НАШИ МЕРТВЫЕ НАС НЕ ОСТАВЯТ В БЕДЕ... А МЫ ИХ?

14 октября 2008 2770

Самые необычные публичные слушания по градостроительству прошли в минувший вторник в Сергиевом Посаде. На них присутствовали замглавы города, городской архитектор, секретарь, пять журналистов и шесть представителей застройщика. Тема обсуждения — благоустройство территории вокруг предполагаемой стройки на окраине Никольского кладбища на Клементьевском поселке. НИ ОДНОГО местного жителя в зале не было. Устроители слушаний сочли, что раз никого нет, то тема никому не интересна, быстро разобрались с формальностями и слушания закончили.

Молчанье — знак согласья

Пишущий эти строки из-за пробки на переезде опоздал к началу слушаний на четверть часа и застал лишь выходящих из зала людей. Состав присутствующих и прочие подробности пришлось узнавать от коллег-журналистов, не скрывавших своего возмущения. Действительно, публичные слушания в пустом зале, совсем без публики — это нонсенс. При этом формальности соблюдены: объявление было опубликовано в газете "Сергиевские ведомости" в начале сентября, а если никто не пришел, так это их проблемы. Наши скромные предположения о том, что жители, может быть, просто ничего не знали о предстоящих слушаниях, были отвергнуты со всей решительностью.

Жители Клементьевки, знайте: планы по благоустройству территории вокруг будущей стройки (какими бы они ни были, благоустройство — понятие растяжимое) вами полностью одобрены, что официально занесено в протокол. Слушания признаны состоявшимися.

Любопытно, что и сама стройка тоже признана одобренной народом — еще год назад, на публичных слушаниях в конце июня 2007-го. Об этом мы с удивлением узнали от городского архитектора Маргариты Оськиной. В свое время наша газета достаточно подробно писала о том, как эти слушания проходили (см. "Вперёд" от 27 июня 2007 года). При заполненном зале "за" строительство в основном выступали официальные представители будущего застройщика, в то время как подавляющее большинство собравшихся, включая депутатов городского и районного Советов, на разный лад говорили, что строить нельзя: есть основания полагать, что эта заброшенная ныне территория относительно недавно была частью кладбища. Теперь выяснилось, что на самом деле таким необычным способом люди просто выражали застройщику свою горячую поддержку.

НАШИ МЕРТВЫЕ НАС НЕ ОСТАВЯТ В БЕДЕ... А МЫ ИХ?Стройка, которая не стройка

Безлюдные слушания, тем не менее, послужили для нас поводом поинтересоваться — как обстоят дела на Никольском и что там сейчас происходит.

Выяснилось много интересного. Например, что стройка уже вовсю идет. Строительная площадка огорожена забором, на заборе висит объявление о продаже квартир, щит с изображением 9-этажного дома, реквизитами застройщика и сообщением о том, что начало строительства – II квартал 2008 года, а его окончание — III квартал 2009-го.

На самой площадке каждый может увидеть вырытый котлован с залитым бетоном фундаментом и торчащими прутьями арматуры. И это при том, что, как нам сообщили в городском отделе архитектуры, РАЗРЕШЕНИЯ НА СТРОИТЕЛЬСТВО ДОМА НА УЛИЦЕ ВОРОБЬЕВСКОЙ ООО "ЮБИЛЕЙ" НИКТО НЕ ВЫДАВАЛ.

Что подтвердили нам и сами представители "Юбилея". Разрешения нет. Но и стройки, по их мнению, тоже пока никакой нет. Большой прямоугольный ров с бетоном — это не фундамент, как могут подумать некоторые несознательные граждане, а всего лишь следствие поисков проложенной через площадку водопроводной трубы, которую застройщик по согласованию с городскими властями переносил в сторону. Оставлять случайно вырытую огромную канаву пустой невыгодно, вот ее и решили использовать для дела. Все равно получение разрешения на строительство — лишь дело времени.

То, что представители ООО "Юбилей" способны провидчески устремлять взор в будущее, безусловно, может лишь радовать. Однако в данном случае налицо нарушение законодательства. Без разрешения на строительство строить нельзя. Тем более в исторической части города, на площадке, которая, судя по многим признакам и свидетельствам, еще несколько десятилетий назад была местом последнего упокоения наших земляков. Споры на этот счет продолжаются, но окончательной, доказательной ясности нет до сих пор. Ближайшие к стройплощадке различимые кресты и могилы находятся на расстоянии примерно трех десятков метров от нее.

Стремление поскорее начать стройку, чтобы потом объяснять всем, что отступать уже все равно некуда, вполне понятно: бизнес не терпит проволочек. Но давайте представим, что доказательства того, что под слоем земли здесь есть человеческие останки, все же найдутся — например, благодаря археологическим изысканиям, которых пока никто не проводил. Как тогда придется квалифицировать действия ООО "Юбилей"?

НАШИ МЕРТВЫЕ НАС НЕ ОСТАВЯТ В БЕДЕ... А МЫ ИХ?История вопроса

Точное время возникновения Никольского кладбища неизвестно, однако историки полагают, что ему не менее четырех столетий. В 1962 году во время земляных работ на Клементьевской улице была найдена каменная могильная плита, положенная в 1636 году на могилу Якова Петровича Дементьева. Этот человек упоминается в исторических документах как участник героической обороны Троице-Сергиевой лавры от поляков в 1608 — 1610 годах. По расчетам историков, на Никольском кладбище было похоронено около полутора тысяч защитников монастыря и Посада тех лет.

