ГОСНАРКОКОНТРОЛЮ РОССИИ ИСПОЛНИЛОСЬ 5 ЛЕТ

06 марта 2008 6177

ГОСНАРКОКОНТРОЛЮ РОССИИ ИСПОЛНИЛОСЬ 5 ЛЕТ"КОГДА МАМА НЕ КОЛЕТСЯ, ОНА ХОРОШАЯ..."

Представьте, что в момент, когда вы читаете эти строки, несколько жителей нашего района внутривенно вводят себе героин, другие курят марихуану, а если на дворе уже вечер, то третьи принимают "экстази", чтобы под его воздействием танцевать на дискотеке до утра. В эту же минуту наверняка совершается несколько сделок по продаже наркотиков.

В роли покупателей нередко выступают обычные подростки, может быть, ваши дети или соседи.

Эта опасность рядом, и думать, что беда обязательно обойдет вас стороной, по меньшей мере, неосмотрительно.

В нашей стране есть структура, профессионально занимающаяся борьбой с наркотиками и наркомафией. Она называется ФСКН: Федеральная служба России по контролю за оборотом наркотиков. На этой неделе наркополицейские отмечают первый полноценный юбилей своей службы — пять лет со дня образования. Об итогах первой пятилетки мы беседуем с руководителем Сергиево-Посадского межрайонного отдела ФСКН полковником Валерием Чугуровым.

— Расскажите о том, как сформировалась ваша организация.

— Указом президента России от 11 марта 2003 года был создан Государственный комитет по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Потом его переименовали в Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков. На территории Московской области возникло управление, в Сергиевом Посаде — межрайонный отдел. Формирование проходило путем слияния органов налоговой полиции и подразделений милиции по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

— Наверняка было непросто?

— Да, сложности были... Коллектив приходилось формировать прямо "с колес" и работать в новом для нас направлении. По общему замыслу, единым координатором всей деятельности по контролю за оборотом наркотиков является ФСКН. Но выявлением конкретных преступлений занимаются и органы внутренних дел, и таможня, и ФСБ — все по своей специфике. Необходимо было налаживать взаимодействие. Поначалу, конечно, приходилось нелегко, но потом выстроилась единая схема, мы стали проводить совместные мероприятия.

— Наркотиков в районе стало меньше?

— Намного. Причем это не пустые слова, это действительно так.

— Правда ли, что большинство торговцев наркотиками сами их не употребляют?

— Из организаторов этого процесса лишь единицы — не наркоманы. А так практически все употребляют.

— Каков типичный портрет наркодилера?

— Он меняется. Например, в 2005 — 2006 годах была у нас такая тенденция — торговали женщины. Зная о том, что наше законодательство пощадит их и не осудит на реальный срок, так как имеются дети.

— Суд действительно их щадил?

— Не всегда. Вот последний случай, знаменитый... В прошлом году была осуждена одна из активных участниц преступной группы Татьяна Волкова, которая на протяжении нескольких лет занималась распространением наркотиков. Первый срок она получила осенью 2005-го. Условный. А в конце 2006 года мы ее снова задержали, возбудили очередное уголовное дело, и она получила реальный срок. Несмотря на наличие ребенка, суд учел ее социальную опасность.

Кроме того, нами посажены известные наркоторговцы Алексей Булгаков (кличка "Батон") и его сожительница Злата Лапина, по пять и семь лет соответственно получили торговцы Инна Григоренко и Виктор Киченко... Список можно продолжить.

— Насколько эффективен условный срок?

— Для тех, кто попадается по первому разу, очень эффективен: люди боятся тюрьмы. Но у кого устойчивая зависимость — те без тени сомнения снова идут за наркотиками, торгуют. В общем, как было, так и продолжают.

— Можете привести примеры?

— Конечно. Вот очень запоминающийся случай. Мы взяли женщину, она сбывала наркотики. Всегда при этом ребенка с собой брала, что меня сильно поразило... Когда с ней уже работали наши опера, я поговорил с девочкой, ей лет 7 или 8 было. Начал задавать обычные вопросы, как она живет с мамой и так далее. А она говорит: "Когда мама не колется, мама хорошая. А когда она колется, мне очень страшно, я за нее переживаю. Я хочу, чтобы мама бросила колоться". Финал этой истории таков: женщина получила условный срок, отсидев в КПЗ всего несколько месяцев, вышла на свободу, снова начала колоться и вскоре умерла от передозировки. Отец этой девочки в это время находился в местах лишения свободы. Ее забрали родственники. Хорошо хоть не в детский дом...

— Какие наркотики можно назвать самыми распространенными?

— Героин, марихуану, гашиш... Плюс амфетамин, "экстази", первитин ("винт").

— Откуда они к нам приходят?

— В весенне-летний период к нам идет поток лиц из наркоопасных стран. Это Узбекистан, Таджикистан, Киргизия... Как показывает опыт и практика, не все граждане этих республик честно трудятся на благо Российской Федерации. Некоторые занимаются сбытом и распространением героина. С каждым годом приток гастарбайтеров увеличивается. Как и количество ввозимых ими наркотиков.

