ОЛИМПИАДА ОКАЗАЛАСЬ РЯДОМ

06 марта 2006 2148

Газета «Вперед» №22 (04.03.2006) Кирилл Сериков — в двадцатке лучших саночников

Говорят, до Пушкина несколько рукопожатий — образно, конечно, подразумевая, что через цепочку общих знакомых можно “дотянуться” даже до самого “солнца русской поэзии”. В свете этой теории нет ничего удивительного, что и туринская зимняя Олимпиада оказалась совсем рядом. Еще бы — вот он, настоящий олимпиец, саночник. Зовут его Кирилл Сериков. Или на олимпийский манер, как мы видели по телевизору: Kirill Serikov (RUS). Он живет в поселке Ферма, учился в восемнадцатой школе.

Пусть по итогам Олимпиады Сериков вошел лишь во вторую десятку. Но ведь если бы не то злополучное падение, результат был бы намного лучше.

Мы застали Кирилла по телефону в латвийской Сигулде. Здесь в начале марта пройдет чемпионат России по санному спорту — ближе подходящей трассы нет. Об этом парадоксе, когда российские соревнования приходится проводить за пределами страны, говорилось немало. Но, глядишь, благодаря новой олимпийской волне к 2014 году в Сочи появится новая трасса. Пока же несколько вопросов олимпийцу отправляются в Латвию.

Кирилл, в перерыве между Турином и Сигулдой вы успели побывать дома. С кем, кроме самых близких людей, вы встречались, как вас приняли, что вам говорили?

— Я повстречался со своими школьными преподавателями — с некоторыми из них мы жили на одной улице. Меня пригласили в школу № 18, где я учился. Заранее ни о чем не предупреждали, и когда я пришел туда, у них как раз проходил конкурс патриотической песни, посвященный 23 февраля. Там были репортеры, меня представили, обо мне спрашивали, читали газетные заметки. Пригласили в жюри. В общем, приятно. Конечно, встретился с друзьями. И еще хотелось хоть чуть-чуть отдохнуть, поэтому я отсыпался два дня.

Вы успели отдохнуть после Олимпиады перед предстоящим чемпионатом России, к которому вы сейчас готовитесь?

— У нас было время отдохнуть на Олимпиаде, мы же соревновались первые. Мы помогали нашим девчонкам-саночницам и парным экипажам — их старт был одним из последних. Вот это и было наше свободное время для отдыха.

Считается, что родные и близкие спортсменов, как правило, не смотрят их выступление в прямом эфире. Может, боятся сглазить или просто нервничают? Или это все миф?

— Я думаю, миф. Обычно все смотрят и болеют. После моего падения мне сразу позвонила мама, интересовалась, как здоровье.

Как вы перенесли это падение, не сильной ли оказалась травма?

— Знаете, мне повезло. Я удачно упал, потому что даже на тренировках другие спортсмены падали намного хуже. И многие не смогли участвовать в соревнованиях из-за переломов рук и ног. Хотя все это относительно, со спортивной точки зрения удовольствия от падения было мало. Мне повезло еще и потому, что я не отпустил санки. Повезло, что меня допустили к следующим заездам.

Скажите, о чем думает саночник, когда он садится в сани и несется вниз на огромной скорости? Какие мысли у него в этот момент?

— Мысли, в основном, перед стартом. Например, как проехать тот или иной участок трассы и не ошибиться. А на трассе за полтора километра таких участков много. И когда спортсмен садится в сани, происходит отчуждение от внешнего мира, погружаешься в себя. На такой скорости голова не всегда успевает соображать, поэтому рассчитываешь на опыт и мышечную память. Мышцы знают сами, когда и что надо сделать.

Как проходили ваши будни в Турине вне соревновательных дней?

— Для меня это была первая Олимпиада, поэтому я больше спрашивал тренеров и спортсменов, как нужно готовиться. Сначала было не столько общение, сколько подготовка инвентаря. И еще психологическая подготовка. После выступления (а комментатор Губерниев говорил, что я неплохо знаю немецкий) общался со своими итальянскими, австрийскими и немецкими друзьями. Многие из них неплохо выступили — двойка австрийцев стала олимпийскими чемпионами. Конечно, радостно за своих знакомых, друзей, а за российских радостно особенно. Говорили не только о спорте, конечно. Друг из Австрии даже пригласил меня в гости, отдохнуть на недельку.

А вы общались с нашими спортсменами?

— Мы жили за сто километров от Турина, в самой высокой деревне. Там в основном были лыжники, прыгуны с трамплина, горнолыжники, биатлонисты, бегуны. В дни соревнований все спортсмены встречались постоянно. Это происходило в общей столовой. Вот как раз там я разговаривал с Евгением Дементьевым. В разговоре он показался интеллигентным и простым человеком. Он с такой заинтересованностью спрашивал и про сани, и про состояние этого вида спорта. Мне же не всегда удается следить за лыжным спортом, но все равно мы приятно поболтали за столом. Вдвойне приятно было видеть его на пьедестале.

Правда ли, что серебряный олимпийский призер Альберт Демченко изготовил сани своими руками?

— Да, это его заслуга. Он сделал сани с помощью нашего великолепного тренера-механика Александра Васина. Его еще прозвали “русский Зингер”. Вместе они воплотили свои задумки в тех самых санях. Альберт много дней не выбирался из мастерской. Все было собрано в Москве на стадионе “Искра” рядом с метро “Ботанический сад”.

— А ваши сани тоже ручной работы или это промышленное изделие?

— Нет, ничего промышленного у нас нет. Покупаем все запчасти у австрийцев, какие-то части у латышей и что-то, конечно, делаем сами. Сейчас новые материалы нам должен поставить космический центр имени Хруничева. Их вот-вот привезут в Латвию, а мы должны это апробировать.

Спасибо, Кирилл, и последний вопрос. Вы чувствуете, что лично изменились после первой в жизни Олимпиады?

— Мне, конечно, сложно судить. Но знакомые говорят, что стал взрослее.

Подготовил В. КРЮЧЕВ

Газета "Вперед" №22  (04.03.2006)