САМЫЙ СИЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК РАЙОНА

09 октября 2006 2601

САМЫЙ СИЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК РАЙОНАПауэрлифтинг, или силовое троеборье – спорт не для слабаков. Смысл состязаний по этой дисциплине состоит в том, что атлет по очереди выполняет три упражнения со штангой – приседание, жим лежа и становую тягу. Выглядит это очень эффектно и зрелищно, но мало кто себе представляет, какие титанические нагрузки приходится испытывать спортсменам на тренировках.

Сегодняшний гость нашей рубрики – самый сильный человек Сергиево-Посадского района, а возможно, и всего Подмосковья. Игорь Корольков — чемпион Московской области по пауэрлифтингу. О феноменальных способностях этого, с виду не очень «накачанного» парня красноречиво говорит один-единственный факт: общий вес, который поднимает на соревнованиях наш гость, – 805 килограммов!

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Игорь Корольков родился 10 декабря 1983 года в Якутске – в советское время его родителей отправили туда по распределению после окончания института. Семья переехала в Подмосковье, когда ему исполнилось 11 лет. Аттестат о полном среднем образовании Игорь получал уже в Сергиевом Посаде. Здесь же, в училище №22, освоил профессию повара. В настоящее время гость нашей рубрики – третьекурсник юридического факультета МСИ.

Игорь Корольков занимается пауэрлифтингом с девятнадцати лет. По его собственному признанию, начал тягать железо, как говорится, «для себя», но попутно выступал за Сергиев Посад на чемпионатах разных уровней. Сначала занял в 2003 году третье место на чемпионате имени Михаила Бобкова, традиционно проходящем на посадском стадионе «Луч», в 2004-м – второе место в командном зачете в Орехово-Зуеве. В том же году выиграл чемпионат имени Бобкова, получив абсолютный зачет и заняв первое место. Прошлый год для Игоря был особенно удачным – он выиграл все областные соревнования по пауэрлифтингу и стал абсолютным чемпионом Московской области в этом виде спорта.

Работает старшим оперативной группы ЧОП «Омега».

О спорте

— Игорь, статус чемпиона Московской области – это предел твоих достижений? Или ты собираешься продолжать спортивную карьеру и дальше?

— Норматив мастера спорта — это, наверное, предел для организма. Но развиваться все равно надо. Хочу получить мастера спорта международного класса, сейчас это главная цель.

— Какое количество тяжестей для этого нужно поднять?

— Девятьсот десять килограммов в три приема. Я уже прикинул, нужно будет приседать со штангой весом около 340 килограммов, жать лежа — 220 и тянуть — 340. Примерно так. Сейчас у меня общий вес — восемьсот пять, стало быть, прибавить надо чуть больше ста килограммов. Думаю, справлюсь.

— Даже не верится, что человек вообще может ворочать такие веса. Ты употребляешь специальные стимуляторы?

— Допинги, химию – нет, конечно, не употребляю. Есть специальные питательные смеси для спортсменов, концентрированные витамины, которые, во-первых, не оказывают такого убойного действия на организм, как допинг, а, во-вторых, разрешены спортивным регламентом. Эти препараты я, конечно же, принимаю.

— Есть довольно-таки обидное расхожее мнение, что в тяжелоатлеты идут люди, мягко говоря, не отягощенные интеллектом… Что ты об этом думаешь? Было бы интересно услышать мнение чемпиона.

— Еще академик Сеченов убедительно доказал, что 90 процентов клеток человеческого мозга контролируют мышцы организма, и только 10 процентов остается непосредственно на интеллектуальную деятельность. Так что тут все понятно – если развиваешь те самые 90 процентов, то «подтягиваешь» и оставшиеся 10 процентов. Такая вот нехитрая стимуляция. Стало быть, физическая активность только развивает в том числе и мышление. Все просто.

А говорят такие, несомненно, обидные для спортсменов вещи люди, которые пытаются таким образом оправдать собственное нежелание заниматься спортом. Проще говоря, собственную лень. Вот, мол, я интеллектуал, и это – не мое. Сказки.

— Общеизвестно, что мало кто добивался успехов в спорте исключительно собственным трудом. Всегда есть люди, которые принимают активное участие в судьбе спортсмена, но при этом, как правило, остаются незамеченными. Кому бы ты хотел сейчас сказать спасибо за свои победы?

— Конечно же, моему тренеру – Виталию Викторовичу Стукову. Ему огромная благодарность за поддержку, за методики тренировок, за сами тренировки. Друзьям, которые меня привели в этот спорт, тоже хотелось бы сказать большое спасибо. Без них я бы в секцию пауэрлифтинга не попал.

О работе

— Как ты пришел в «Омегу»?

— Знакомые помогли. Сказали, что есть такая организация, где нужны физически крепкие люди на достойную зарплату. Через них и трудоустроился. 1 октября исполнился ровно год с момента, как я здесь работаю.

