось. Я был безумно горд, когда на четвертом курсе в научном журнале впервые появилась моя статья.

Параллельно я много занимался общественной работой, был участником одесской команды КВН, которая потом стала называться "Джентльмены", окончил школу-студию киноактера при Одесском драматическом театре. С подростковых лет занимался туризмом, специализировался на водных маршрутах, впоследствии получил звание мастера спорта. Это была очень интересная жизнь.

В Хотьково я попал по распределению, как тогда было принято. В 1973 году это называлось КТБ, конструкторско-техническое бюро, сейчас — ЦНИИСМ, центральный научно-исследовательский институт специального машиностроения. Довольно быстро от обычного инженера "дорос" до должности начальника лаборатории теплофизических свойств. Параллельно преподавал в МГУ, читал студентам спецкурс “Теория и практика теплофизического эксперимента”. Ни о каком турклубе в то время даже и не думал".

Создание турклуба

"Работа с детьми началась с того, что меня попросили открыть театральный кружок в хотьковской школе №5. На общественных началах, конечно, тогда это было принято, мы все занимались такой работой. У меня был некоторый опыт (все-таки учился в школе киноактера), мы сделали пару постановок, после чего кружок закрылся.

Вместо него в 1980 году я организовал там же туристический кружок. Пришло много ребят, мы начали ходить в походы... Потом к нам стали приходить из других школ, народу постепенно становилось все больше. Клуб поддерживал наш институт, ЦНИИСМ.

Когда началась перестройка, стало материально сложно, наш директор собрал директоров других институтов и предприятий, и они приняли решение вместе потихонечку помогать клубу. Ведь к нам ходили дети со всего города. Мы выделились в отдельную структуру и стали называться "Хотьковский городской клуб туристов".

В 90-х годах было очень сложно, клуб стоял на грани выживания. В 1996 году по предложению Лидии Андреевны Горбатовой, которая в то время отвечала в районе за работу с молодежью, я написал программу "Отчизны верные сыны", где от чисто спортивного туристического направления мы переходили к вопросам нравственно-духовного воспитания подростков, подготовке их к службе в армии. Неожиданно для нас в 1997 году программа заняла второе место на всероссийском конкурсе. Губернатор Тяжлов получил за нее благодарность от администрации президента. Программе придали статус областной, год спустя она была внедрена в одиннадцати районах Московской области.

Меня пригласили в гимназию Ольбинского. Я набрал там детей, сформировал первую группу полностью из Сергиева Посада. Потом мы пошли в поход по Ладожскому озеру вместе с туркружком из Дома пионеров, которым руководила Алла Рябинина. Так само собой получилось, что Хотьковский городской клуб туристов стал работать в Сергиевом Посаде не меньше, чем в самом Хотькове.

Создать районный клуб мне предложил Василий Дмитриевич Гончаров, бывший тогда главой. Пообещал моральную, организационную, материальную поддержку — и оказал ее. В это время дела в ЦНИИСМ шли все хуже и хуже. Но я оставил институт только тогда, когда стало ясно, что создание нового клуба в новых условиях требует очень много времени и сил. И в 1997 году мы стали Сергиево-Посадским районным клубом "Романтик". Название я взял из своей молодости: туристическую "карьеру" я начинал в знаменитом на всю Одессу турклубе "Романтик".

Призвание

"Я оставил институт и стал заниматься детьми. Мне кажется, это было моим всю жизнь. Я бегу на работу, как другие идут на дружескую тусовку. На дискотеку. На дискотеке люди ведь тоже устают физически, но это другая усталость, это радость... Я вхожу в клуб и вижу пацанов, которые пришли к нам. Я могу не запомнить всех имен, но каждый — это светлое пятнышко в моей жизни. Мои воспоминания состоят из мозаики таких светлых пятнышек. Независимо от того, приходилось ли мне много возиться с ребенком, был он из трудновоспитуемых или, наоборот, абсолютно положительных — я всех их помню и всех люблю. Мое призвание — быть с детьми. Я нахожу с ними контакт, я надеюсь, что я им нужен. Для меня очень важно, что я их не развлекаю, хорошо это или плохо, а помогаю повзрослеть.

