ДЕПУТАТ БОЛЬШОГО ПОЛЕТА

17 мая 2010 2623

ДЕПУТАТ БОЛЬШОГО ПОЛЕТАВячеславу Гордееву с летящей балетной легкостью удается совмещать вещи разные и порой противоречивые: сценическую и депутатскую карьеру, журналистское и хореографическое образование, амплуа танцовщика и балетмейстера, тягу к классике и чувство перемен в современном балете.

Одна ипостась мирно уживается с другой — по меньшей мере, внешне. А что там, за кулисами танца и политики? Узнаем об этом от самого Вячеслава Гордеева — депутата, которому в свое время рукоплескали по обе стороны океана, и танцовщика, который вот уже три года курирует наш район.

— Вячеслав Михайлович, одно время вас часто можно было встретить на самых разных мероприятиях в Сергиевом Посаде и районе. Потом вы словно куда-то пропали. С чем это было связано?

— Принцип моей жизни — ходить туда, куда приглашают. Навязываться не в моих правилах. А если не приглашают, значит, я там не особо нужен, и к тому же надо понимать ситуацию: одно дело, когда зовут простые зрители, другое — когда люди официальные. Я ведь не только руководитель труппы "Русский балет", но и политик, а в политике свои правила.

— Часто ли бываете в нашем районе, скажем так, инкогнито?

— А что мне прятаться? Я приезжаю, но не сообщаю об этом — кто хочет, тот видит. Раз в неделю это минимум. Другое дело, что я иногда уезжаю из нашей области в другие регионы. Например, совсем недавно я был на конкурсе "Арабеск" в Перми. Между заседаниями Думы успел съездить в Пермь, посмотреть второй и третий туры конкурса, прилететь в Москву в шесть часов утра и уже в девять быть в Думе. Случается и так.

— Давайте обратимся к балету. На днях ваш коллектив танцевал "Жизель" во Дворце культуры. Сцена там не самая большая, если сравнивать со знаменитыми площадками. Сильные ли это накладывало ограничения?

— Сильные. Для балета все же нужна просторная сцена. На маленькой сцене невозможно танцевать с полной амплитудой движений. На максимальной амплитуде эмоций — да, возможно, а с движениями все обстоит сложнее. Если после глиссада (прыжок со скольжением. — Прим.) следует движение, то на такой сцене остается место лишь для одного глиссада и все — оставшиеся движения сделать нельзя. В той же "Жизели" на сцене Большого театра или на сцене Кремлевского дворца съездов эта комбинация должна повторяться три раза, а здесь, у вас, только два, и то с трудом. Сцена для балета должна быть большой.

— Как складываются ваши отношения с местными политиками здесь и сейчас?

— Я еще не сориентировался, если честно, после последних выборов: и в отношении города, и Дворца культуры, и репертуара, и коллективов, и людей, задействованных в творческой ауре города. Как депутат, который курирует Сергиев Посад от фракции "Единая Россия" в областной Думе, я работаю три года. И если первые два года это все было довольно активно: сначала появлялись проекты, шел ремонт Дворца, в котором я участвовал, подключая все свои возможности, то сейчас в связи с разными факторами я немножко как-то отодвинут от этого процесса. Может, в городе все и так ладится, и не надо ничего — своими силами справляются. Ну и хорошо.

— В последнее время случилось так, что из-за непонимания между районными и городскими властями мероприятия из Дворца культуры приходилось перевозить на более скромные площадки в район. Как дела у вашего коллектива?

— Что касается "Русского балета", то видите — нашему театру выделили в ДК один день. И то не в ноябре прошлого года, как это определяли первоначальные планы, а только сейчас. Сначала мы вообще должны были открывать сезон, потом все не сложилось, и вот только весной мы нашли день. Из-за отсутствия выбора даты я не смог приехать на этот балет после Перми. Наверное, на это у властей есть свои планы, свои мотивы.

— Какова сегодня заинтересованность в Гордееве-депутате со стороны людей?

— Со стороны людей, со стороны избирателей я ничего другого, кроме любви, не испытываю. В этом смысле у меня, к счастью, все в порядке.

— Билеты на спектакли "Русский балет" в Сергиевом Посаде стоят относительно недорого. Как это возможно?

— Я вспоминаю различные мероприятия с нашим участием — открытие зала Дворца культуры, День учителя — и помню, как люди как раз за это нас благодарили. Памятуя обо всем этом, мы специально так и не поднимаем цену билетов на наши спектакли. Мы понимаем, что это скорее для незащищенных слоев общества, поскольку у людей со средствами проблем нет: они сядут в машину, которая у них есть, и поедут в Москву. Посмотреть спектакль за большие деньги — проблем нет, а вот сделать так, чтобы не нанести ущерба семейному бюджету... К тому же для меня это часть моей депутатской работы.

— Вячеслав Михайлович, вы член "Единой России". Об этой партии говорят всякое. Вас ранит эта критика?

