Алексей Богунов: мое кредо - справедливость!

06 октября 2006 3262

Алексей Богунов Алексей Стефанович Богунов, председатель Сергиево-Посадского суда, на этой неделе отмечает 60-летний юбилей. А в следующем году у него еще одна круглая дата — двадцать лет на посту председателя суда. О том, как он встал на юридическую стезю и каковы его жизненные принципы, Богунов рассказал сегодня газете “Вперед”.

Родился Алексей Стефанович в многодетной крестьянской семье в Курской области. Семья сполна хлебнула того лиха, которое переживала в двадцатом веке вся наша страна. Из восьми детей в ней двое скончались в начале тридцатых годов от голода, одна из сестер умерла перед войной от тифа. А старший брат в конце войны убежал еще подростком на фронт. Он ходил на Балтике на военном катере, который незадолго до победы подорвался на вражеской мине... И тогда мать назвала еще одного сына точно так же, как и не вернувшегося с фронта — Алексеем.

— Я понимаю, что это было не по канонам, — говорит Алексей Стефанович. — Но она не могла поступить иначе, хотела сохранить память о потерянном сыне. Говорят, мы с ним были внешне похожи... Что касается отца, то он прошел войну, был тяжело ранен, болел и уже через несколько лет скончался. Так и не увидев своих сыновей взрослыми. Я его почти не помню. Мне с самых малых лет пришлось трудиться, помогать старшим. С шести лет я помогал в колхозе пасти лошадей. Привычку к труду приобрел на родной курской земле. Я вырос, окончил школу, отслужил в армии. И еще в Вооруженных силах мы с моим армейским другом Иваном Буниным решили, что будем поступать на юридический. Почему именно туда? По двум причинам. Во-первых, мое имя с греческого переводится как защитник. Это обязывает. Во-вторых, в шестидесятые годы многое стало известно о несправедливостях, о беззаконном уничтожении миллионов людей, творившемся в стране. И я решил, что буду защищать тех, кто пострадал от произвола.

В армии Алексей Стефанович познакомился со своей будущей женой, загорчанкой. После демобилизации он переехал в этот подмосковный город, и с тех пор — с 1968 года — жизнь Богунова тесно связана с Загорском-Сергиевым Посадом.

— Для меня он, по сути, вторая родина. Мне другой и не нужно, — признается судья.

Год он проработал юристом на предприятии, четыре года инструктором в горкоме партии. Заочно получал высшее образование. Наконец, перешел в Московскую областную коллегию адвокатов.

— Мне приходилось выступать как на гражданских, так и на уголовных процессах. Не только в Загорске, но даже и в других областях России. Как говорят в адвокатуре, “имя начало работать” — ко мне приходили все новые клиенты. Работа в целом устраивала, но крылось в ней и разочарование. В тех случаях, когда мне не удавалось добиться того решения по делу, которое, как я был уверен, судье следовало бы принять. Поэтому я подумал, что в роли судьи принесу людям гораздо больше пользы. Так возникло решение поменять профиль работы. В качестве судьи я выступаю с 1984 года, специализировался вначале по гражданским процессам. Надо сказать, что нагрузка у судей вроде меня в тот период была очень серьезной, по полторы тысячи дел слушали в год, если не больше. В 1987 году стал председателем Загорского городского суда. Собственно, на этом посту нахожусь и поныне, хотя название судебного учреждения изменилось.

— Мое кредо — справедливость, — говорит Алексей Стефанович. — Для меня в судебном процессе важнее всего именно поиск справедливости.

Алексей Богунов За многолетнюю практику повидал он многое. Были ли случаи, когда на судью пытались повлиять, пустить в ход “телефонное право”? Разумеется, такое происходило, и в советские годы, и позднее.

— Надо сказать, в девяностые годы это все творилось не в пример грубее и беззастенчивее, чем при коммунистах, — говорит Богунов. — Я молодым судьям объясняю так: все зависит от того, как вы себя поставите. Если вам звонит некий чиновник, а судья тут же встает в позу “чего изволите?”, то такой суд точно подомнут. Вы же должны помнить, что федеральных судей назначает своим указом лично президент страны! Нет больше в районе чиновников, назначенных президентским указом, правда? Вот то-то.

Кстати сказать, выносить смертных приговоров ему ни разу не приходилось. Такие дела находятся в компетенции областного и других вышестоящих судов. Кстати, говорит Алексей Стефанович, в этом была одна из причин, по которым он отказывался от предлагавшихся ему повышений, от перехода в Мособлсуд, например. Непоправимая ошибка, уничтожающая чью-то жизнь, — это слишком тяжелый груз, ложащийся на душу.

В 2003 году Алексей Богунов первым в регионе удостоился престижной награды “Судья года Подмосковья”. Ее присуждают в нескольких номинациях. Богунову она досталась как лучшему председателю суда, а это означает, уверен он, что в его лице высокую оценку получил весь руководимый им коллектив.

А еще председателю суда в Сергиевом Посаде приходится решать и чисто хозяйственные задачи. В первую очередь они связаны со зданием, в котором приходится работать. Суд переехал в него в 1992 году. До того оно использовалось в качестве общежития и пришло в настоящее запустение. Алексей Стефанович вспоминает, как приходилось самому давать строителям техническое задание, чертить планы будущих залов. Собственно, из “общаги” с коридорной системой выкроить залы, подходящие для судебных заседаний, было возможно, только ломая перегородки между комнатами. Кстати, у этого государственного учреждения есть свои особенности, которые необходимо учесть проектировщикам. Предположим, конвойный дворик, куда приезжают автомашины со “спецконтингентом” (собственно, подсудимыми), следует оборудовать так, чтобы исключить не только возможность побега, но и контакта при конвоировании находящегося под стражей с посторонними лицами. Все эти требования удалось в основном соблюсти.

Возрастной ценз для судей сегодня — 70 лет. В свои 60 Алексей Стефанович полон сил и энергии. Которые он может использовать, опираясь на мудрость и опыт зрелости. Редакция “Вперед”, со своей стороны, присоединяется к поздравлениям юбиляру.

Алексей ВАСИЛИВЕЦКИЙ

Газета "Вперед"