В начале XIX века Россия пережила нашествие Наполеона. Боевых действий в нашем городе, к счастью, не было. В 1812 году Сергиевский Посад превратился в большой госпиталь для раненых солдат и офицеров, их лечили как в больницах, так и по домам. Многие, увы, умирали. Их хоронили на Никольском кладбище. О том, что погребенных здесь защитников Отечества было очень много, свидетельствует даже тот факт, что церковь во имя Сошествия Святого Духа была построена на погосте в год 20-летия окончания войны (1832 год) в память погибших воинов.

ХХ век принес новые войны и трагедии. Во время Великой Отечественной войны в Загорске вновь, как и раньше, располагались военные госпитали. Никольское в то время было единственным действующим кладбищем в городе. Всех умерших воинов хоронили здесь. Нередко в братских могилах.

После войны, в августе 1958 года, одно из таких захоронений вскрыли и перенесли останки солдат в братскую могилу на проспекте Красной Армии — там, где сейчас мемориал Вечный огонь. Другие воинские захоронения остались, кости солдат лежат в этой земле по сей день. Неподалеку от предполагаемой стройплощадки сейчас несложно найти могилы людей, умерших во время войны, в 1941 — 1942 годах (сохранились кресты с табличками). Десятки могил безымянны, о многих свидетельствуют лишь холмики.

Официально Никольское закрыли в 1952 году. С тех пор оно как бы перестало существовать. У кладбища даже не было официально обозначенных границ. Постепенно его территорию сокращали. Ближайшие к кладбищу пятиэтажки, гаражи и даже детский садик, по словам родственников когда-то похороненных на Никольском людей, стоят в буквальном смысле на костях. Погост забросили. Дело дошло до того, что в наши дни его территория с формальной точки зрения представляет собой просто пустырь.

Несколько лет назад районные власти выделили ООО "Юбилей" участок под застройку, после обращений местных жителей попытались отменить свое решение, но проиграли дело в суде.

Где границы?

Вопрос о том, где именно проходит граница Никольского, в сложившейся ситуации самый главный. От его решения зависит все.

Если выяснится, что стройплощадка в прошлом все же была частью погоста, стройки, вероятно, не будет. По федеральному закону, застраивать земли кладбищ нельзя.

Если выяснится, что на этом конкретном "пятачке" могил все же не было, а граница кладбища проходила рядом, встает вопрос о санитарно-защитной и морально-защитной зонах. Согласно постановлению Главного государственного санитарного врача России от 25 сентября 2007 года (опубликовано в "Российской газете" 9 февраля 2008 года), санитарно-защитная зона вокруг закрытых кладбищ составляет 50 метров. Морально-защитная зона, согласно инструкции о порядке похорон и содержании кладбищ в Российской Федерации, составляет 10-20 метров.

Естественно, что для их определения нужна некая точка отсчета: вот здесь — кладбище, а здесь уже нет. В прошлом году проблемой озаботился городской Совет депутатов. При нем была создана специальная комиссия, которая провела свои изыскания и выдала заключение, в котором сказано, что граница Никольского кладбища "расположена по ребру дома №33 улицы Воробьевской". Ребро дома, как мы уточнили у строителей, — это его угол. От того, какой именно угол имеется в виду, зависит, попадает стройплощадка в пределы кладбища или нет. Приложенной к заключению карты, если она была, мы найти не смогли.

Совет утвердил заключение комиссии и принял решение, согласно которому главе города Сергиев Посад поручалось в течение шести месяцев оформить границы кладбища в предложенных депутатами пределах.

Решение это не выполнено, и вот почему. Мэр Сергиева Посада Сергей Персианов сообщил нам, что Совет вообще не имел права поручать главе города что-либо по этому вопросу, так как это не его компетенция. Установлением и юридическим оформлением границ кладбища (с топосъемкой, кадастровыми планами и так далее) городская администрация будет заниматься в следующем году. На сегодняшний день на это банально нет средств, работы очень дороги.

Решение Совета, таким образом, можно рассматривать лишь как рекомендательное, юридические границы кладбища оно установить не может. Следовательно, невозможно определить, например, границы защитных зон, так как их просто неоткуда мерить.

Что делать?

На наш взгляд, решение здесь может быть только одно. Так как на сегодняшний день доподлинно не установлено, попадает участок застройки в границы закрытого кладбища или нет, надо установить это со всей определенностью. Помимо работы в архивах (которая может ничего не дать), следует заказать и провести археологические раскопки — единственный объективный в данном случае метод исследования. Расходы на них можно включить в обременение застройщику. Такая практика существует, в том числе и в нашем городе (об этом нам рассказывали застройщики "Островка"). До получения объективных профессиональных заключений надо категорически запретить любые строительные и подготовительные работы на площадке. Хорошо бы, если б Госстройнадзор обратил на них особое внимание.

***

Маленькую Эстонию в прошлом году за перенос праха советских солдат из центра Таллина на его окраину волна всероссийского патриотического гнева едва не расплющила в лепешку. В Сергиевом Посаде, который мы так часто гордо называем "духовной столицей России", на могилах наших солдат и тружеников тыла могут возвести многоэтажный дом. Нам это безразлично? Или все же следует разобраться в связанных с Никольским вопросах досконально?

Александр ГИРЛИН

Фото автора