— Есть распространенное мнение, что наркопреступность носит национальный характер.

— Полная ерунда. Наркотики не имеют никакой национальной окраски. Среди сбытчиков есть русские, украинцы, азербайджанцы, таджики, узбеки... Зависит еще от вида наркотиков. Вот в Прибалтике, например, больше "синтетики". В Афганистане, Таджикистане, Узбекистане — героина...

— Имеет ли смысл ужесточать наказание за торговлю наркотиками? В Китае, например, за это расстреливают...

— И в Иране тоже. Там очень много наркотиков изымают, у них национальная политика по отношению к наркотикам очень негативная, даже жестокая. Но и у нас наказания за преступления, связанные с наркотиками, достаточно серьезные. Если сажают, то надолго.

— Есть ли безопасные наркотики? В Голландии разрешена марихуана...

— Безопасных наркотиков не бывает по определению. Есть тяжелые и легкие, у них предназначение немного разное... В нашей стране ни о какой легализации не может быть и речи! Голландия — это Голландия, а Россия — это Россия, у нас совершенно другие условия и совершенно другой менталитет.

— В Интернете очень много предложений о лечении наркозависимости. Насколько они реальны?

— Поймите, снимают физическую зависимость, это несложно. А психологическую, по большому счету, снимать пока так и не научились. Случаи полного выздоровления единичны.

— Насколько часто среди наркоманов встречаются СПИД, другие тяжелые заболевания?

— Очень часто. Из тех, кто к нам попадает, процентов у сорока, если не больше.

— Общеизвестно, что много синтетических наркотиков вроде "экстази" сбывается в клубах и на дискотеках. В неофициальных беседах это подтверждают и работники, и посетители...

— Мы знаем. Но продают их чаще всего не в самих клубах, а где-либо неподалеку. Администрация этих заведений не в состоянии контролировать все подворотни. Купил за углом, употребил и пришел на дискотеку...

— И что делать? Пусть так оно и идет?

— Мы много работаем в этом направлении. Время от времени задерживаем торговцев, иногда прямо в клубах. В прошлом году, например, была нашумевшая история — 14-летний мальчик торговал марихуаной прямо в "Трех котах", мы его задержали. До этого был случай в "Американском пироге"... С руководителями молодежных и развлекательных заведений мы сотрудничаем, к ним у нас претензий нет. Проводились беседы на районной межведомственной комиссии по противодействию распространению наркотиков, раздавались памятки... Все руководители этих предприятий и служб безопасности заинтересованы, чтобы у них на территории не было наркотиков. Это ведь и репутация заведения.

— Насколько реально задержать тех, кто торгует возле клубов?

— Это очень тяжелая аналитическая работа. Я не могу раскрывать формы и способы оперативной деятельности. Она многоэтапна. Последний этап — захват, задержание — считается венцом кропотливой работы всего коллектива.

— У вас есть внештатные сотрудники?

— Они есть в каждой спецслужбе.

— Закончился 2007 год. Что вы могли бы сказать по его итогам?

— В сентябре мы задержали партию гашиша весом два килограмма. Это особо крупный вес, тысячи доз. Большое достижение. Кроме того, очень значимым считаю, что мы наладили конструктивную работу с руководителями поселений. Они нам помогают. В Пересвете, например, в последнее время возбуждено шесть уголовных дел по торговле наркотиками.

— Кто еще вам помогает?

— Наркологический диспансер, у нас очень хорошие деловые отношения с его руководителем Виктором Симоновым. С руководителем психиатрической больницы в Хотькове, Владимиром Ревенко, у нас тоже тесное сотрудничество.

— Что вы хотите пожелать своим сотрудникам?

— Хочу поздравить их с праздником. И напомнить, что основная цель Наркоконтроля в России — оздоровление нации.

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Чугуров Валерий Борисович родился 1 января 1968 года в семье офицера Внутренних войск СССР. После окончания школы в 1985 году поступил в Саратовское высшее военное командное краснознаменное училище им. Ф. Дзержинского МВД СССР и в 1989 году его окончил.

С 1989 по 1991 год проходил службу в 83-й конвойной дивизии города Сыктывкар. С 1991 по 1997-й — в 21-й отдельной бригаде особого назначения МВД РФ (Софрино). Принимал участие в боевых действиях на территории Нагорного Карабаха, Армении, Азербайджана, Северной Осетии, Ингушетии, Чечни и Дагестана.

С 1997 по 2000 год учился в Военно-инженерной краснознаменной академии им. В. Куйбышева, факультет МВД. После окончания служил в Отдельной дивизии оперативного назначения им. Ф. Дзержинского (Реутово).

Уволился из Внутренних войск и поступил на службу в Управление Федеральной службы налоговой полиции по г. Москве. После ее реформирования в 2003 году стал руководителем Сергиево-Посадского межрайонного отдела Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.

Кавалер ордена Мужества и целого ряда других наград.

Беседовал Александр ГИРЛИН

Фото Алексея СЕВАСТЬЯНОВА

Газета "Вперед"