МУХАНОВСКИЙ ПЛЮРАЛИЗМ

21 октября 2009 3339

Отклик на публикацию как для редакции, так и для автора — всегда положительный знак: значит, тема не оставила читателей равнодушными. На статью "Кому в Муханове жить хорошо" он был не один. Вначале раздался звонок в редакцию, затем пришло письмо, а потом состоялась и встреча с жителями поселка.

МУХАНОВСКИЙ ПЛЮРАЛИЗМ

Вначале коротко о самой публикации для тех, кто ее не прочел. В редакцию поступила жалоба от жительниц Муханова на крайне неудовлетворительное состояние бараков, в которых они живут. Мы выехали на место, прошлись по улице, на которой стоят упоминаемые бараки, зашли в дом, куда нас пригласили, обошли его по периметру, поглядели на крыши, окна, на только что подлатанное (иначе не назовешь) крыльцо и так далее.

Ситуация нам была более-менее знакома по предыдущим посещениям Муханова. Что людей из бараков, где печное отопление, бревна от старости гниют, воды нет, давно пора переселять, казалось, сомнений нет. Однако куда? Строительство в Муханове давно не ведется. Заодно мы посмотрели и поспрашивали всех, кто попадался на улицах поселка, как живется в Муханове. Оказалось, социальная сфера работает хорошо. Об этом тоже написали. Зашли в здание, где сидят представители муниципальных служб: кто-то с нами поговорил, но больше было тех, кто отказался, сославшись на отсутствие начальства. Попытались выйти на контакт с руководством завода. Однако на проходной нам отказались дать даже контактный телефон — хоть секретаря или кого-нибудь другого, сославшись на строгий запрет. Предложили караулить у ворот — может, машина с директором когда-то и проедет. Решив, что на нет и суда нет, с тем отбыли восвояси.

Вывод наш был такой: бараки в плохом состоянии, однако, по нашему мнению, ожидание в скором времени благ от государства в виде новых квартир вряд ли имеет практический смысл, как и рабочих мест на заводе тем, кто их потерял. Надо крутиться самим, особенно молодым — искать работу, заводить скотину, делать ремонт и так далее.

Отклики на публикацию содержали иные мнения. Это хорошо, подумали мы (времена единого мнения мы уже проходили, некоторым они до сих пор по вкусу, но, согласитесь, даже с биологической точки зрения это противоестественно) и решили их опубликовать.

"Все в розовом цвете"

Письмо, которое пришло по электронной почте от некоего Дмитрия, как раз и содержало иное мнение. К сожалению, письмо по сути анонимно (подписано только именем, да и тем ли? Интернет очень удобен, чтобы и покритиковать, и фамилию с координатами не оставить). Тем не менее мы ответим на него.

Автор пишет, что статья изображает ситуацию в "розовом" цвете", что детский сад и клуб были построены еще во времена советской власти, да и к строительству школы нынешняя администрация отношения не имеет. Совершенно согласны — мы и не писали, что они построены при нынешней администрации, а лишь о том, что социальная сфера, по отзывам жителей поселка, работает хорошо.

Кроме того, Дмитрий считает, что статья "пытается подвести читателя к мысли о том, что в ситуации, когда старые, немощные люди вынуждены проживать в аварийных, разваливающихся бараках, виноват кто угодно ("время перемен", государственная жилищная инспекция, сами жители, не желающие пасти коров), но только не администрация и не руководство управляющей компании ООО "Гидрострой-Богородское", обслуживающей поселок Муханово". Если этим пассажем автор письма пытается подвести нас к мысли, что в состоянии столетнего барака виновато руководство компании, которой без году неделя, надо найти хоть какие-то аргументы. А то вспоминается нетленное от Александра Демьяненко: "Часовню тоже я развалил?"

Далее автор приводит статью Жилищного кодекса, в соответствии с которой гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту и реконструкции не подлежат, должно быть вне очереди предоставлено жилье на условиях социального найма. С этим мы, напротив, абсолютно согласны. Все ветхие дома в районе должны быть учтены, а их жители имеют право на получение нормального жилья. Вот только знает ли наш уважаемый автор письма, сколько в районе человек проживают в ветхом жилье? А если знает или хотя бы приблизительно представляет, то почему делает вид, что не понимает: в лучшем случае реально жители смогут не "получить жилье вне очереди", а встать в очередь на получение жилья вне очереди. Дальше надо найти инвестора, дом построить (что-то в Муханово они не бегут, а в Сергиевом Посаде, где худо-бедно жилье строится, своих проживающих в ветхом жилье целая очередь). И на все это надо время и, извините, экономические предпосылки.

Конечно, жители мухановских бараков нуждаются в переселении, но неужели кто-то с этим спорит? Однако вскоре, к нашему удивлению, такие люди появились(но об этом чуть позже). А пока — еще одна выдержка из письма Дмитрия: "Далее автор отходит от основной темы статьи, плавно переходя от возможности снимать угол в Москве к вопросу "А почему бы не завести скотину?". О цене аренды жилья в столице автор скромно умалчивает (а может, не знает?). Каким образом скотина поможет решить жилищный вопрос, в статье тоже не сказано..." и т. д.