— Тут такая ситуация. Когда у власти в стране была коммунистическая партия, все ее принципы и идеи были самыми, возможно, гуманными и человечными. Я был членом КПСС, веря в доброе, светлое. Другое дело — люди, которые стоят у власти и осуществляют политику партии. Те люди, которые довели ситуацию до абсурда, до коллапса. Сейчас правящая партия, об этом многие говорят, — "Единая Россия". Опять же политику партии проводят в жизнь ее члены. Например, в коммунистической партии я знал только очень хороших людей. Они были заинтересованы в том, чтобы государство развивалось в создании качественного образования для детей, в поддержке бесплатной медицины. Задачи "Единой России" мне кажутся очень хорошими и правильными, и когда везде все хорошо, об этом никто не говорит. Это же норма. Например, Путин и Медведев пытаются что-то прибавить к пенсии, но такая прибавка в масштабе всей страны стоит миллиарды долларов, даже не рублей. Строительство театра или спортивного зала — это тоже очень большие деньги. Но об этом критики власти не говорят. А говорят они о конкретных случаях. Но когда у нас в стране 140 миллионов, всегда найдутся люди, недовольные чем-то. Другими словами, я считаю, что сейчас это единственная партия в России, которая что-то реально делает, в своих делах я от этого и отталкиваюсь.

— Как технически устроена ваша работа как депутата?

— Мне выделяются определенные деньги, и мои помощники могут проследить, что все траты абсолютно прозрачны и направлены на решение проблем, которые не требуют отлагательств: это детские сады, ясли, проблемы инвалидов и пенсионеров. Это серьезные дела, хотя, может, и не такие глобальные, как дела в масштабах России. Но даже тот самый Дворец культуры — вы бы знали, сколько в него вложено денег, которые выделяются из областной Думы, а также сколько своих знакомых я просил повнимательнее отнестись к этому объекту. И сегодня очень приятно: этот Дворец у нас есть, а могло бы его и не быть. Как, например, нет в Пересвете — там опоздали чуть-чуть — и все…

— Напоследок простой вопрос. Что в последний раз заставило вас расхохотаться?

— Знаете, мне кажется, я все время хохочу, хотя бывает, что смеешься тогда, когда хочется плакать. В последний раз я хохотал на конкурсе "Арабеск" в Перми. И еще, как правило, меня заставляют улыбнуться анекдоты в газете, которая, между прочим, называется "Единая Россия" — вот там на последней странице есть анекдоты, над которыми можно очень хорошо похохотать. Очень ценно, когда смеются сами над собой — если у людей есть юмор, то еще не все потеряно. Мимические морщины, правда, появляются от этого, но чего нам их бояться? Прошло то время, когда мимические морщины были страшной вещью.

ДЕПУТАТ БОЛЬШОГО ПОЛЕТАВизитная карточка

Вячеслав Михайлович Гордеев родился в 1948 году. Народный артист СССР, лауреат премии Ленинского комсомола, лауреат Всесоюзного и международных конкурсов, художественный руководитель Московского областного государственного театра "Русский балет". Увлекся балетом случайно, увидев Галину Уланову в телевизионном фильме-балете "Ромео и Джульетта". В 1960 году поступил в Московское государственное академическое хореографическое училище. Как студент с успехом выступал на гастролях во Франции и Великобритании. После окончания училища был зачислен в труппу Большого театра (являлся премьером до 1989 года). В 1983 году окончил факультет журналистики МГУ, в 1987 году — балетмейстерский факультет Государственного института театрального искусства. В 1984 году возглавил ансамбль "Классический балет", ставший основой Московского областного государственного театра "Русский балет", которым руководит по сей день. Долгие годы его дуэт с балериной Надеждой Павловой служил олицетворением балета СССР. Супруга Майя, пианистка, дети — Любовь и Дмитрий.

О мастерстве

"Плохая игра убивает в зрителях желание посещать балет второй и третий раз".

О времени

"В нестоличных городах была проблема с транспортом. Помню, раньше в Перми люди после десяти убегали из зала. Не потому, что им не нравилось, а просто они понимали, что домой не уедут. Но надо отдать должное руководству города Пермь — там начали делать специальные маршруты, которые развозили зрителей от театра по домам".

О планах

"Моя задача, задача театра и директора Дворца культуры Алексея Вохменцева в том, чтобы показать в Сергиевом Посаде все спектакли "Русского балета".

О тканях

"Те материалы, из которых делались раньше костюмы, сейчас почти не используются".

О скоростях

"Темп жизни сейчас совсем другой. Надо понимать, кто теперь сидит в зале. Раньше при королях, при царях балетные спектакли могли растягивать на несколько вечеров. И люди ходили вечер за вечером: надели другой парик и пошли. Теперь даже трехактный спектакль выдерживают с трудом".

Владимир КРЮЧЕВ 

Газета "Вперед"