— В чем именно заключается твоя работа?

— Совсем недавно меня назначили старшим дежурной оперативной группы. Всего таких групп восемь, а постоянно на дежурстве – две. Мы находимся на базе, если приходит сигнал тревоги – выезжаем на объект и ликвидируем правонарушение. Работаем вчетвером: водитель, старший группы, я и немецкая овчарка Рекс.

— Я знаю, что до этого назначения ты работал охранником-кинологом группы. Не тяжело было подружиться с собакой? Насколько я понимаю, караульные псы покладистым характером не отличаются…

— На первых порах трудно было, конечно. Консультировался с кинологом из милицейского питомника. Сейчас все хорошо, мы с Рексом сработались. Он у меня нарушителей догоняет. Да и просто присутствие собаки в группе – мощный сдерживающий фактор. Вот был случай в районной больнице, двое «клиентов» дернулись было убежать, но овчарку только увидели – и поняли, что это бесперспективно.

— Про оперативную работу милиции благодаря книгам и сериалам знают все. А вот тонкости деятельности ЧОПов ни писатели, ни деятели культуры в массы нести не торопятся. Вопрос дилетанта: допустим, сработала тревожная кнопка, вы приезжаете, задерживаете нарушителя. Что вы с ним потом делаете?

— Составляем протокол, передаем правоохранительным органам. Милиция не всегда успевает приехать, скажем, по звонку на 02, есть объективные трудности – нехватка машин, личного состава. Мы же по договору несем ответственность за сроки прибытия группы на место происшествия. И приехать не вовремя просто не можем.

— Но у милиции – спецсигналы, мигалки, сирены...

— К сожалению, у нас этого нет – закон не позволяет. Поэтому приходится в общем потоке машин стоять на светофорах. Но все равно по городу мы доезжаем до объектов довольно быстро – даже в самой жуткой пробке больше десяти минут не уходит. А так, обычно минуты две-три.

— Частный охранник вправе применить оружие при задержании?

— Вправе, если того требует ситуация. И спецсредства, и служебное оружие. В соответствии с законом.

— Доводилось?

— Нет. За всю историю предприятия наши сотрудники вообще ни разу стрельбу не открывали. И слава Богу. Хотя на нас стволы направляют регулярно. Вот, например, ребята из другой группы задерживали в кофейне на вокзале двух хулиганов с пистолетом – один из них там схватил девушку за волосы, возил ее по столу, а второй оружием угрожал. Так наши бойцы его без единого выстрела скрутили, хотя по закону имели на то полное право.

— Игорь, а вообще есть ли различия между вашей службой и милицейской? Милиционер находится под охраной закона, покушение на его жизнь и здоровье – отдельная уголовная статья. Боец

ЧОПа такой защиты не имеет. Правонарушители относятся к вам так же, как к сотрудникам милиции, или как-то по-другому?

— Так же. Когда мы передаем задержанных милиционерам, первые, как правило, говорят вторым те же самые слова, что говорили при задержании нам. Но в газете их лучше не публиковать.

О себе

— Ты учишься на юридическом факультете. Есть мысль связать свою жизнь с юриспруденцией?

— Мысль-то есть, вот только в стране у нас все настолько быстро меняется, что загадывать пока не хочу. Просто не знаю, что будет в России через три года, когда я закончу институт. Если особых изменений не произойдет, то, надеюсь, стану адвокатом. Или закончу аспирантуру и попытаюсь стать мировым судьей.

— Судя по всему, с личной жизнью у тебя проблем быть не должно. Самый сильный человек района, да еще в форме – девичья мечта!

— Это в идеале. А в жизни времени нет просто на личную жизнь между тренировками, учебой и работой. К тому же, например, когда готовишься к соревнованиям, нагрузки такие, что на следующий день просто лежишь на кровати, восстанавливаешься. Какая уж тут личная жизнь.

— Какую-то ты слишком уж мрачную и бесперспективную картину нарисовал. Неужели все так безнадежно, и шансов у прекрасной половины Сергиева Посада никаких?

— Наверное, прекрасной половине придется подождать, когда я выполню норматив мастера спорта международного класса, тогда тренировок будет поменьше, а времени – побольше. Иначе никак (смеется).

— Игорь, многие спортсмены, это ни для кого не секрет, активно сотрудничают с криминалом. Ты же – с точностью до наоборот: охраняешь правопорядок, собираешься стать юристом… Предложений от «братков» не поступало?

— Нет, и не хотелось бы. Это – не мое. Сейчас, конечно, «братки» на меня обидятся, но я считаю, что для того, чтобы, грубо говоря, приставить пистолет к голове человека и заставить его отдать тебе свои деньги, много ума не надо. Мне интереснее развиваться интеллектуально. Ну и, конечно же, есть моральные аспекты. Так что бандитом я никогда не стану. Воспитание не позволит.

Арсений МИРОНОВ

Фото автора

Газета "ВПЕРЕД"