Уважаемый Дмитрий, речь в статье шла о скотине, которую можно было бы завести в сельской местности для заработка, а не на покупку жилья. Как и о Москве, где рынок труда шире. Сколько стоит жилье в столице, автор знает, поскольку сама несколько лет снимает его для учебы детей: от 20 до 30 тысяч за однушку. Денег таких у автора, как и у мухановцев, нет. Поэтому живут девчонки не в отдельной квартире, а с другими жильцами, то есть снимают угол. Стоит это семь-восемь тысяч в месяц. Много? Моя давняя знакомая, чтобы выучить дочь, много лет работает в Москве и тоже снимает угол в столице: за четыре с половиной тысячи. При этом живет в одной комнате с хозяйкой и ее собакой. И поверьте, эти деньги на съемное жилье заработать в Москве можно. Только это труднее и неприятнее, чем перечитывать Жилищный кодекс и ждать манны небесной. Впрочем, каждый волен делать свой выбор.

"Все в черном цвете"

Женщина, позвонившая по телефону, представилась Марией Николаевной Филипповой, кладовщиком мухановского завода. "Все неправда, — возмущалась она. — Вы только сплетни собрали, а на самом деле все не так".

"Про сплетни-это вы зря, — не согласились мы. — Выезжали на место, обошли барак со всех сторон, были внутри, прошлись по улице, сделали фотографии". Все равно все не так? А как, поинтересовались мы.

Из слов Марии Николаевны следовало, что она тоже живет в бараке, и все в хорошем состоянии. Однако звонившая постоянно перескакивала в разговоре с темы бараков на завод: "Откуда взяли, что там тени делали? Не было такого никогда! Какое право имели завод фотографировать? Все клевета".

Наконец, мы договорились, что газета организует еще один выезд в Муханово, чтобы автор звонка могла на деле показать нам свой замечательный барак, который мы, в свою очередь, с удовольствием покажем на страницах газеты. Да мы только рады будем, мы же любим… розовый цвет.

"Согласны на то, что имеем"

Как мы и подозревали, ни автор письма, ни руководство местного завода (не беремся утверждать, что звонок был организован, хотя подозрения такие, не скроем, посетили) на место встречи не вышли. Ни уточнять, ни опровергать сведения стало не с кем, демонстрация образцово-показательного барака тоже сорвалась.

Однако минут через пять-десять к магазину, где мы ждали Марию Николаевну, стала подтягиваться группа женщин. Сначала выяснилось, что такой кладовщицы на предприятии нет; была когда-то Маргарита Николаевна, но сейчас и она не работает. Честно говоря, нас это не очень удивило.

К сожалению, большинство пришедших женщин (по странному стечению обстоятельств, они оказались тоже работниками склада) отказались представиться и фотографироваться. Не будем смущать и тех, кто назвал свое имя. Дело, в конце концов, не в этом.

Одна из них рассказала, что бараку, в котором она живет, в следующем году исполнится ровно сто лет. "Неужели бревна не гниют? И фундамент есть?" — поинтересовались мы, повидавшие не один барак в районе, где не было этой, казалось бы, обязательной части любого дома. Жительница столетнего барака как-то неуверенно ответила, что, наверное, есть, а разве по-другому бывает? Бывает, заверили мы ее.

Несмотря на пронизывающий ветер и начавшийся дождь, разговор по душам продолжался довольно долго. Собственно говоря, он крутился вокруг двух постулатов. Первый звучал так. "Надо довольствоваться тем, что имеешь — такое наше мнение. Из бараков, конечно, переехать хочется, но раз нет возможности, то надо поддерживать их в более-менее приличном состоянии". "Отопление, конечно, печное, но, раз нет возможности, надо стараться что-то делать самим". "Удобств нет, но, раз нет возможности..." и так далее.

И вторая тема: "За Муханово обидно, здесь и клуб хороший, и детский сад, и школа. Да, в статье так и написано, но — все равно обидно". А узнав, что редакция получила письмо, где автора статьи упрекают за приукрашивание ситуации, собравшиеся очень удивились. Им, жителям, показалось, что, напротив, все как-то мрачно показано. Вот место про коров, сказали они, понравилось. И вывод правильный: почему бы не завести хозяйство?

Тем временем подтягивались "неорганизованные" жители поселка. Услышав тему разговора, жаловались, что не все так хорошо, есть проблемы.

Зашел разговор и о заводе — бывшем "Красном факеле", который в настоящее время уже не "Факел", а ЗАО ПКФ "Гелен". "Тени не выпускали? — удивились наши собеседники. — Да что вы, выпускали! И пудру выпускали, правда, давно это было. А вот Геннадий Евдокимов, который упоминается в статье, директором завода никогда не числился, он был директор МУПа". Ну, МУПа так МУПа, приносим извинения, если кого обидели.

Про завод хотели побольше расспросить. Кому он принадлежит? Как хозяева стали хозяевами, за сколько выкупили? Каков нынче объем производства и ассортимент продукции? Сколько осталось работников по сравнению с прошлым годом?

Однако задать вопросы было некому. Это кладовщики звонят в редакцию, встречаются, уточняют факты — видимо, им интересно. А телефон руководства — от прессы за семью печатями. Тот, что указан в справочнике, упорно молчит.

"Скажите хоть, какая у вас зарплата? Это тоже говорит о состоянии дел на заводе", — сделали мы попытку узнать достоверный факт из жизни предприятия. "Нет, это коммерческая тайна, — ответили нам. — По местным меркам нормальная".

Ну, нормальная так нормальная. Мы рады.

Галина СЕРОВА

Газета "Вперед"