Каждый человек должен приносить пользу. На этом месте я, как могу, служу своей Родине. Для меня это не пустые слова. Наверное, я бы не мог быть удовлетворен жизнью, если бы, скажем, стал бизнесменом и получал огромные прибыли на продаже спиртных напитков. Нет, это не мое. Я пришел сюда, потому что считал, что дети сейчас — это самое главное. Что это наша болевая точка. Мы же отдадим им всю нашу историю, всю нашу культуру — и какая она потом будет, зависит от них".

О распаде Союза

"Я очень тяжело переживал распад Союза. Мне больно по сей день. Россию, Украину и Белоруссию я не рассматривал и не рассматриваю как разные государства. Для меня это большая трагедия. У нас были экспедиции, которые назывались "Крым — колыбель славы русского оружия". И в Брестскую крепость мы ездили, и в Волгоград. Я буду умирать, но Севастополь и Брест будут для меня русскими городами. Городами русской славы, где русский народ — наверное, сейчас правильнее говорить российский — совершил бессмертные подвиги. У меня есть друзья во всех республиках, где я был. Но особенно болезненно я воспринимаю, что разделили украинцев, русских и белорусов: это ведь как одна семья.

Я воспринимаю и воспринимал Кавказ как суровый, сильный край, где люди идут на помощь друг другу. Я знаю другую Грузию. Знаю другой Дагестан.

У меня есть там друзья. В горах и грузин, и дагестанец всегда придут на помощь, всегда поддержат — иначе бы эти народы не выжили в тех суровых условиях.

Почему-то я уверен, что все вернется на круги своя. Мне кажется, что настанет время, когда мы — пусть иначе — будем также близки. Не будет этих границ, и каждый будет уважать другой народ".

Посадский одессит

"Я очень люблю Сергиев Посад, но в Посаде всегда говорю, что я одессит. Одесса — очень специфический город. Город любви, город эмоций, город страсти. Одесситы никогда не могут стать ни ленинградцами, ни москвичами... Одессит — это навсегда. Это особый склад, особое отношение к жизни. В первую очередь это открытость, доброжелательность, умение смеяться над другими и над собой.

Настоящий одессит очень ценит шутку, даже если эта шутка направлена против него. Если она удачная, он радостно смеется и может, придя домой, рассказывать, в какое катастрофически смешное положение поставили его друзья. Говоря, вот видишь, какие хорошие у меня друзья!

Еще — отношение к женщинам. Для одессита женщина — это то, чему поклоняешься, чем восхищаешься. Нормальный, скромный разговор в Одессе зачастую воспринимается здесь, в Подмосковье, как слишком фривольный. Там другое отношение. Совершенно не вульгарное, но там всегда есть некая эротическая составляющая. Всегда в пределах возможного. Балансирование на грани — и чем ближе ты подходишь к грани и не сваливаешься, тем больше ты ценишься, тем больше ценится твоя шутка. Одесса — зона особого эмоционального состояния. Всегда праздник, всегда весело и очень доброжелательно.

В Одессе у меня осталась могила отца. Я каждый год езжу туда, но вернуться навсегда не хотел, хотя возможность была еще много лет назад. Я прирос корнями здесь, здесь у меня много настоящих, хороших друзей, которые делают мою жизнь богатой и счастливой. Я глубоко уверен: самое большое, что может приобрести человек на свете, — это друг.

Мне очень нравятся строки Беллы Ахмадулиной:

«Да будем мы к своим друзьям пристрастны,

Да будем думать, что они прекрасны,

Терять их страшно, Бог не приведи…»".

Беседовал Александр ГИРЛИН

Фото Алексея СЕВАСТЬЯНОВА и клуба “Романтик”